В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Они трудились от души

Представление, даже самое блистательное, — это не только выступления талантливых артистов, но и работа многих и многих людей: администратора. конюхов, униформистов. В этой статье я хону рассказать о людях разных цирковых специальностей, сейчас находящихся на пенсии. Их объединяло одно: работа от души, поэтому и посвящаю я им эти короткие, но добрые строки.

БЕЛЫЙ КЛОУН

Я видел многих белых клоунов: старика Приса, Лепома, Теодора, Роланда, Межинского, Генни, Сергея и Дмитрия Альперовых, Лаврентия Лаврова, Джузеппе Демаша. Видел я также молодых Фрателлини, Кароли, Ривсльса.

Белый клоун, если он хорош, — украшение любой программы. В нем сосредоточиваются ум и лукавство, добродушие и злая насмешливость, наивность и хитрость. Короче говоря, он концентрирует в себе то, что составляет суть народного театра, откуда белые и ведут свой род.

Так вот, вспоминая многих белых я на одно из первых мест ставлю Сергея Михайловича Ротмистрова.

В 1933 году он вместе с Александром Сергеевичем Бугровым закончил техникум циркового искусства. Кажется, это был второй выпуск клоунской пары. До них это же учебное заведение окончили только А. Хронусов и В. Супьянов (по афише Анва). Очень скоро Бугров и Ротмистров привлекли к себе внимание, их пригласили на гастроли в Московский цирк. До этого исполнители буффонных сцен называли себя, как правило, сокращенными иностранными именами. Молодые артисты поставили на афишу свои настоящие фамилии.

Обычно белые клоуны выходили на манеж в традиционных костюмах: коротких штанах, шелковых чулках и туфлях. Они белили лицо, выделяя на нем черной или красной краской губы, уши и кончик носа. Получался условный и специфический цирковой персонаж.

Ротмистров белого тона на лицо не клал. И костюм его, с длинными брюками или брюками-гольф, сохраняя какие-то клоунские черты, в то же время приближался к современному бытовому костюму. Персонаж Ротмистрова был весел, шутлив, энергичен. Рецензенты 30-Х ГОДОВ ГОВОРИЛИ О МОЛОДОМ КОМСОМОЛЬСКОМ огоньке артиста. Вместе с партнером они вели антре динамично, избавляя его от грубостей, которыми нередко грешила старая клоунада, и в то же время стремились наполнить клоунские сценки злободневными шутками, придумывая их сами или находя в юмористических журналах.

В 1937 году Бугров и Ротмистров расстались. Не будем, за давностью лет, судить о том, кто из них в этом был виноват.

Обладая небольшим голосом и музыкальностью, Ротмистров вступил в творческий союз с Дамировым, кроме комических сцен стал исполнять с партнером куплеты на злобу дня. Позже оба перешли в Театр оперетты, где Ротмистров играл роли простаков. Но говорят: кто на цирковой арене износил хоть пару сапог, обязательно на нее вернется. Вернулся и Ротмистров. Он привел с собой нового партнера М. Михайлова и подготовил из него рыжего. А так как Михайлов цирковыми приемами не владел, то номер их строился на словесных шутках и диалогах. Позже, асе в том же амплуа белого клоуна Ротмистров выступал в паре со знаменитыми рыжими — Мишелем (М. П. Калединым), Лоренцо (Н. Л. Лавровым). Но почти всегда оии исполняли не традиционные, а современные специально для них написанные литераторами антре: «Музей воспоминаний», «Болуга в собственном соку», «Дух янки» и другие. И если рыжий прибегал к несколько нарочитому комикованию, то белый всегда умел направить антре по правильному руслу, заставить зрителей понять заложенную в него идею. Но это не мешало Ротмистрову сохранять необходимую для белого веселость.

Интерес к современности, стремление активно обращаться к наиболее актуальным темам заставили Ротмистрова перейти на амплуа исполнителя монологов и куплетов. Здесь он выявлял свой актерский темперамент, увлекая им зрителей, говоря с ними о животрепещущих событиях современности.

В борьбе за новые принципы клоунады свое слово сказали многие артисты. Хотелось, чтобы никто из них не был забыт, так как делали они трудное и очень важное для советского цирка дело. Что же касается Ротмистрова, то его роль в этом процессе достаточно велика.

РЯДОВОЙ АДМИНИСТРАТОР

Григорий Михайлович Мордухович родился в Иркутской губернии в бедной семье и после смерти отца ему пришлось с одиннадцати лет думать о заработке. Он устроился мальчиком ма побегушках (сейчас сказали бы курьером) в Агентство по отправке грузов.

В годы гражданской войны Мордухович находился в рядах Красной Армии, правда, не в боевом подразделении, а о должности писаря в банно-прачечном отряде. Боролись с сыпиым тифом. Тогда это был очонь грозный противник.

