В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

От всех нас зависит успех циркового представления

Михаил Николаевич Румянцев, когда мы вместе с Юрием Никулиным работали в его группе, «вето говорил: «Мой успех — ваш успех, ваш успех — мой успех».

Повторял он это не ради красного словца. Всегда и по всем он следовал такому принципу: будь ты руководитель прославленного аттракциона, чье имя пишется крупными буквами на фасаде цирка, или исполнитель самого рядового номера — прежде всего обязан думать об успехе всей программы.

Хочу подчеркнуть, что тогда Карандаш был уже очень популярен, а мы, его партнеры, делали свои первые шаги на арене. Но он с присущей ему настойчивостью следил, чтобы наши, тогда еще никому не известные фамилии непременно стояли на афишах, указывались в программках. Так Михаил Николаевич старался подчеркнуть, что всe мы вносим свою долю а успех представления, являемся его равноправными участниками.

Надо отметить, что Михаил Николаевич как тогда, так и по сей день внимательно относится ко всем исполнителям, которые выступают с ним в одной программе, охотно и заинтересованно советует им. какие внести изменения в композицию номера, как лучше исполнить тот или иной трюк.

Такое внимательное отношение к товарищам, когда артист не отделяет свой успех от общего, встречаешь постоянно. В свое время мне довелось работать в одном коллективе с Валентином Филатовым. Уже в те годы «Медвежий цирк:» пользовался большой известностью, о нем писали в газетах, зрители бурно аплодировали четвероногим артистам, а самого дрессировщика подолгу не отпускали с манежа. Казалось бы, чего Филатову волноваться, удачно ли выступят остальные участники программы? Но мы убеждались — его заботило, как воспринимается зрителями осе представление.

Тогда мы с Никулиным только начали самостоятельно демонстрировать комическую сценку «Маленький Пьер». Филатов опекал нас, молодых комиков, и, кстати, по его инициативе именно а то время мы попробовали свои силы п амплуа коверных. Не только он, но и другие участники программы готовы были поделиться с нами своим опытом и знаниями. Мы с Никулиным с благодарностью вспоминаем о той помощи, которую окозали нам талантливые мастера клоунады Сергей Любимов и Георгий Кадников. Чувствовалось, они совершенно искренне хотели, чтобы мы. молодые артисты, выступили удач-но. У них не было и тени ревности — а вдруг на нашу долю достанется больше аплодисментов, наши шутки вызовут больше смеха? Они понимали — чем веселее будут репризы, тем праздничнее станет весь спектакль.

Обо всем этом я рассказываю, стремясь возможно убедительнее показать, что забота о товарищах, об успехе всего представления присуща советским артистам, с этим встречаешься ежедневно. И, откровенно сказать, странно бывает, когда кто-то, пусть вполголоса, со злорадством говорит о чужом срыое или за глаза поносит номер товарища, но и пальцем не пошевелит, чтобы помочь ему улучшить выступление.

Опытный артист, конечно, понимает, что хотя у каждого из нас свой номер или свои репризы, но представление — нечто цельное. Сейчас часто пишут: «цирковой спектакль». Мне кажется, это не случайно, этим подчеркивают, что представление как театральный спектакль имеет свою драматургию, свою законченную форму. Говорится: «Из песни слова не выкинешь». Так же из хорошо построенной программы нельзя изъять номер или переставить его. Здесь осе взаимосвязано: и парад-пролог, и номера, и репризы коверных, и финал. Но если представление построено неудачно, то его не спасет и аттракцион, обладающий многими достоинствами.

Недавний случай. В Москве в программе "Мечте на встречу", в которой выступали мы с Никулиным, участвовали молодые гимнасты но ремнях братья Пантелеенко. Номер их интересный, трюки в нем оригинальные, но я обратил внимание на такую, казалось бы, мелочь. Ребята спускали сверху на нарядный ковер манеже длинные концы ремней, они ложились некрасивыми хвостами, выглядело это неряшливо. Я посоветовал молодым гимнастам избавиться от этой небрежности. Они точнее рассчитали длину ремней.

Разумеется, делать замечания надо тактично, чтобы не обидеть человека. Пусть тот, кто поучает, имеет многолетний опыт, его заслуги отмечены почетным званием, а обращается он к молодому артисту, чьи промахи ток ясно видны, и все же не должен появляться менторский тон. Важно и другое — чтобы тот, кому дастся совет, воспринимал его без обид, не возмущался: «Как это меня берутся поучать!» Любое замечание следует выслушать внимательно, даже если и не соглашаешься с НИМ.

Приведу такой случай из нашей с Юрием Никулиным практики. Мы в программе «Мечте навстречу» исполняли репризу «Бревно». Проходила она с успехом. Но однажды подошел ч нам молодой артист и сказал, что если Никулин в такой-то момент иначе ухвотит бревно, будет более убедительно показано, что оно очень тяжелое. Казалось бы, можно отмахнуться от случайного замечания: реприза, как говорится, проверена на зрителях, во время ее исполнения в зале звучит смех. Но мы с Никулиным подумали и последовали доброму совету. Со стороны многое бывает виднее. Еще раз повторяю— какое бы положение ни занимал артист, он должен уметь внимательно выслушать замечания в свой адрес.

