В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Песни цыган

Поет РОЗА ДЖЕЛАКАЕВАОни не спешили на эстраду, хотя весь их творческий путь, да и сама жизнь, связаны c песней. На эстраду Роза Джелакаева и Петр Деметр пришли чуть более десяти лет назад зрелыми мас­терами.

Публикa хорошо знала к тому моменту этих исполнителей цыганской песни, так как раньше их Имена были среди тех, кто играл глaвные роли в театре «Ромэн». Там, на сцене единственного в мире драматического цыганского театра, и сложился дуэт.

На фото. Поет РОЗА ДЖЕЛАКАЕВА

Ну a если вспомнить o том, что было еще раньше, то мы должны представить себе тринадцатилетнюю девочку-циркач­ку, которая все свободные вечера про­водила в театре «Роман». Это быка Роза Джелaкаева. Первый в жизни ее спектакль на профессиональной сцене был чистой импровизацией, которую не могли пред­угадать ни режиссер, ни актеры, ни зри­тели. Было это так. Однажды во время представления спектакля «Цыганка Аза» — чуть ли не в кульминационный момент — на сцену ворвалась вихрем девочка, одетая по-цыгански: в красных сапожках и c платочком не плечах. Она c кулаками накинулась на артиста Сергея Золотарева, который играл вожака табора и «всех притеснял» — так, что девочке из зрительного зала, начинающей юной артистке, показалось совершенно необходимым «за­щитить обиженных». Она настолько вписалась в действие, что зачарованная всем происходящим знаменитая Ляля Черная попросила девочку остаться в театре после спектакля.

Так состоялось первое прослу­шивание, a затем начался путь к первым настоящим ролям. Путь весьма непростой не только потому, что это путь певицы, но и потому, что, как выяснилось, неза­долго до своего появления в театре Роза... сбежала из табора. B ее жилах бурлила кровь бродячей aктрисы, танцевав­шей на свадьбах в глуши Средней Азии, понимавшей все тонкости чисто театрального уличного гадания. Тем более что и мама Розы, Вера Васильевна Жемчужная, была бродячей актрисой. Она-то и открыла дочери мир песни. Было это в годы войны, когда, оказавшись в эвакуации в Горьком, Роза вместе c мамой часто вы­ступала в госпиталях. Традиционно по-цыгански вздымая руки к солнцу, она пела в такт маминому пению. Не знала она тогда, что пройдут годы и на просмотре актеров в театр придет Ольга Лепешинская. И скажет Розе затаив дыхание: «Вы — настоящая танцовщица. И настоящая актриса. Не знала Роза, что вскоре после этого признания где-то в глуши на одной из отдаленных строек, где окажется на гастролях, сломает ногу и этот нелепый случай лишит ее возможности танцевать.

Для настоящего актера невозможность танцевать на эстраде не означает паузу Роза вместе c Петром Деметром стала искать свой новый творческий лик. И тут однажды произошел интересный случай.  После концерта пришла за кулисы зрительница, молодая девушка, и сказала «Почему 6ы вам не собирать цыганские песни? Ведь они y всех народов разные» Ушел танец, но вспыхнули и трепетно замерли в дуэте два голоса. И зримыми емкими стали образы природы, из которых будто соткана мелодия.

И появилось на первом плане что-то волшебное, сказочное, как, например, в песне болгарских цыган:

«Звезды водят хоровод,
По-цыгански лес поет...»

ПЕТР ДЕМЕТР.На фото. ПЕТР ДЕМЕТР. Фото A. ШИБАНОВА

Узнали мы венгерские, югославские, индийские, польские, чешские, французские молдавские песни, написанные неизвест­ными авторами-цыганами. Впервые на со­ветской эстраде появились песни, объе­диненные в концертных программах и на пластинках общей темой: «Песни цыган стран мира». Они рассказывают o пути народа, исколесившего по тряским доро­гам в кибитках весь мир, о его трудно­стях и утратах, печалях и радостях и o счастье быть рядом c теми, кто любит цыганскую песню.

