В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Падение Икара

Произошло это на моей родине в Рижском цирке. С колосников, а это примерно 15 метров высоты, упал человек, наш плотник дядя Ёнос. 

Об  этом  даже  все  газеты  писали,  не  читали,  нет?.. Ну  что  вы!   Загадка  в  том,   что  он  остался  жив  и  ни  царапины.

 - Ну,  это  похоже  на  анекдот – высказал  сомнение  один  из  артистов, - с  15 ти  метров  и  без  царапины?  Мистика  какая-то,  что  с  парашютом  что-ли?

- Нет,  ну  зачем  же  с  парашютом,  всё  гораздо  проще,  случай  подарил  ему  жизнь.  Статья  в  газете  так  и  называлась  «Падение  Икара».  Правда,  греческий  Икар  упал  в  море,  а  наш  рижский  в  кучу  свежих  опилок.  -Пьяный  был?  -В  том –то  и  дело  что  совершенно  трезвый.  А  произошло  это  следующим  образом:

 В  манеже  шла  смена  опилок,  старые  убрали,  а  свежие  только  что,  завезли,  а  запах  стоял,  как  в  сосновом  лесу.  Куча  была  выше  моего  роста,  её  уже  хотели  разбросать,  но  униформу  срочно  вызвали  на  разгрузку  багажа  вновь  прибывших  артистов.  А  когда  вернулись,  видят  о  чудо!  Человек  летит.

  - Икар  что-ли?  -Ну,  да  он  самый.  Вначале  подумали , что  показалось,  однако  нет.  Ну,  там  ладно   кто-то  бы  один  видел,  всем- то  не  может  показаться.  И  что  интересно,  падение  было,  а  человека нет. 
 
- Как  нет,  куда  же  он  делся?

   - Слушай  дальше,  ну  упал  кто-то,  все  же  видели  что  упал..  Осветители  тоже  видели.  Видела  и  буфетчица,  а  буфетчицы  все  такие все  глазастые,   что   за  спиной  и  то  видят.   Получается  уже  человек  двенадцать  в  свидетелях.  Униформисты,  медленно  все  вместе,  как  в  фильме  ужасов,  стали  подходить  к  куче,  и  тут  видят  присыпанного  опилками  человека.  Он  лежит,  глаза  открыты  и  не  двигается,  видать ,  до  смерти  напуган.  Оказывается  это  наш  плотник  дядя  Ёнос.  Его  спрашивают, - дядя  Ёнос  ты  жив?  А  он  ни  слова  в  ответ,  вот  что  делает  страх  с  человеком.

Ну,  побежали  звонить  в  скорую.  Там  спросили,  что  случилось?

  - Упал  человек.

  - Откуда?

 - С  подкупало  цирка.

 - Жив-?

  - Не  знаем,  вроде  жив,  глаза  открыты  испуганные,  а  там  кто  его  знает.

 - Будут  испуганные,  коль  с  подкупало  цирка.  Приехала  скорая.  Спрашивают

 - Где  пострадавший?

  Им  ответили – лежит  в  манеже  на  опилках  Они  в  манеж,  а  там  никого.

  - Ни  надо  шутить – сказала  скорая, - у  нас  своих  дел  не  меньше  вашей  кучи, а  тут  ещё  вы.  Понятно  цирк,  хочется  пошутить,  но  не  до  такой  же  степени,  и  направляются  к  выходу.

Униформисты  все  как  спартанцы  встали  стеной,  преградили  пути  отхода  скорой,  утверждая,  что  человек  упал,  мы  все  видели  что  упал.  Вот  тут  он  лежал – говорили  они  перебивая  друг  друга,  смотрите,  мы  специально  не  разбрасываем  опилки,  вот  его  место.

  - В  таком  случае  должен  быть  пострадавший.

  - Сейчас  найдём – ответила  униформа.  Через  несколько  минут  пострадавшего  нашли.  Вот  вам  и  пострадавший – радовалась  униформа.  То,  что  он  был  в  опилках , скорая  убедилась..  Видно  же  человек  с  ног  до  головы,  словно  мукой  осыпан.  Крупные  опилки  он  уже  стряхнул,  а  вот  мелкая  как  пыль  въелась.  Улика  как  говорится  налицо.  Его  спросили – дядя  Ёнос,  зачем  ушёл  с  места  падения,- он  ответил – что  испугался.

