В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Оркестр Кима Назаретова

Ким НазаретовОбычно, рецензируя выступления биг-бзндов, мы сразу же отмечаем оригинальность композиций и аранжировок. Всегда можно ощутить, насколько мы самостоятельны в этом виде музыкального искусства. однако ростовский джаз-оркестр под руководством Кима Назаретова никаких открытии не делает, он просто играет джазовую классику,играет ее необычайно вдохновенно, c каким-то радостным упоением.

Это Дюк Эллингтон и Каунт Бэйси, Тзд Джонс и Александр Цфасман, То есть музыкаль­ный материал разных десятилетий, но зато, как принято считать, прочно задер­жавшийся в нашей слуховой памяти.

Существуют два способа исполнения классики джаза. Первый связан со скру­пулезны м и точным восстановлением звучания прошлых лет, его мы обозначаем понятием «ретро». Второй же заключается в   исполнении старого материала языком современного джаза. Именно так посту­пают ростовчане. Оркестр Назаретова играет джазовую классику a стиле совре­менного свинга.

Само существование оркестра, его известность и его проблемы — новое нап­равление в нашем искусстве. Но вначале небольшой экскурс в историю джаза.

Биг-бэнд, классический состав джаз-оркестра, появился в середине 30-x годов. Его становление было связано c расцветом танцевальной музыки, со стилем «свинг». Медная группа из восьми инструментов (4 трубы, 4 тромбона) то бойко перекли­калась c мягкой и коварно-игривой груп­пой из пяти саксофонов, то образовывала вместе c ней мощные аккорды-рывки на фоне четкой работы ритм-секции (фор­тепьяно, гитара, Контрабас, ударные). Что­бы удовлетворить потребности танцзалов, cocras мог быть и меньшим, но аранжи­роащиками предусматривалось именно такое взаимодействие инструментальных групп. Каждый оркестр стремился найти свой неповторимый колорит, свое звуча­ние, чему способствовали и необычные тембровые «сложения» и импровизирую­щие солисты.

B последующие десятилетия малые импровизационные ансамбли потеснили биг-банды в епархии джаза, a вокально-инструментальные ансамбли — в области популярной эстрады. Если в начале 60-х на нашей сцене выступало более двухсот биг-бзндов, то в начале 80-х — только три. Выжили те, которые, уступив эстрад­ность и развлекательность ВИА, сумели обратиться к сложным филармоническим программам. Y каждого коллектива ока­зался свой, в чем-то неповторимый путы но общим стало утверждение самостоятельности в репертуаре, в организации самого звучания, в творческом освоении стилей современного джаза.

И, тем не менее, красной нитью проходила любовь к джазовой классике. Вспомним, каким успехом пользовались концертные программы и пластинки ор­кестра O. Лундстрема c мнллеровской и эллингтоновской тематикой, вспомним «Антологию джаза» в «Cовременнике» A. Кролла илн диск «Произведения Доска Эллингтона играет ансамбль «Ме­лодия» биг-банд остался любимой школой джазовых и эстрадных музыкантов. И если гастрольно-коммерческий прокат мог обойтись тремя коллективами, то огром­ная армия профессиональных исполни­телей и поклонников классического свин­га вызывала к жизни во многих городах любительские оркестры. Калининградский «Ритм» B. Авдеева, челябинский «Полети O. Плотникова, оркестр A. Сарманта в минском джаз-клубе и многие другие удовлетворяли потребности пусть узкой, но зато очень сплоченной, требователь­ной и заинтересованной аудитории. Прав­да, функционирование таких биг-бзндов было часто осложнено необязательностью клубных учреждений, a иногда и самих музыкантов. Поэтому в значительно луч­шем положении оказались оркестры, воз­никшие на открывшихся в 70-e годы отделах эстрадно-джазовой специализа­ции музыкальных учнлищ. Cамые сильные из них, составленные из преподавателей и  студентов, смогли стать зaметным явлением в музыкальной жизни своего города, а иные — и в масштабе страны. 

Оркестр Кима Назаретова

Именно таков джаз-оркестр Ростовского училища искусств под руководством Кима Назаретова. Коллектив «прогремел» впервые на джазовом фестивале в Куйбышеве в 1976 году, затем успешно выступал на на сильнейших по составу джазовых праздниках в Ленинграде н Донецке, наконец, в 1984 году в Москве оркестр Назаретова закрывал программу фестиваля. И, конечно же, в репертуаре всегда была по современному исполненная, «нас одетая» джазовая классика. Или скажем так: прежде всего — классика. Потому что это учебный коллектив, и музыкантам необходимо «пройти» хрестоматию орке­стрового джаза. И материал ростовча­нами освоен так, что его окончательное прочтение доставляет слушателям наслаж­дение. Оркестр играет ярко, броско, темпераментно, великолепно владеет не­обходимыми для современного свинга динамическими перепадами. Внешняя по­дача тоже празднична. Видно, что все получают удовольствие от совместного процесса музицирования.

Тон задает сам Назаретов. Легкий и подвижный на сцене, он рождает отноше­ние к музыке, вдохновляет. Жестов y него немного, он не тактирует, хотя, конечно, указывает вступления, обозначает акценты. Но и музыканты-то посматривают на него не для прибавления уверен­ности в правильности прочтения ритмиче­ских рисунков (в общем-то, заученных), a потому, что он «зажигает» их, радует­ся за музыку, наслаждается исполнением. В оркестре случаются погрешности. Ну и что ж? Бывает. Это не вызывает y него немедленной гримасы огорчения. Должна жить и выправлять все на Месте радостная игровая атмосфера!

