В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Перши Французовых

Перед началом многих цирковых номеров на манеж выносят реквизит. Но не всегда эта процедура привлекает внимание зрителей. Иногда ее просто не замечают. Подумаешь, реквизит! Ничего интересного.

Выносят реквизит и перед номером Французовых. Но почему вы не можете не обратить внимания на перши, которые униформисты кладут на барьер? Потому что этот тускло поблескивающий реквизит уже сам по себе «играет»» Если б один был перш или хотя бы два, тогда дело другое. А тут — сразу полдюжины. И все разные — длиной от трех до четырнадцати метров. Самый большой из них даже не умещается на барьере, и его ставят "на попа", удерживая в вертикальном положении при помощи троса, перекинутого через блок. Перед вами как бы выставка першей, и уже в одном этом есть нечто необычное.

Но что такое перш без человека? Просто длинная дюралевая труба. А в теплых человеческих руках она оживает. приобретая чуть ли не змеиную гибкость. Ее ставят на плечо, на лоб, и вот уже вы затаив дыхание следите за теми трюковыми комбинациями, которые проделываются с шестом и на шесте.

Само по себе выступление с першем в известной степени статично. В нем нет той динамики, которая имеется. скажем, в прыжковой акробатике или в номерах с батудом. Там все в бурном движении, в темпе, а у «першевиков»? Вот не спеша, размеренной походкой, вышли на манеж несколько человек в черных или цветных брюках, в лакированных туфлях. Остановились. Один из них сделал несколько шагов вперед, взял поданный ему перш, поставил себе на лоб или на плечо. Другой начал медленно забираться наверх. Поднялся, проделал трюк, спустился. Нижний кинул уже ненужный перш помощникам. Те поймали его, положили, взяли второй... И так не один раз на протяжении всего номера. Право же, в этом есть нечто монотонное. И поэтому исполнители. имеющие дело с першами, должны уметь оживить свою работу, облечь ее в яркую выразительную форму.

Есть еще одна сложность, с которой сталкиваются обычно представители этого жанра. Перш — один из самых старинных инструментов цирка. «Першевики» вклинивались в цирковое представление еще тогда, когда оно почти целиком состояло из номеров конного жанра. В широко известной повести Д. Григоровича «Гуттаперчевый мальчик» юный герой работал в качестве «верхнего» именно на перше, который представлял собой «длинный золоченый шест с железным перехватом на одном конце». Падение с его высоты и закончилось для маленького акробата трагическим исходом. «Гуттаперчевый мальчик» был написан в 80-х годах прошлого века, но перш существовал гораздо раньше. Его изображение есть, например, на фресках Софийского собора в Киеве, где показано, скоморошье действо. Фрески эти относятся к XI веку.

Оттого, что першу насчитывается столько лет, работа с ним не могла не стать кое в чем традиционной. И нужны немалые усилия, чтобы разрушить эту традицию, сделать так, чтобы старый перш воспринимался как вполне современный и даже в чем-то новаторский «инструмент». Лучшим мастерам это удается в полной мере. Удается это и труппе под руководством заслуженного артиста УССР Виктора Французова.

Композиция номера у Французовых развивается в известной степени по законам кинематографа.

... Гаснет свет. Лишь узкий луч прожектора выхватывает из мрака самый высокий из першей. «Нижний» — Константин Липкан ставит его себе на плечо, а «верхний» — Владимир Дзюба начинает подъем. Он делает это особым способом, который принято называть «обезьяньим», потому что человек не карабкается по шесту, а как бы идет по нему. Легко и быстро достигнув вершины, артист проделывает «флажковые» упражнения, вися на одной руке в «петле».

Но нет. это еще не сам номер. Это только вступительные «титры». Тот же луч прожектора скользит теперь к форгангу. Там появляется Виктор Французов. Он ставит себе на плечо девятиметровый перш, на который совершает переход с четырнадцатиметрового Владимир Дзюба: это похоже на то, как если бы зажженную свечку поднесли к другой, и вот уже на ее кончике мерцает огонек. Лишь после этого в зале дается полное освещение и инспектор манежа громко объявляет:

— «Очевидное-невероятное»... Балансеры-рекордсмены на першах...

Я описал здесь вариант работы Французовых с одним четырнадцатиметровым першем. А есть у них и с двумя четырнадцатиметровыми. При этом варианте начало номера выглядит еще эффектнее. Представьте себе два перша, уходящих под самый купол. и на них артистов, проделывающих свои упражнения синхронно, а затем переходящих на девятиметровый перш.

«Очевидное-невероятное».... Это название популярной телепередачи как нельзя лучше подошло к номеру, которым руководит Виктор Французов. В самом деле, разве не воспринимается как невероятное то, что показывают на манеже исполнители, — эти сложнейшие эквилибристические балансы, которые, казалось бы, входят в полное противоречие с человеческими возможностями. Да. именно эквилибристика, как никакой другой жанр, содержит в себе тот самый алогизм. который составляет одну из особенностей циркового искусства.

И вдруг оказывается, что ничего невероятного нет, что все под силу человеку. Даже такой трюк, как «двойной баланс», или «перш в перш», «Нижний» — Виктор Французов держит перш, на котором находится Владимир Дзюба, тот в свою очередь удерживает в равновесии перш с партнером, выполняющим стойку на одной руке. На тринадцать метров вверх вздымается эта фантастическая пирамида из людей и першей. Трюк поистине уникальный, рекордный.