 - Кого?

 - Не  знаю.

 - Так  вы  упали,  или  просто  лежали  на  куче  опилок?

 - Не  помню – ответил  он.

 - Испуган  дядя  Ёнос,  что  не  видно,  что  испуган, - утверждали  униформисты,  шок  у  него,  шок  вступились  за  униформу  осветители.

  - Я  видела,  как  он  летел,  словно  ангел, - присовокупила  свои  показания  буфетчица.

  - А  почему  словно  ангел, - спросила  скорая,- пояснить  можете?

  - У  него  были  крылья,  они  даже  сверкнули  золотом.

  - Всё  верно, - подтвердила  показания  буфетчицы,  униформа – он  был  в  фуфайке,  вот  когда  он  летел,  она  и  раскрылетилась,  а  по  основному  куполу,  там  наверху  открыты  окна,  луч  света  и  попал  на  телогрейку,  вот  тебе  и  крылья,  которые  сверкнули  золотом.

 Нашелся  ещё  один  свидетель,  конюх  дядя  Фёдор, - я  зашел  в  манеж  с  бокового  прохода – начал  он  свои  показания, - хотел    убедиться,  заправлен  манеж  или  нет.  Гляжу,  а  на  манеже  куча  опилок,  ага  вот  она,  только  была  чуть  выше  теперешней.

И  вдруг,  как  глухой  взрыв,  я  понял,  упало  что-то  сверху,  но  что  не  разобрал.  Упавшего  я  не  видел,  вот  и  подумал,  что  показалось,  а  когда  услышал  ваш  разговор,  понял,  что  кто-то  упал.  Вот  я  и  пришел  засвидетельствовать  случившееся.

  - Значит  всё - таки  упал – спрашивает  скорая.

  - Ну,  какой  нам  резон  говорить  неправду – шумела  униформа, - упал,  упал,  мы  все  это  видели,  вот  если  бы  зашли  двумя  секундами  позже,  то  и  сами  бы  не  поверили,  ведь  на  нём  ни  царапины,  не то,  что  б  переломы.

  - Если  он  упал  сверху,  значит,  мы  должны  забрать  с  собой  пострадавшего  для  обследования. 

  - Зачем?  Я  не  поеду,  возмущался  дядя  Ёнос.

  - Надо,  а  то  вызов  получается  ложным – настаивала  скорая.  Вы  нам  сообщили,  что  сверху  упал  человек,  мы  приезжаем  на  место  происшествия,  а  тут  оказывается,  как  вы  утверждаете,,  падение  с  подкупала,  есть,  а  пострадавшего  нет,  тогда  зачем  мы  сюда  приезжали?

 - Откуда  же  нам  было   знать,  что  всё  обернётся  таким  чудесным  образом?  Это  такой  редчайший  случай,  а  вы  дядя  Ёнос  езжайте,  провериться  лишний  раз,  не  повредит  вашему  здоровью.  Но  лёгкая  тень  сомнения  у  скорой  всё-таки  оставалась,  потому  и  спросили:

 - Ну  ладно,  как  вы  упали,  учитывая  ваше  состояние,  вы  могли  не  помнить,  а  вот  то  что  вы  были  наверху,  это  помните?

 - Да  помню,  конечно,  помню – ответил  дядя  Ёнос,-  я  туда  поднялся  с  инструментом,  чтобы  заменить  старые  бруски  на новые.

 - Угу,  теперь  вы  сделали  свою  работу,  как  спускались?

 - А  он  не  спускался,  взял  и  спрыгнул,  так  быстрее – уже  шутила  униформа.

 - Подождите  ребята,  нам  не  до  шуток,  мы  хотим  установить  истину,  было  падение  или  нас  тонко  разыграли.  Нам  ведь  тоже  не  хочется  оставаться  в  дураках.