Демобилизация застала Мордуховича в городе Кургане, и там он поступил на должность кассира в народный дом, а оттуда перешел на должность администратора в драматический коллектив. Этот коллектив первый начал обслуживать населенные пункты крайнего Севера, добираясь, например, до Бодайбо на оленях при морозе в 50 и больше градусов. А впереди так же на оленях ехал организатор спектакля.

Когда в Свердловске создали Театр юного зрителя, Мордуховича пригласили туда как опытного работника. Летом, там же в Свердловске, ом работал в мюзик-холле, выступления которого проходили а саду имени Вайнера. После окончания сезона отправился в Москву и устроился на должность администраторе в Бюро открытых концертов Государственного объединения музыки, эстрады и цирка. Тут и произошла его встреча с М. Качуринером, возглавлявшим группу из девяти артистов-лилипутов. Они выступали на утренниках на сцене московского мюзик-холла, разыгрывая миниатюры. Мордухович проработал в этом коллективе почти сорок лет. За эти годы произошло много изменений, и прежде всего был создан оркестр лилипутов, котооый затем перешел ма работу в цирк, где занял положение одного из крупнейших аттракционов...

Скажут: ну а причем здесь администратор?

Но так скажут только те, кто не в курсе цирковых дел. Ведь аттракциону принадлежит большое имущество: музыкальные инструменты, специальный пол, реквизит, костюмы. За всем этим надо следить, ремонтировать, перевозить из одного цирка в другой. К тому же коллектив постоянно готовит новые номера и целые постановки, значит, надо и о них заботиться. А вся сумма сложных взаимоотношений с бухгалтерией, с администрацией гостиниц, с железнодорожными кассами? Дело артиста выступать и репетировать. Его прежде всего должны волновать творческие вопросы, что же касается организационных дел, то хороший администратор их берет на себя. И Мордухович был занят в цирке с утра до вечера. Артист нервничает — его надо успокоить, к другому артисту приехала мать — надо устроить жилье, а вот эти двое хотят обязательно жить рядом — надо и об этом позаботиться. А тут еще возникло недоразумение по ходу представления — и его надо немедленно устранить. Словом, дел хватало.

Так и работал Мордухович в этом знаменитом эксцентрическом оркестре с 1934 года, отдавая все свои силы, весь свой огромный опыт любимому делу.

СТАРЫЙ ДИРЕКТОР

В конце 20-х и начале 30-х годов, когда страна приступала к бурной индустриализации, вместе с новыми заводами, зачастую опережая жилищное строительство, вырастали цирки. И это было закономерно. Со всей страны на стройки съезжались рабочие, иногда впервые покинувшие родные деревни. И конечно, они хотели нс только по-новому работать, но и по-новому отдыхать. Цирки с их чудесами, весельем, поэтизацией физического труда особенно привлекали.

Нс буду брать всю страну, но только на Урале и в Западной Сибири цирки работали: в, Челябинске, Перми, Нижнем Тагиле, Магнитогорске. Надеждинске, Лысьве, Омске, Прокопьевске, Новокузнецке, Ижевске, Березниках, Томске, Новосибирске, Анжерке, Тюмени, Кемерово. И это, вероятно, еще не полный список. В Свердловске работали два цирка — один в центре города, другой — в районе Уральского машиностроительного завода.

Конечно, денег в ту пору на строительство цирков отпускали мало и железобетонных гигантов не возводили. Цирки строили обычно из досок и бревен, в зале стояли не кресла, а лавки, отапливали помещение при помощи голландских, а то и просто железных печей.

Но успех в этих цирках артисты зачастую имели отменный и выступали в трудных условиях от всей души. Надо отметить, что и тогда было немало хороших номеров, артистов самой высокой квалификации.

Свердловск находился на особом положении, тогда он уже считался центром промышленного Урала. Вот почему в Управлении цирками особенно задумывались, кто сможет занять место директора Свердловского цирка. В результате остановились на кандидатуре Давида Осиповича Млинариса и нс прогадали.

Родом Млинарис из Одессы. В 1914 году начал работать администратором в театре «Фарс» М. Чернова и В. Вронского, потом в оперетте под руководством Д. Августова, а оттуда перешел в драматический театр, гдо главным режиссером был А. Гриппич — один из крупных мастеров советского театра, чьи лучшие постановки определяют как классические.

