В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Он не отступил

«Что вас привело в театр? Что вас привело в цирк?» — на этот вопрос чаще всего молодые люди отвечают: «Я так люблю искусство, что без не­го не могу жить».

Но, смотришь, прошли годы, и многие, отдав дань увлечению театром и цирком, спо­койно сидят в партере, избрав дру­гую профессию, живут полно и сча­стливо. И это правильно: если у че­ловека нет настоящей любви к сцене или манежу, нужно уйти. А вот о любви к искусству до самопожертво­вания мне и хочется рассказать. Как и у многих из нас, любовь к театру и цирку зародилась у Саши Аронова еще в детстве. Отец его был ударником производства. Тогда в Московском цирке была ложа для ударников, и он вместе с отцом хо­дил чуть не на все представления. Однажды он набрался храбрости, по­шел за кулисы и «заболел» цирком на всю жизнь.

Незабываемые ощущения первых цирковых представлений, первых спектаклей, первых книг составляют мир мальчика. Он мечтает о героиче­ских приключениях, мечтает быть и Дуровым (дрессирует собаку и гра­ча), и Лазаренко (стоит и ходит на руках), и Игорем Ильинским («пред­ставляет» в домашнем театре). В школе играет уже не каждый ученик. Но у Саши с годами все силь­ней звучит артистическая струна. Он играет во всех школьных спектаклях. «Я переиграл в «Женитьбе» Гоголя всех, кроме Агафьи Тихоновны и Дуняши», — вспоминает он. Но вот пришло испытание. Как раз после окончания десятилетки, когда выпускник Аронов сидел во дворе своего доме, готовясь к экзаменам в ГИТИС, неопытный шофер грузовика по неосмотрительности дал задний ход, юноша был буквально расплю­щен о стену. Долгий год он пролежал в пара­личе. Но ровно через год, на косты­лях, сплошь забинтованный, будто человек-невидимка, он явился на эк­замен, выдержал его на режиссер­ский факультет и... не был принят.

Правильно ли поступили экзаме­наторы? Правильно. Режиссер дол­жен обладать чутким слухом, а у юноши одно ухо выбыло из строя. Режиссер должен обладать зорким взглядом — один глаз не видел. Ре­жиссер должен показать актеру дви­жение — перед ними был парализо­ванный инвалид. Лицо его не двига­лось, походило на застывшую маску. Правильно! Но нет правил без ис­ключения, и Саша Аронов доказал это. В декабре 1940 года должен был состояться вечер, посвященный Дню Конституции. Аронов написал сцена­рий и с азартом автора и непризнан­ного режиссера поставил его с энту­зиастами — студентами первого кур­са актерского факультета. Когда декан режиссерского факультета увидел работу Аронова, то сам пред­ложил ему учиться на режиссерском факультете.

Так Александр Борисович Аронов победил в первом испытании и до­бился осуществления  своей мечты. Началась учеба. И тут дало себя знать то, чего так опасались экзаме­наторы. Не гладко и далеко не ус­пешно учился на первом курсе (сов­местно с присланными на учебу артистами цирка Н. Барзиловичем, братьями В. и А. Макеевыми, С. Куреповым, К. Зайцевым, С. Рудифом) студент   Аронов. Но неудачи не расстроили Ароно­ва, а лишь ожесточили, заставили его еще больше работать. Он усиленно занимается, часами просиживает у зеркала, массируя свое парализован­ное лицо.

Началась война. На десятый ее день Саша Аронов, несмотря на про­тесты врачей, ушел добровольцем в комсомольский батальон Красной Пресни, но через полгода вернулся по приказу о возвращении студентов. Институт уже был в Саратове. Вые­хать туда не удалось. Судьба забро­сила Аронова в Омск. Состав театра драмы был переполнен. Саша посту­пает режиссером и актером в ку­кольный театр. Как передать зритель­ному залу средствами театра кукол мысли и чувства советского человека, желающего в тылу воевать с врагом? Аронов пишет пьесу «В последний час — (окна ТАСС)», сам ее ставит, и кукольный театр неожиданно ста­новится агитатором, зовущим зрите­ля на подвиг победы.

Аронов подружился с режиссе­ром Б. Шахетом, артистами Омского цирка. Шахет учит его цирковой ре­жиссуре, привлекает к постановкам массовых городских представлений в фонд обороны. В 1943 году Аронов получил, на­конец, возможность вернуться в ГИТИС. И тут произошло то, чего никто не ждал: из посредственного студента он стал отличником. На по­лях его работы народный артист рес­публики В. Сахновский, бывший в ту пору художественным руководителем МХАТа, пишет: «Великолепно! Уверяю вас, вы будете тонким, вдумчи­вым, нужным режиссером!», он апло­дирует ему на экзаменах.