  - Было  падение,  было!   Вдруг  опомнившись,  что  наговорили  много  вольностей,  утверждала  униформа.  Если  мы  работаем  в  цирке,  то  нам  и  верить  нельзя?  -Почему,  мы  вам  верим,  приехали  же,  но  мы  хотим  убедиться,  что  всё  так  и  было,  как  говорите  вы.  У  нас  тут  только  косвенные  улики,  это  ваши показания,  и  то,  что  он  весь  в  древесной  пыли.  А  прямых  нет,  где  ушибы,  переломы,  подтёки,  синяки,  ну,  на  худой  конец  царапины,  где  они?  Если  мы  сейчас  приедем  на  станцию,  наши  же  коллеги  нас  засмеют.  Кто  поверит,  что  можно  упасть  с  15 ти  метров  и  избежать  даже  лёгких  повреждений?  Вы  сами-то  как  думаете?

 - Да,  вам  не  позавидуешь – сочувствовала  униформа, - в  сложную  ситуацию  вы  попали.  Казалось  бы  всё  хорошо,  великий  случай  подарил  жизнь  человеку,  радуйтесь,  благодарите  Бога,  что  ещё  нужно?!

 - Факты  нужны,  факты,  и  ничего  кроме  фактов.  Как  мы  докажем  само  падение.  Нет  ребята,  нам  нужно  подтверждение,  что  пострадавший  был  на  колосниках.

 - Ну  да  верно,  как  мы  сразу  не  догадались, сейчас  поднимемся  на  колосники,  если  он  был  там,  значит  там  и  его  инструмент.  Ребята  поднялись  наверх  и  вернулись  довольные,  у  них  в  руках  был  ящик  с  инструментом,  дяди  Ёноса.

  - Вот  он – сказали  они, - наконец  картина  действия  полностью  прояснилась.  Дядя  Ёнос  действительно  был  наверху.

  - Ваш  инструмент? – спросила  скорая.

 - Мой.  а  я  то  думал  куда  он  затерялся,  память  как  отшибло.

 - Упади  я – сказал  старший  униформист, - тут  не  только  память,  все,  что  есть , напрочь  бы  отбило.

  - Вот  видите,  и  вы  сомневаетесь – резюмировала  скорая,  падение  оно  может,   и  было,  как  там  у  вас  эта  верёвка-то  называется?

 - Лонжа  что  ли?

  - Вот,  вот,  эта  самая  лонжа  и  есть.  Может  вы  по  сговору,  конечно,  спустили  осторожненько  человека  на  верёвке,  а  всё  остальное  разыграли.  Мы  всё  прекрасно  понимаем,  признайтесь,  разыграли?

 - Ну  мы  то  ладно,  коль  нет  нам  веры,  а  вот  электроцех,  они  тоже  видели.  охотно  подтвердят.

  - Да  они  уже  подтвердили,  только,  кто  же  вас  знает,  может,  сговорились.  Только,  цирк  ведь  это  ребята,  цирк.

 - А  буфетчица – наступала  униформа –  ей  -то  к  чему  наши  причуды?  А  тот  же  конюх,  он,  что  тоже  в  нашей  игре?

 - Им - то  ваши  причуды  может  и  не  нужны,  но  в  любом  случае  они  будут  на  вашей  стороне.

  -Это  почему  же?

  - Да  потому  что  вы  все  здесь  не  разлей  вода.  Упасть  с  такой  высоты,  остаться  в  живых  и  не  поцарапаться,  это  даже  как-то  несерьёзно.  За  тридцать  лет  работы  в  медицине,  ни  в  моей  практики,  ни  в  практики  моих  коллег  такого  не  было.

 - Так  мы  и  сами  удивлены,  но  мы  же  своими  глазами  видели,  как  он  летел.  Посмотрите,  какая  куча  опилок,  она  сейчас  чуть    примята,  но  всё  равно  как  пирамида  Тутанхамона,  да  и  опилки  какие - то  странные.

  - А  вот  про  опилки  чуть  поподробнее,  в  чём  их  странность?

 - Они  сухие,  невесомые  как  пух.  Вот  он  и  упал  в  этот  пух  под  углом  точно  соответствующему  углу  этой  пирамиды.  Произошло  идеальное  с  точки  зрения  физики,  разложение  сил  от  вертикали  падения,  к  углу  скольжения.  Вот  упади  он  точно  на  пик  пирамиды,  произошел  бы  удар,  но  великий  случай,  эту  энергию  вертикального  падения,  превратил  в  энергию  скольжения.  Опилки-то  посмотрите,  они  как  вода  льются.  Сухие  опилки,  сухие,  были  бы  влажные,  а  влажные  всегда  плотные,  тогда  при  падении  не  произошло  бы  оползня.  И  вот  этот  оползень  спас  ему  жизнь.  А  вот  что  произошло  дальше,  так  это  уже  воля  Господа,  так  он  решил,  без  ссадин,  синяков  и  переломов..  Есть  ещё  одно  объяснение  этому  уникальному  случаю.