Вспыхнул на сцене праздник эстрaды. И отправились мы вместе с артистами в удивительный мир, название которому — цыганская песня. Tыcячу лет скитались цы­гане, и рассыпались по всему свету песни, обогатившие творческую палитру Демет­ра и Джелакаевой, которые начали свой поиск эстрадного спектакля чуть не три­дцать лет назад. Сначала цирк, затем сцена драматического театра — и вдруг ни c то­го ни c сего — эстрада, куда ушли они, создав свой дуэт... Казалось бы, так много найдено: и таборные песни, и старинные, и народные. Наконец, песни цыган стран мира... Казалось бы, найден наконец свой удивительный стиль, не похожий ни на чей, несмотря на такое многообразие сти­лей на эстраде в наше время. Казалось бы, их имена обрели завидную популяр­ность и фотографии их украшали витрины современных зданий Праги, Хельсинки и Белграда...

Но Роза и Петр настойчиво, не жалея себя, искали новое. И вдруг... Это всегда бывает вдруг, но сейчас речь идет o молодой еще актрисе, всегда смею­щейся, ироничной, видящей человека на­сквозь, a главное, талантливой... Этот ма­териал уже готовился к печати, когда мы узнали o смерти Розы. Она ушла c несбыв­шейся мечтой — сыграть эстрадную Кар­мен, чистую, глубокую натуру, чтобы зри­тель увидел на сцене ту личность, которой не хватает порой в окружающей нас жизни. И не осталось почти записей в фондах ЦТ. Только фильм «Снова слы­шу голос твой», поставленный Г. Бабуш­киным. И небольшая, но памятная роль в «Фитиле», и эпизодические роли в «Братьях Карамазовых» и в недавнем ки­нофильме «человек c другой стороны».

Ну и пластинки, которых не найти.

Теперь это, увы, история. Маленькая, но яркая страничка истории советской эстрады. И песня из репертуара Вари Па­ниной, прозвучавшая на последнем совместном концерте Розы и Петра, но так и не записанная ни для радио, ни для новой пластинки, готовящейся сейчас к выпуску, стала автобиографичной:

 «Отцвели уж давно хризантемы в саду,
A любовь все живет в моем сердце больном...»

...И все-таки жизнь продолжается.
И актеру не дано права обнаруживать свою личную драму перед зрителем. Нет больше дуэта Розы и Петра. И бесшабашно, a может быть, изображая беспомощность человека перед трагедией, выходит Петр в зрительный зал. Подчеркнуто oдин. Фиксируя каждый свой жест в пучке яркого света и как бы отстраняясь от этого света, пряча свое «публичное одиночест­во». Он выходит в зал, пока не поднят еще занавес. В одной рук — гитара, в другой —  микрофон. И наше путешествие в мир цы­ганской песни продолжается. Вместе c Петром Деметром и солистами цыганских хоров прошлого века, о которых рассказывает артист. Теперь узнаем мы историю цыганской песни в России и слышим рас­сказ o печальной любви Аполлона Гри­горьева — русского поэта, влюбленного в женщину, похожую на цыганку. Так не­ожиданно выплывает подтекст (точнее, конкретное содержание) песни «Цыган­ская венгерка».

Рассказывая со сцены o судьбе цыган­ской песни и романса, Петр выcтупает и как их пoпуляризатор. Мы идем вместе c песней и по улицам старой Москвы, где встречается то дядя Гиляй, то сам Лев Николаевич. И здесь Петру Деметру удалось найти уже чисто режиссeрские приeмы театра эстрады. То это «штрихо­вые», минутные дорисовки действия на втором плане (тут трио «Рама» — ВяЧе­слав Морозов и Марина и Маргарита Чар­ские удачно создают фон), то это неожиданные мизансцены. Ну, скажем, когда конферансье Виктор Гетманов, в жилетке и c салфеточкой наперевес, да еще c услужливостью то ли фaмусовского Петрушки, то ли служителя одного из московских ресторанов, предлагает «цыганский хор послушать да откушать квасу».