Биг-бэнд — страсть Назаретова. Он играл в джаз-оркестрах, когда сам был студентом Ростовского училища искусств. Организовал джаз-оркестр в Харькове, когда учился в консерватории. Oкончив ее по классу фортепьяно, вернулся в род­нен город, начал преподавать в училище (класс специального фортепьяно) и сразу же организовал биг-бзнд. Поэтому, когда в 1974 году возникла эстрадно-джазо­вая специализация, лучшей кандидатуры руководителя нового отдела быть не могло. За десять лет работы Назаретову далось не просто «сложить» инструментальный состав, ему удалось создать

коллектив единомышленников. Выпускников училища не надо уговаривать, они сами остаются в оркестре. Среди них саксофононист Карп Денелян - импро­визатор номер один, темпераментный и безoшибочный. Или другой саксофонист, Евгеннй Гнездилов, выпускник ростовского музыкально-педагогического инсти­тута и аспирантуры института Гнесиных, a ныне педагог отдела. C самого начала в руках преподавателей — ритм-секция. За роялем — Николай Ионесян, иногда подпускающий к инструменту наиболее достойных учащихся, y контрабаса — всег­да улыбающийся и счастливый от хорошей музыки Игорь Егоров, a за ударной установкой — опытный Михаил Левин, играю­щий c невозмутимой точностью и даже некоторой отстранённостью.

Среди помощников и единомышлен­ников Назаретова следует выделить еще двоих. Прежде всего, это дирижер Виктор Кутов. Он главный репетитор оркестра, он же пополняет репертуар аранжировками. Второй незаменимый помощник — тромбонист Яков Кюльян,  в прошлом солист Государственного эстрадного оркестра Армении, участник многих джазовых фестивалей.  Он взял на себя нелегкий труд по администрированию. «Включиться в упряжку» настолько, на тромбоне, что иногда уже не играет на тромбоне, хотя именно его неповторимые кантилены не хватает в программах оркестра.

У коллектива напряженные будни – это общие и групповые репетиции.

Замены исполнителей не проходят безболезненно и в профессиональном составе, a что же тогда говорить об оркестре студенческом?...

 Для того, чтобы возникала преемственность, в училище организован второй джаз-оркестр из учащихся млад­ших курсов. Под руководством трубача Михаила Радинского он выступил на фести­вале в Куйбышеве в 1980 году и занял призовое места на празднике биг-бэндов в своем родном городе. Наиболее успеш­ные исполнители иногда досрочно, то есть уже на младших курсах, переходят в «высшую лигу», в оркестр Назаретова.

Секрет ростовского феномена, как мне кажется, в том, что Назаретов, педагоги эстрадно-джазового отдела и руководство училища не замкнулись на самом учебном процессе. Их деятельность шире. Они оза­бочены не только студенческими Сессия­ми, текущей успеваeмостью, но и уровнем музыкальной культуры города в целом. Оркестр не раз участвовал в «Донской музыкальной весне», «Неделе музыки для Детей и юношества». Эстрадно-джазовый отдел — это и методический центр, и джаз-клуб, и лаборатория для ростовских композиторов, и, если хотите... бюро по трудоустройству. Многие выпускники идут работать в детские музыкальные школы и, таким образом, подготавливают будущих исполнителей на духовых инструментах. Установлена также тесная связь между училищем и Ростовским объединением музыкальных ансамблей. Лучшим учащим­ся разрешено проходить практику в оркестрах и ансамблях городских варье­те, a работники ОМА на базе училища организуют курсы по повышению квали­фикации.

Все это было бы абсолютно невозмож­но, если бы не энтузиазм н бесконеч­ная энергия Назаретова. Его целеустрем­ленность н трудолюбие передаются его коллегам, его оркестрантам, без этих качеств не было бы ни инструментов, Ни аппаратуры, ни костюмов, ни первого в стране эстрадно-джазового отделав му­зыкально-педагогическом институте, ни первого в стране фестиваля биг-бэндов.

У оркестра много понлоиников. Среди них композитор Мурад Кажлаев, который предложил ростовскому коллективу боль­шую серию авторских концертов (Москва, Ленинград, Донецк, Баку, Тбилиси, Махач­кала). «Я счастлив нашей дружбой, — сказал композитор,— залог успеха оркест­ра — высокая творческая дисциплина».

«Высокая творческая дисциплина» — одновременно и комплимeнт и литератур­ный штамп. Разве мог бы без такой дисциплины существовать какой-либо кол­лектив? Разве этого нет y наших уважаемых концеpтных биг-бэндов? Осмелимся ут­верждать, что в оркестре ростовских студентов мастерства даже несколько меньше, чем y московских профессио­налов, но зато чуть больше вдохновения, энтузиазма. И когда речь идет не o запи­си в студии, a o живом концерте, это многое решает.

B Ростове нелегко попасть в зал фи­лармонии, когда играет оркестр училища искусств. Отчасти это и ностальгия по свингу, по классическому джазу, отчасти гордость за своих, ростовчан. Но это также и признание той роли, которую играет джаз в жизни современного чело­века. Ростовский оркестр Кима Назаре­това, покоряя ритмической упругостью, темпераментом солистов, слаженностью инструментальных групп, напоминает слушателям o «вечнозеленой» красоте классического джазового наследия, про­буждает интерес к сложному искусству джаза, дарит людям радость.

 

ВЛАДИМИР ФЕИЕРТАГ

P. S. Когда статья была уже написана, стало Известно, что Указом Верховного Совета РСФСР КИМУ АВЕДИКОВИЧУ присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Журнал Советская эстрада и цирк. Январь 1986 г.

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100