Самая большая нагрузка при этом падает, разумеется, на «нижнего».

О мастерстве балансера-эквилибриста судят обычно но тому, как он держит на себе перш. Чем меньше он двигается с першем по манежу, тем совершенней его техника. Виктор Французов при исполнении трюка «двойной баланс» даже не шелохнется. Он стоит на месте как влитой. Так тонко развито в нем чувство баланса, что это чувство можно и впрямь считать шестым.

Мы уже говорили, что для номеров с першами характерна некоторая замедленность, неторопливость действия. Выступление Французовых по-настоящему динамично, и это тоже можно отнести к области невероятного. За счет чего оно достигается? Трюковая работа у Французовых проходит в темпе. Комбинации состоят из нескольких трюков, соединенных воедино. Кроме того, на протяжении всего номера идет непрерывная смена першей.

Перши разных размеров и разных назначений — плечевые, лобовые, зубные... Это непрерывное мелькание в свою очередь придает зрелищу живой характер. Впечатление такое, будто артисты решили познакомить зрителей со всеми существующими видами першей. Кстати, читателю будет, наверное. небезынтересно узнать, что общий вес этих металлических труб, с которыми имеют дело Французовы, — 600 килограммов.

В труппе есть исполнительница — Тамара Константинова. Перш, на котором она работает, имеет ступеньки, чтобы артистка не залезала на него по-мужски, обхватив ногами и руками, а поднималась наверх, не теряя при этом легкости и изящества. Об эстетической стороне выступления Французовы заботятся не меньше, чем обо всем остальном.

Свою работу Тамара Константинова выполняет красиво, грациозно, технично. И все же. несмотря на присутствие женщины, номер Французовых оставляет впечатление сугубо мужского. Он суров и мужествен, потому что требует от участников помимо хорошо развитого чувства баланса еще и незаурядной, чисто мужской ловкости и силы.

Хотелось бы поподробнее рассказать о руководителе номера. Французов никогда не изменял раз и навсегда избранному им жанру. Перш, только перш! Он стал его глубокой любовью и привязанностью с того самого момента, когда после окончания циркового училища Виктор вместе с братом Николаем (ставшим его неизменным партнером) начал делать первые самостоятельные шаги на манеже. Это было в 1939 году. Правда, тогда эквилибр на першах сочетался у них с акробатической работой. Но уже вскоре Виктор Французов окончательно предпочел перш, что называется, в чистом виде.

В цирке немало одержимых, в хорошем смысле, людей, душой болеющих за свою работу, за то искусство, которому они верно служат. К такого рода людям в полной мере относится и Виктор Французов, — приятно мечтать, думать ночью, — признается он. — Закроешь глаза и представляешь себе трюк со всех его сторон: построение, рисунок, восприятие его зрителем. И даже сидишь порой в зале, смотришь представление, а видишь на манеже себя — исполнителя задуманного трюка.

Эти слова не рисовка. Она вообще не свойственна Французову, исключительно скромному человеку. Трудолюбивый. целеустремленный, он ясно представляет себе, что ему хочется воплотить на манеже. И, как правило, воплощает. Правда, порой он сокрушается: «Много еще впереди работы, а время убегает...»

В групповом номере, каким является номер Французовых, многое зависит от того, каков в коллективе психологический климат. Виктор Французов стремится создать такую обстановку. благодаря которой как можно полнее раскрылись бы творческие возможности его товарищей по работе. Послушайте, как отзывается он о своих партнерах. О Дзюбе: «За короткое время достиг больших успехов. Он и «верхний», и «средний», и «нижний». Чистота, легкость при исполнении сложных трюков характеризуют его как мастера циркового искусства». О Ященко: «Как «верхний» уникален. Уверенность, красота исполнения стоек на двух руках, на одной, на голове характеризуют его как мастера своего дела.

Тепло отзывается руководитель номера и об остальных партнерах.

Если в труппу приходит новый человек. выступавший до этого в другом жанре, скажем в акробатике. Французов знакомится с его работой, смотрит, что можно перенести ка перш. Тамара Константинова некогда выступала в акробатическом этюде, з котором было много балетных элементов. Кое-какие из них Виктор Игнатьевич посоветовал сохранить. Теперь свои пластические упражнения артистка исполняет на вершине перша. А заканчивает ока выступление тем. что застывает в арабеске на руке партнера, который в свою очередь стоит на перше.

Разумеется. Виктор Французов не стал бы крупным мастером, каким он является сейчас, если б довольствовался только тем. что было создано до него. В том-то и дело, что им внесено много нового и в композицию номера, и в конструкцию першей, и в разработку трюков.

С некоторых пор в репертуаре Французовых появился оригинальный трюк — перш, превращающийся в ходули. Нижний — Липкан ставит перш себе на плечи, наверху — Ященко. Дзюба подает Ященко второй перш. Ященко ставит ноги в гнезда и отправляется в путь по манежу. Нижние. забегая вперед, поочередно принимают перш-ходули на свои плечи. Так было разрушено представление о перше как об инструменте сугубо неподвижном.

«Очевидное — невероятное»... Не так уж много найдется в цирке номеров. тем более эквилибристических, которые имели бы свое тематическое название. Поставив его на афише. Виктор Французов имел на это полное право.

М. МЕДВЕДЕВ

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100