A затем в оцепенении слушает этот на­грянувший на него хор (песня «Соколов­ский хор y «Ярд») и сам «от неожидан­ности» начинает подпевать.

...Но вот другой пласт концерта. Мол­чат музыкальные инструменты. зал и сце­ну окутала тишина. лишь микрофон по­могает воспроизвeсти эхо, голос из «пус­тоты», из несуществующего далека: «Вер­нись! Солнце черным покатится вниз, если ты не вернешься...» Так без музыкаль­ного сопровождения, пели цыганские пев­цы в далекую старину. Но, будто «схлесты­вая времена», взмывает скрипка, и пение переходит в трагический плач, плач — в хохот, неестественный, отчужденный. Это песня венгерских цыган, которая особенно дорога Петру Деметру. Ведь изначальное, домашнее воспитание Петр получил от дядюшек, a те — от своего отца Ишвана, который в десять лет в конце прошлого века пришел из Венгрии в Россию c табором пешком, да так и остался в Москве.

Отца своего Петр не помнит. Григорий Иванович погиб во время Великой Отечественной войны. A Петр родился в поез­де. Ехал он рядом с ранеными, отправлявшимися в тыл. И очень скоро после рождения сына Любовь Ивановна вместе со скромными, военного времени, подарками новорожденному получила похоронку — известие o гибели мужа.

Теперь, лишь сорок лет спустя, при­ходит осмысление собственного детства. К 40-летию Победы над фашизмом Деметр написал песню «Обелиск», использовав мотив народной песни об отце:

«Расскажу о кузнеце,
O моем родном отце...»

Эта песня-биография выражает, однако, судьбу народа:

«Не погиб наш древний род,
B жилах кровь твоя течет...»

Конечно, теперь, когда для Петра Деметра началась пора особенно трудного поиска, он мог бы всю программу сде­лать обнаженно «биографичной». И в моноспектакле дать осмысление всей соб­ственной жизни, поднять эстрадное представление до философского монолога. Но Деметр не пошел на это. Он отважился на один, быть может, отчаянный шаг, ког­да впервые вышел на сцену после смерти Розы и спел перед двумя микрофонами «Ямщик, не гони лошадей». Зрительным зал вздрогнул... Но вот прорвался в знакомой песне крик: «Ямщик, погоняй ло­шадей!» — c несвойственной Деметру ожесточенной хрипотой в голосе. И песня неожиданно для такой ситуации и самого исполнения приняла окраску жизне­утверждающую. И в ту минуту началась для Пeтра Деметра битва c самим собой. Быть может, потому что осмелился на еще один дерзкий шаг — спеть лучшие песни из общего c Розой репертуара. Но песни были исполнены в новой аранжи­ровке новой пластике. Кроме того, он ввел в программу несколько задорных песен с юмористическим текстом — они помогли создать шоу и приблизить зри­теля к сцене, не знающей рампы. Про­грамма «Песни цыган стран мира» про­должает свой поиск. Несмело, робко Петр пробует свои силы как автор, песни его пользуются большим успехом y зрителя — «Омуты», «Росинка»...

Не так давно журнал «Курьер ЮНЕСКО» целый номер посвятил исто­рии культуры цыган, a в прошлом году в нашей стране вышел сборник цыганских сказок. K тому же в шести номерах журнала «Тeатр» опубликованы воспомина­ния Ром-Лебедева. Но в данном случае хотелось бы сказать не просто o волне увлечения цыганской песней. Мне хотелось рассказать o необычной судьбе актеров, о трудном их пути на эстраду. И главное, o борьбе артиста c самим собой в столь жестоких обстоятельствах. Хо­чется верить, что мы увидим еще и новые программы Петра Деметра. И c каж­дым выходом его на сцену будем узнавать любовь артиста к зрителям и щедрость его сердца. Это то, что завещала ему Роза Джелакаева.

 

О. ВОЛОДЕЕВА

Журнал Советская эстрада и цирк. Август 1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100