«Я считаю Аронова очень способ­ным человеком», — говорит его сле­дующий преподаватель — народный артист СССР Ю. Завадский. Аронов жадно учится — и не толь­ко на режиссерском факультете у Ю. Завадского, но работает у него в театре имени Моссовета ассистен­том режиссера, и не только асси­стентом, но и актером, играя значи­тельные эпизоды и небольшие роли. Но и этого мало! Он поступает на второй, актерский, факультет к на­родному артисту СССР В. Станицыну и делается его ассистентом по классу мастерства актера. Он бессменный режиссер «капустников» — пародийных самодеятельных вечеров ГИТИСа и театра имени Моссовета. Пришли силы, азарт и творческая жадность. ГИТИС    успешно    закончен.   Дипломник Аронов выходит в жизнь. Местом своей работы он избрал Калининский  областной театр.

— Мы сразу почувствовали в Аронове хорошие качества, редкие в начинающем режиссере, — говорит главный режиссер театра народный артист РСФСР С. Георгиевский. — У него была ясность замысла, умение довести его до актера, способность к решению пространственных задач и какая-то, казавшаяся врожденной, профессиональность. А главное — горячий творческий темперамент и на­стоящая любовь к искусству, к труду.

И не только к театральному, но и к цирковому. Аронов параллельно с работой в театре является художе­ственным руководителем в Калинин­ском цирке. Его первые работы — номер «Русские танцы на проволоке», а затем номер комических турнистов Сенечкиных — вызвали большой интерес. Красочными были парады-прологи, эпилоги и тематические спектакли, в которых по-новому рас­крывались дарования артистов цир­ка. Так, например, ныне заслужен­ный артист РСФСР Владимир Довейко впервые в Калинине начал читать стихи и отлично играть в цирковых сценках. И в этом, как он и сам го­ворит, заслуга его первого режиссе­ра Аронова, до встречи с которым Довейко был просто акробатом-пры­гуном. Через несколько лет по пригла­шению Главного управления цирков Аронов переезжает в Москву и ра­ботает режиссером Московского цир­ка и Центральной студии циркового искусства. Он осуществляет ряд ин­тересных постановок: иллюзионный аттракцион Ван Ю-ли, номер с ма­сками (братья Чайковские), иллюзи­онный номер Галсанэ, ставит про­граммы Карандашу, Антонио и Шлискевичу и другим замечательным клоунам; совместно с режиссером А. Арнольдом ведет большую по­становочную работу, создает клоун­скую  группу  «Семеро  веселых».

Аронова приглашают в Московский драматический театр имени К. С. Станиславского. Он ставит спектакли в театре и в цирке. Но совмещать работу в двух местах становится все труд­нее. Надо сделать выбор. Аронов переходит в театр, ставит там такие значительные произведения, (кото­рые до сих пор не сходят со сцены театра), как «Сейлемские ведьмы», «Первый день свободы», «Винтовка № 492116» и др. Он не только ставит, но и играет ответственные роли: фон Шратта («Дни Турбиных»), Крюгера («Домик у моря»), Тюремщика («Крошка Доррит») и др. В этих работах А. Аронов показал себя одаренным актером характерного плана.

Порывал ли А. Б. Аронов за де­сять лет работы в театре с цирком? Формально — да, в действительно­сти — нет! Он выезжал в длительную коман­дировку от Союзгосцирка в Поль­шу для оказания творческой помо­щи артистам цирка, осуществил там несколько интересных постановок. По-моему, самое главное — он написал две интересные повести: «Цирк приехал» и в соавторстве с на­родным артистом РСФСР Валенти­ном Филатовым «Медвежий цирк». Сейчас он работает над большим ро­маном об артисте цирка Льве Осинском, намереваясь завершить его в нынешнем году.

Время от времени он и в Москве осуществлял различные цирковые постановки. Последняя из них — цирко­вой спектакль «Трубка мира» в цирке на ВДНХ с участием Карандаша. В 1965 году Аронов снова вер­нулся на постоянную работу в цирк режиссером-постановщиком. Почему я написал о Саше Аронове? Потому, что знаю его двадцать лет и верю в него, как в художника.
 

Сергей Михалков

Журнал Советский цирк. Сентябрь 1965 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100