Теперь о том, что иногда приходится поступиться и личными интересами ради товарищей — речь идет о распределении времени для репетиций на манеже. Как было образно сказано в одной статье, манеж «никогда не остывает». Действительно, часто бывает очень трудно так расписать репетиционное время, чтобы полностью удовлетворить всех участников программы. 8 этом случае очень хорошо, когда артисты учитывают потребности не только свои, но и товарищей. Если есть возможность, они отрабатывают какие-то элементы номеров за кулисами, в фойе, а в теплое время года—во дворе цирка. Или же исполнитель, скажем, жонглер, «делится» манежем с другими, он репетирует, а в стороне тренируются силовые акробаты, «жмет» стойки эквилибрист.

Но мне рассказывали о таком случае. Один руководитель иллюзионного аттракциона решил подновить пол, на котором выступает. Пол с утра уложили на манеж, покрасили. Краска сохла, и никому нельзя было выйти потренироваться. Зачем же надо было занимать манеж для покраски секций пола, когда для этого, конечно же, можно было найти иное помещение. Вот вам пример того, как артист забывает об общих интересах. И туг же мне вспоминается Александр Кисс. Широко известна его работоспособность, он тренируется по 4—6 часов в день, еще и еще раз повторяет свои рекордные трюки. Но никогда не требует себе манеж на продолжительное время. Находит возможность репетировать за кулисами. А когда выходит на арену со своим реквизитом, насколько я заметил, не возражает, чтобы кто-то еще работал рядом с ним над своим номером.

Нужно ли напоминать, что забота о цельности представления — это не только проявление внимания к товарищам, это и внимание к нашим зрителям. Представление должно увлекать сидящих в зале. Построение его — тонкое искусство. Никак нельзя свои личные соображения противопоставлять замыслу режиссера-постановщика. А ведь бывает так: один исполнитель требует, чтобы его номер был непременно поставлен в конце первого отделения, другой хочет заканчивать второе. Подобные требования высказываются обычно без учета того, как складывается все представление. Тут трудно усмотреть заботу об общих интересах, о стройности программы, о ее энергичном ритме, хорошем темпе.

Отдельно скажу об участии артистов в парад-прологе и финале. Известно, финал, пролог — неотъемлемые части программы. Однако случается, что иные артисты, выступив в первом отделении, не хотят ждать финала. Но когда в эпилоге появляются явно поредевшие ряды исполнителей, это сразу снижает праздничность представления. Несколько сиротливых фигур на арене выглядят убого. Получается, вроде бы артисты не желают попрощаться со зрителями.

Некоторые артисты считают для себя обременительным выйти и а пролог. А если выходят, то будто великое одолжение делают. Стоят на арене со скучающим видом, публику рассматривают. Видно, не понимают, что пролог настраивает зрителей на определенный лад, а от этого в какой-то мере зависит, как будут восприниматься затем номера. О таком скучающем на арене думаешь — неужели тебе трудно проникнуться общим праздничным настроением?

Меня удивляют жалобы некоторых коверных на то, что им приходится участвовать в различных номерах. Я и Юрий Никулин считаем своим долгом помогать артистам других жанров, когда надо, раэыгрываем репризы, включенные в выступления иллюзионистов, дрессировщиков, эквилибристов, акробатов. Например, в аттракционе дрессировщика АЛ. Симонова в сценке медвежьего КВН текст обычно читал инспектор манежа. Юрий Никулин взял ка себе роль комментатора и постарался, чтобы сценка «КВН» проходила живее, забавнее. Или, скажем, такое: очень часто в номере «Танцы на проволоке» исполнительница якобы случайно роняет веер. Пока ко верный поднимает и возвращает ей веер, она успевает подготовиться к следующему танцу. В такой сценке комику трудно проявить себя, и все же стараешься изобретательнее, веселее заполнить паузу.

Не только мы, клоуны, но и артисты самых разных жанров выходят на арену во время выступления других исполнителей, они берут на себе обязанности ассистентов, пассировщиков. Это закономерно. Тот, кто хорошо знает законы искусства манежа, принесет больше пользы, чем приглашенный со стороны. А иной раз выполнит то, что просто нельзя доверить новичку. Исполнители из самых различных номеров помогают быстро, без суеты установить клетку для демонстрации хищных животных, принимают участие в иллюзионных аттракционах. Но мне хочется особенно выделить пассировщиков. Пассировка дело трудное, кроме умения она требует нервных и физических усилий. Ведь артист берет на себя ответственность за здоровье, наконец, жизнь товарища. Пассировщик должен быть готов п любой момент прийти на помощь, он постоянно в напряжении. Зрители обычно не обращают внимания на человека, одетого в костюм униформы (кстати, так и должно быть), но от него, от пассирсвщика, зависит, чтобы сложный номер был исполнен успешно, без трагического срыва.

Зсем советским людям присуще чувство коллективизма, забота об общих интересах, об общих успехах. Нетерпимо отклонение от этих норм. Ни в большом, ни в молом артист не должен противопоставлять свои личные интересы общим. Долг каждого из нас — заботиться об успехе представления, о новых достижениях нашего любимого искусства.

М. ШУЙДИН, заслуженный артист РСФСР

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

ремонт кожаных изделий в спб