В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 14:47 | 18.11.2019

Петр Крылов — властелин гирь

Петр Крылов — властелин гирьПетр Федотович Крылов остался в памяти потомков как атлет, по-своему неповторимый на цирковой арене. Когда он выходил на манеж, то мгновенно устанавливал контакт со зрителями — от партера до галерки.

Конферанс своих выступлений он вел сам. Живо, интересно отвечал на все вопросы публики. Его шутки, каламбуры остались надолго в памяти зрителей.

Репертуар его был обширным: атлет демонстрировал растяжку лошадей, ломал телеграфный столб, гнул железную балку, поднимал лошадь со всадником. Но особенно любил Крылов гири. Он выступал только с настоящими, не облегченными гирями. Подобной фальши Крылов не терпел. Выступления свои проводил энергично и весьма эффектно.

Родился Петр Крылов в Москве в 1871 году. В его семье все как один были крепкого телосложения. Отец — среднего роста, коренаст. Мальчик всегда восхищался легкостью, с какой отец проделывал самые сложные упражнения на кольцах, висевших в доме. Когда в детстве Петю спрашивали, кем бы он хотел быть, когда вырастет, мальчик принимал грозный вид, смотрел исподлобья, скрежетал зубами и отвечал: «Индейцем».

В школьные годы у него появилось новое увлечение: Петя стал постоянным зрителем на галерке в цирке Саламонского, где тогда выступал выдающийся цирковой атлет, бесподобный артист Фосс. Видимо, Фосс и сыграл решающую роль в определении жизненного пути Пети Крылова. Мальчик внимательно следил за работой силача, а дома старался точно копировать его трюки. Тренировался с утюгами, навесив их на палку. Узнав, что в мясной лавке есть двухпудовая гиря, Петя отправился в магазин и попробовал поднять ее, но не смог. Через две-три недели ему наконец удалось поднять гирю, однако при этом у него из носа пошла кровь. Увидев такое, хозяин лавки схватил Крылова за ворот рубахи и со словами: «Мне с тобой беды не обобраться, ежели надорвешься, стервец...» — потащил к выходу.

«Итак, — вспоминал потом Крылов, — мой первый дебют в качестве атлета закончился трагически».

Не без приключений обходились и занятия в гимназии. Однажды он так отлупил троих учеников, что тех отправили в госпиталь, а Крылова в сопровождении швейцара домой с наказом — в гимназию больше не возвращаться. Петя в оправдание говорил: «Моя вина в том, что я сильный, а если бы они меня отлупили, то выгнали бы их».

После этого случая родители определили Петю в училище Ханновского, где учились изгнанные, как и он, из гимназии. Здесь уже на Крылова, как на новичка, навалились все ребята. Но не так-то просто было с ним справиться. Вскоре его признали сильнейшим «ханновцем».

Доучившись до пятого класса, Крылов почувствовал, что дальше продолжать учебу не сможет. После долгих колебаний и размышлений решил поступить в мореходные классы в Петербурге. Там Крылову понравилось с первого же дня. Еще будучи учеником, побывал в Японии, Англии, Китае, Египте. Крылов полюбил море, морские просторы.

По окончании училища Петр Федотович Крылов был назначен помощником капитана на пароход гражданского флота «Марат». Ходили они по Азовскому морю. Крылов отлично освоился на своем посту. Но тянуло в Москву — повидать родных. И тут судьбе было угодно изменить образ жизни Крылова, оторвать его от моря, бросить в другую стихию.

Причиной тому была случайная встреча в Москве со старым товарищем — атлетом Могульскмм, который пригласил Крылова к Сергею Дмитриевичу Морро (тот держал атлетический зал). Работал Морро со штангой очень красиво, вес брал легко, Крылову это нравилось, он тоже стремился к изяществу, к легкости, но так у него не получалось, и он избрал совершенно другую манеру. Крылов настраивал себя перед поднятием тяжести психологически. Он смотрел на штангу, как на заклятого врага своего. Взвинтив себя до предела, со свирепостью хватал штангу и поднимал ее. Эта манера сохранилась у Крылова на все время его выступлений и с гирями и в борьбе.

Спортивный зал, который позже был превращен в арену Морро, проглотил Крылова целиком, без остатка. Он думал только о штанге, о гирях, даже аппетит потерял.

«Чувствую, что горит в душе моей священный огонь артиста и что единственное мое призвание — это благородное искусство», — писал о том времени Крылов.

Вскоре, в марте 1896 года, Крылов осуществил свою заветную мечту: на Девичьем поле он продемонстрировал директору балагана свои бицепсы. Тот осматривал атлета, как цыган лошадь: пощупал бицепсы размером в сорок один сантиметр, подумал и произнес: «Шестьдесят пять целковых в месяц и чтобы ежедневно несколько раз работал...»