Работал Млинарис и с гастролерами: с известными эстрадными и цирковыми куплетистами А. Громовым и В. Мили-чем, с выдающимся пианистом Г. Гинзбургом. Короче говоря, это был весьма опытный администратор.
И вот в 1930 году он приехал в Свердловск. Здесь, на площади, которая тогда называлась Хлебной, находился цирк. Вскоре площадь эту решили реконструировать, а цирк снести. Тогда Млинарис нашел новое место, неподалеку от Центральной гостиницы. Оно ему понравилось, потому что рядом должна была пройти трамвайная линия — значит, зрителю будет удобно подъезжать к цирку. Управление цирками на строительство нового здания не смогло выделить ни копейки — не было денег. Кредитовал город. И вот в 1933 году деревянный цирк под брезентовой крышей был готов. А через год брезентовый верх заменили деревянным куполом. Это был тогда самый большой цирк в СССР. Он вмещал 3100 зрителей.

Замечу, что именно в этом цирке, называвшемся времянкой, шли представления до 1973 года...

Что же касается Млинариса, то он проработал в Свердловске много лет, потом возглавлял передвижной цирк N9 6. А переехав в Москву, работал администратором в Концертном зале имени Чайковского и в Театре киноактера.

Теперь, когда Млинарис на пенсии, он пишет свои воспоминания. В нескольких номерах журнала «Урал» появились отрывки из них. Там рассказано о работе цирка в Свердловске, о работе театров в Одессе и о тех знаменитых артистах, с которыми встречался автор воспоминаний.

ПОСЛЕДНИЙ В СВОЕМ РОДЕ

Стали забывать, что до самой Великой Отечественной войны действовали цирки, не входящие во Всесоюзное объединение, подчиненные местным управлениям. Сейчас такой цирк, кажется, функционирует только в Томске.

Кто-то, может быть, даже удивится, что зимние цирки в 30-е годы с успехом, часто при полных сборах, давали представления в Мариуполе, Славянске, Зугдиди, Нлдеждинске, Березниках, а летние играли во Владимире, Житомире, Сызрани, Ельце, Старом Осколе и многих других городах, куда теперь и передвижки не заглядывают. Конечно, в таких цирках меняли программу не реже двух раз в месяц и постоянно придумывали нечто такое, что бы привлекало публику. Многие номера из таких цирков перешли на центральные арены. Приведу один пример: прямо из цирка, работающего на строительстве Уралмаша, который был тогда отдаленным районом Свердловска (в центре города находился государственный цирк), в Москву приехала группа акробатов Беляковых (Венедикт), и здесь она имела огромный и заслуженный успех.

Работали в подобных цирках люди, именуемые художественными руководителями, главной обязанностью которых являлось составление программ, приглашение артистов.

Но художественный руководитель обязан также и деревянный цирк построить, и манеж подготовить, и в роли инспектора манежа выступить, и работу касс, в том числе выездных, организовать.

Среди художественных руководителей большую известность приобрел Иоанн Михайлович Чарский, по преимуществу работающий на Украине. Сын рабочего, вынужденный из-за материальных недостатков выйти из городского училища, он в 1910 году, в возрасте пятнадцати лег, поступил на работу в драматический театр: афиши клеил, по городу с бумагами бегал, а вечером, как статист, выходил на сцену, а иногда даже суфлировал. Летом, когда театр уезжал, Чарский переходил на работу в цирк, становился униформистом, билетером, рабочим по уходу за животными, ночным сторожем, а если нужно, то и кассиром. Школа была суровая, но дала она много.
В 1915 году Чарского призвали в армию и отправили на фронт. Потом он до 1921 года служил в Красной Армии. После демобилизации приехал о Херсон, чтобы вновь вернуться к своим любимым делам. Он организовывал работу каруселей и сам же их вращал, проводил гастроли аттракционов, выступающих в садах, был кассиром тиров и качелей.

В 1923 году известный цирковой предприниматель П. Дротянким предложил Чарскому построить в Херсоне деревянный цирк. И тот за месяц построил здание на две тысячи мест с конюшнями и закулисной частью.

Позже Чарскому приходилось сотрудничать с самыми знаменитыми цирковыми деятелями: борцом К. Булем, дрессировщиком зверей Л. Ивановым (он организовывал гастроли зверинца и паноптикума), клоунами Л. и К. Таити, акробатами Кадыр-Гулям и другими. Постепенно все они переходили на работу в государственные цирки, а Чарский продолжал открывать сезоны в относительно небольших городах, где цирки оставались принадлежностью горсоветов.

Впрочем, с 1939 года и он стал работать в системе госцирков, был заместителем директора в Кирове, Ярославле и Тбилиси.

А когда в 1945 году вернулся в Херсон, то ко дню Победы, 9 мая того же года, открыл городской цирк-шапито на Театральной площади.

Это было последнее предприятие, которым он руководил. Тяжелая болезнь глаз заставила перейти на пенсию.

Сейчас Иоанну Михайловичу Черскому 80 лет, он по-прежнему живет в Херсоне и переписывается, кажется, со всеми старыми цирковыми деятелями. И всегда интересуется, чем сегодня живет молодежь, что новое придумывает и вносит в цирковое искусство.

Ю. ДМИТРИЕВ

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100