В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 18:03 | 15.09.2016

Первые шаги Вилена Головко

Первые шаги Вилена ГоловкоРассказывать о друзьях легко и в то же время трудно: легко потому, что их хорошо знаешь, трудно потому, что дружба рождает пристрастие...

Но хотя мы с режиссером Виленом Головко соавторы и друзья, я могу достаточно объективно судить о его работе. Она у всех на виду и ни в каком украшательстве не нуждается. Режиссер же в сегодняшнем цирке — фигура решающая. Я имею в виду не штатную должность режиссера, а режиссерскую работу.

Виля Головко я знал воздушным гимнастом. Таких номеров, как у него, было вроде бы немало, а вместе с тем не было вовсе. На трапеции Головко выступал один, но вместе с тем и не один. Его партнером был... мяч, обычный мяч почти «футбольного» размера. Когда Головко держался за трапецию, этот мяч свободно разгуливал по его телу — то по ногам, то по спине. Гимнаст проделывал то или иное упражнение, и мяч все время оставался с ним. Позднее Головко ввел в номер свою жену Людмилу. Тогда они стали выступать втроем, то есть Вилен, Людмила и все тот же мяч. Не знаешь, чему больше удивляться, технике гимнаста или выдумке режиссера, поскольку мяч этот сделал номер Головко непохожим ни на какой другой. А ничто так не страшно для нашего цирка, как изобилие похожих друг на друга номеров (если не сказать — одинаковых).

Одно время Головко можно было видеть в иллюзионном аттракционе Кио. На манеже он поднимался по вертикальному канату, на глазах у публики мгновенно превращавшемуся в шест, а за кулисами принимал участие в создании новых трюков. Он автор «Красных перчаток» — веселого фокуса, когда два зрителя держат очаровательную девушку за руки, а она превращается в смешного клоуна. Головко придумал также трюк «Веер», в котором на месте, где только что никого не было, появляются восемь ассистенток.

Головко начал реализовать свои задумки еще до мяча, «Веера» и «Красных перчаток». Он в армейской самодеятельности получал благодарности за постановочные работы, а став студентом циркового училища, отличился особо. Его командировали в Брест для участия в празднике в честь присуждения легендарной крепости звания крепости-героя. Головко выступал там не только как воздушный гимнаст, но и помогал в постановке грандиозного массового действа, посвященного героической обороне Бреста. Одним словом, когда Головко поступал на цирковое отделение режиссерского факультета ГИТИСа, ему было что предъявить приемной комиссии.

Головко повезло с учителями и неофициальными, каким был А. Арнольд, и официальными, каким является М. Местечкин, преподающий в ГИТИСе.

Я помню, как Арнольд (человек, в общем-то не злоупотреблявший комплиментами) находил, что у Головко «не совсем глупая голова». В устах требовательного Арнольда это было похвалой едва ли не высшей...

Занимаясь в ГИТИСе, Головко показал себя интересным актером. В учебном спектакле, поставленном по пьесе Мольера «Мещанин во дворянстве», он уморительно играл роль Портного.

Режиссерские выдумки Головко не ограничивались гимнастикой и иллюзией, он постигал многие жанры, в том числе и клоунские. Еще студентом выступал в номере комических акробатов, где его партнером был Леонид Енгибаров. Но настоящим событием в творческой биографии режиссера стала феерия «Русские самоцветы».

Об этом спектакле писали много, и мне, как соавтору сценария, вроде бы неудобно давать оценочную характеристику, если бы не одно обстоятельство: автору довольно часто приходится испытывать горькое чувство от того, что задумывалось все гораздо лучше, чем получилось. Здесь же наоборот!.. Головко сделал гораздо больше, чем было задумано по сценарию. Его умению сплотить усилия автора, композитора, художника, балетмейстера, его способности увлечь исполнителей мог бы позавидовать иной опытный режиссер. А ведь «Самоцветы» были всего лишь дипломной работой студента ГИТИСа.

Головко, обойдясь без всяких «звезд», создал представление интересное. В чем же сила «Самоцветов», их вполне заслуженная популярность?

Вспомним хотя бы пролог. Он идет цолых двенадцать минут. (Такое время занимает иной «полуаттракцион»). А кажется, будто пролог промелькнул мгновенно...

Режиссура «Самоцветов», конечно, не исчерпывается прологом и эпилогом. Рука постановщика коснулась каждого номера, определила ему в программе должное место, нашла лучший способ его подачи.

Вот гаснет свет, а затем возникают на занавесе сцены две огромные тени юношей-гитаристов. Гитарные переборы сменяет вокализ, и прожектор выхватывает девушку в белом, медленно спускающуюся по лестнице. Ее встречает на манеже юноша, она уносится ввысь, и возникает изумительный воздушный танец. Головко сумел при помощи музыки и зерно найденной световой гаммы усилить эмоциональное звучание этого выступления, превратив его о самую сильную лирическую часть спектакля. Это был не просто номер, а подлинное произведение искусства.