Договорились, ударили по рукам. И поехал Крылов с этим балаганом по провинции, по маленьким городам, выступал на ярмарках, в садах. Работал по нескольку раз в день. До десятого пота подбрасывал гири, жонглировал ими, крутил, поднимал штангу. Эти бесчисленные выступления послужили, однако, своего рода тренировкой для атлета.

Прошли годы, и Крылов нашел себе работу на арене настоящего цирка. Он стал думать, как улучшить свой номер, и вот вскоре начал показывать подъем лошади со всадником при помощи веревок. Это было что-то новое, интересное. Афиши с изображением этого номера вывешивались в городе. Крылов становился популярной личностью.

Цирковая жизнь Петра Федоровича не проходила без приключений. У него всегда что-то случалось, да такое, о чем говорил потом весь город. Вот, например, дали Крылову бенефис, в программу которого входило: поднятие лошади со всадником и номер с наковальней — лежа, он держал на груди наковальню, по которой молотобоец бил большим молотом.

К бенефису была выпущена специальная красочная афиша. Цирк переполнен, атлета встречают аплодисментами. Но вдруг, когда он вышел поднимать лошадь, из первого ряда поднялся какой-то господин и сказал своей соседке: «Не понимаю, как можно в наш посвященный век приветствовать грубую силу. Это просто бык какой-то!»...

Посмотрел Петр Федотович на этого господина, остановил рукой оркестр и обратился к публике:

— Я работаю на арене, потому что люблю спорт... А в общем-то нахожу, что лучше быть сильным быком, нежели слабым ослом, хотя бы и в чиновничьей фуражке, как сей субъект.

В цирке поднялся шум, с галерки кричали: «Браво, Федотыч!» Это еще больше подлило масла в огонь. Господин, которого Крылов назвал ослом, перешагнул через барьер и вышел на манеж объясняться. Атлет, не долго думая, взял его за воротник и отнес на место. Разгорелся скандал, вмешалась полиция, составили протокол...

На гастролях в Сибири пришлось Крылову бороться с разными людьми: грузчиками, кузнецами, хлеборобами, со всеми, кто по вызову атлета соглашался выйти на манеж. В Иркутске вызвалась на борьбу с Крыловым местная знаменитость по фамилии Шляпников. Боролись на поясах, и этого колосса пудов на девять весом Крылов победил.

Популярность Крылова росла. Он совершает турне по волжским городам, его тепло принимают зрители в Ярославле, в Рыбинске, Костроме.

Авторитет Крылова растет. На афишах появилось кричащее название «Король гирь» и осталось за Крыловым на всю жизнь.

К сожалению, выступления порой не обходились без неудач. В городе Вильно при исполнении номера — поднятии с платформы лошади со всадником — Крылов поскользнулся и вывихнул ногу. Для человека, так тщательно следившего за своим здоровьем, эта травма была ужасна. Крылов считал, что в его жизни все уже кончено. Но время оказалось лучшим лекарем...

После лечения атлет опять поступил в цирк к Девиньи и поехал на гастроли в Киев. В Киеве он поставил несколько рекордов и получил за это золотую медаль.

Владелец цирка Александр Чинизелли пригласил Крылова в Варшаву.

Артист работал с предельной нагрузкой — выступал по нескольку раз в день, репетировал, вводил в свою программу новые номера. Особенным успехом у варшавской публики пользовался совершенно новый оригинальный трюк: выталкивание двумя руками с передачей затем на одну руку штанги с полыми громадными шарами, в которых сидело два униформиста. А также и другой трюк, когда Крылов поднимал платформу с двадцатью людьми.

Крылову аплодируют зрители Москвы и Петрограда. Его душевно встречают члены любительского атлетического кружка во главе с Иваном Владимировичем Лебедевым, который преподнес атлету золотую медаль, сказав при этом, что Крылов является одним из бесспорных «королей гирь». Это высказывание было самым дорогим для Крылова. Лебедев пригласил Петра Федотовича выступать а его чемпионате. Крылов вспоминал позже: «Трудно было учиться поднимать тяжести, но выучиться всем приемам французской борьбы для меня было еще труднее».

Крылов упорно тренировался под руководством венгерского борца, тренера Саидоффи. В чемпионатах дела у Крылова тоже шли успешно, он выступал во многих городах и везде был в числе призеров, хотя на первых порах занимал лишь третьи места. Но через некоторое время Крылова объявили чемпионом мира...

Прошло много лет с тех лор, когда гремела слава русского богатыря Петра Федотовича Крылова. Советские атлеты добились колоссальных успехов в поднятии тяжестей во многих весовых категориях, побито немало мировых рекордов, которые значительно превзошли рекорды тех времен, но можно утверждать, что выступления Петра Федотыча Крылова на цирковой арене с его удивительными трюками и сейчас смотрелись бы с интересом в любой аудитории.

А. МАЗУР

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100