  - Какое?  Говорите,  нам  важно  знать  всё.

  - Может  оно  не  такое  убедительное,  но  сыграло  в  нашем  случае  не  последнюю  роль.  Дядя  Ёнос  был  в  телогрейке,  она  в  какой-то  мере  сработала  как  парашют,  то  есть  уменьшила  скорость  падения  и  собой  продлила  оползень.  И  последнее,  мы  не  учитываем  его  телосложение,  он  же  лёгкий,  в  нём  и  пятидесяти  килограммов  не  будет.  Лёгкие  в  таких  случаях  всегда  имеют  преимущество.  Так  решил  Всевышний,  и  мы  должны  с  радостью  принять  то,  что  произошло.

  - Угу,  значит  с  радостью – уже  иронизирует  скорая – по  человечески,  все,  что  вы  тут  говорили  более  чем  понятно,  а  вот  как  всему  случившему  в  вашем  цирке , дать  научное  объяснение?

  - А  ни  надо  никакого  объяснения,  жив  человек  вот  и  всё  объяснение.

 - У  нас  в  медицине,  как  и  везде,  есть  тугодумы  и  бюрократы  всех  мастей,  как  им  доказать,  что  жизнь  человеку  спас  Господь.  Вы  думаете,  они  примут  такую  аргументацию,  я  вас  умоляю, они  учились  в  Советских  ВУЗах,  атеисты  они,  безбожники..

А  вот  и  наш  главный  инженер,  он  тоже  учился  в  советском  ВУЗе,  бюрократ,  чинуша,  атеист  безбожник.  Послушаем  что  он  скажет.  Был  ли  выдан   наряд  дяде  Ёносу   на  работу  на  колосниках,  а  это  уже   документ,  копию  его  он  вам выдаст.  Не  всё  уж  так  плохо  видите,  как  вам  повезло.

  - Что  случилось? – спросил  главный  инженер.

 -Вы  давали  разрешение  на  работу  на  колосниках  дяде  Ёносу?

 -Да,  конечно,  а  что  же  всё - таки  произошло?  Ему  рассказали,  как  оно  было  и  в  мельчайших   деталях.

  - Не  может  быть – удивился  главный.

  - Как  не  может  быть – уже  возмутилась  скорая, - нас  вызывают,  мы  приезжаем,  а  здесь  оказывается  цирк.

  - Как  цирк?-  недоумевает  главный  инженер.

  - Ну  вы  же  в  цирке  работаете – как  бы  оправдывалась  скорая,  но  подвох  был  тонкий.

  - Да  в  цирке,  я  только  подумал,  что  в  вопросе  была  ирония.

  - Вы  правильно  нас  поняли,  мы  имели  и  это  ввиду.  Разыграли  спектакль  что  ли?  Признайтесь  честно

  - Да  нет,  нет – главный,  наконец,  опомнился – какой  спектакль,  тут  не  до  спектакля,  просто  трудно  во  всё  это  поверить.

  - Вот  и  мы  о  том  же.

  - Дядя  Ёнос  ты  что? – обратился  он  к  плотнику – упал  или  как?

  - Вроде  упал – ответил  тот.

  - Вроде  нас  не  устраивает,  в  этом  вопросе  нам  нужна  ясность?

  - Упал.

  - Коли  упал,  так  и  поезжай  на  скорой,  там  тебя  обследуют  и  делов-то.

  - Боюсь.

  - Чего?

 - Жена  узнает,  что  меня  увезли  на  скорой,  не  выдержит.

 - Езжай  всё   уладим.

 Забирая  с  собой  дядю  Ёноса,  скорая  ещё  раз  спросила  униформу,  ну  только  честно  признайтесь,  разыграли  да?

  - Ну  вы  же  видите,  главный  инженер  у  нас  человек  серьёзный,  член  партии,  ему  то  зачем  это?

  - Мы  понимаем,  понимаем,  всё  сходится,  только…

 - Что  только?

 - Цирк  ведь  это  ребята,  цирк.


Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100