А рядом — веселая буффонада. Например, клоунада «Хочу жениться», берущая начало в русском фольклоре.

Кстати сказать, Головко создал в большом коллективе и коллектив маленький. Именно «Самоцветы» дали цирку трио коверных клоунов — П. Толдонова, В. Довганя и В. Минаева.

Однако дальше перечислять номера «Самоцветов» нет смысла, об этой программе писали у нас больше, чем о какой-либо другой. Лучше вернемся к се создателю, к дальнейшей его судьбе.

Виль Головко вскоре после «Самоцветов» был приглашен в Болгарию поставить цирковой спектакль, посвященный открытию X съезда Болгарской коммунистической партии. Трудно переоценить степень доверия, оказанного молодому режиссеру, но тем радостнее отметить, что он это доверие оправдал. Впервые в Болгарии зазвучали с манежа специально для спектакля написанные музыка видного композитора Ангела Заберского и стихи популярного поэта Йордана Милева, которых советский постановщик привлек в цирк. Проявив много выдумки, Головко создал героический пролог в пяти эпизодах, широко и красочно воскресивший различные этапы истории мужественного болгарского народа. Праздничная программа, со вкусом составленная и великолепно оформленная, стала настоящим событием в культурной жизни страны, и Головко был приглашен в Болгарию вторично.

На этот раз ему предстояло отметить 75-летие Болгарского цирка. Он создал представление из разножанровых номеров Болгарии, Польши, Румынии, Венгрии, Чехословакии и ГДР с участием пятнадцати болгарских клоунов. Увенчал спектакль советский аттракцион «Русская тройка» под руководством народного артиста РСФСР Николая Ольховикова. Болгарская газета «Народна культура» признала работу советского режиссера истинно новаторской. Вилену Головко ассистировал Страхил Холоджев, ныне режиссер Болгарского цирка.

Лауреат двух Всесоюзных смотров новых произведений циркового искусства Вилен Головко был награжден медалью за достижения в культурной жизни Болгарии. За свои заслуги в развитии советского цирка он награжден орденом «Знак Почета».

Став режиссером нового Московского цирка на Ленинских горах, Головко не порывает связи с родными для него «Самоцветами». Вилен считает, что у каждого циркового артиста есть неосуществленные замыслы, неоформившиеся задумки, и он всегда готов прийти коллегам на помощь.

Большой выдумкой отличаются его детские спектакли: «Волшебный самоцвет», «Первая олка» и «То в жар, то в холод». Головко придумал и поставил трюковые эпизоды в кинофильмах «Чиполлино», «Если хочешь быть счастливым», «Северная рапсодия», «Итальянцы в России». Словом, успехами этого циркового режиссера можно вполне гордиться. Но хочется высказать и несколько замечаний.

Головко не всегда внимателен к слову. Конечно, манеж не терпит многословия, но если слово произнесено, оно должно быть услышано! Тем не менее далеко но все можно было расслышать, скажем, в «Первой елке нового Московского цирка». Снимать вину с постановщика нельзя (тем более с такого, как Головко, умеющего всего добиваться!).

Если иных актеров захлестывает темперамент, то Головко захлестывает фантазия, в результате чего иногда появляется разбросанность в работе: увлекся одним, придумал другое, занялся третьим. Хочется пожелать Вилю Головко меньшей нервозности, большей сосредоточенности.

В заключение необходимо сказать вот о чем: сегодняшнее состояние нашего циркового хозяйства заставляет о многом задуматься. Просто добротная программа уже не привлекает публику. Великолепных же программ у нас меньше. чем великолепных зданий, построенных для их показа. А зритель не прощает однообразия, ему безразлично, если акробатов с подкидной доской в первой программе зовут Ивановыми, во второй — Петровыми, а в третьей — Сидоровыми. Для него ясно, это в цирке все время показывают одно и то же. Необходимо демонстрировать новизну, неожиданность, чтобы привлечь внимание зрителя, которому в наши дни есть что посмотреть и помимо цирка. Сейчас цирку, как никогда раньше, нужны беспокойные труженики, неуемные фанатики своего дела, способные не только искать новое, но и находить его!

Создание творческих коллективов — явление по замыслу прогрессивное, но оно станет истинно творческим, если каждый коллектив будет отличаться от другого не только названием, а станет самобытным, не похожим ни на какой другой, так же как не похожи ни на кого «Русские самоцветы».

Приятно сознавать, что всеми своими помыслами и действиями талантливый режиссер Вилен Головко способствует созданию интересных, оригинальных номеров и программ. И хочется, чтобы таких людей в нашем цирке становилось все больше.


Юрий Благов, 1974 год

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100