В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Под куполом цирка братья Акопян

Братья Акопян. Подъем на рамку. Фото Л. ХлюппеЕще инспектор манежа не объявил номер и ар­тисты не вышли не арену, а зрители уже пред­чувствуют, что сейчас увидят не совсем обычное зрелище. С интересом наблюдают они за тем, как расторопные униформисты крепят растяжки двух па­раллельных канатов, опускающихся на арену из-под купола от сверкающего в лучах прожекторов металлического че­тырехугольника.

Братья Акопян. Подъем на рамку. Фото Л. Хлюппе

— Ага,   одновременно   двойной   кор-де-парель   и   воз­душная   рамка.   Это  что-то   новое   в   воздушной   гимнасти­ке, — говорят своим соседям завсегдатаи цирка. — Посмот­рим,   чем   нас   порадуют  гимнасты?..
— Выступают акробаты под куполом братья Акопян, — торжественно   объявляет   инспектор.
— Вот те на,  причем тут акробаты?! — удивляются зна­токи  циркового  искусства  из  публики. — Ведь  это  аппара­тура  воздушных  гимнастов?  На  сцене  над  форгангом  по­являются артисты. Оба молодые, белозубые, загорелые, с прекрасно     развитым    торсом.    Братья    немного    похожи друг на друга. Только один из них меньше ростом, но зато с более рельефной мускулатурой. Взявшись за руки, они поднимаются  со  сцены   по  двум  параллельным  тросам  к воздушной  рамке.  Зрелище  захватывающее  и  романтиче­ское. Тросов почти не видно, и поэтому порой кажется, что братья  идут вверх  по воздуху.

Артисты уже на рамке. Вместо традиционных трюков воздушных гимнастов они начинают показывать силовую работу. Один из акробатов делает стойку на руках и держит в зубнике кольца, на которых его партнер демонстрирует гимнастические упражнения. Эти трюки говорят об инте­ресной выдумке артистов, об их большой физической закалке. Братья устанавливают на рамку две вольностоящие ле­стницы. Лестницы находятся друг от друга всего в сорока сантиметрах. Это небольшое расстояние, и поэтому балан­сировать на них необыкновенно трудно.

Братья Акопян.  Акробат, опираясь попеременно на лестницы, подни­мается вверх. На его голове, в момент подъема, партнер делает на руках стойкБратья Акопян.  Акробат, опираясь попеременно на лестницы, подни­мается вверх. На его голове, в момент подъема, партнер делает на руках стойку.

Артисты не только не подчерки­вают опасность трюка, но исполняют его с необычайной легкостью и непринужденностью. Делают они его чисто: публика видит, что лестницы у братьев стоят на рамке без замаскированных закрепляющих приспособлений и что обувь акробатов лишена предохранительных пластин.

— Что  за  храбрые  артисты? — спрашивают  друг  друга зрители. — Откуда   они   появились?
— Позвольте, один  из них,  кажется, мне знаком, — го­ворит   любитель   цирка.

Он прав. В одном из братьев, что меньше ростом, не­трудно узнать Мамикона Акопяна, который больше изве­стен  в  цирке  под  именем  Рафика. Рафик Акопян на арене с 1952 года, с того дня, когда его, студента Ереванского института физической культуры, пригласил работать в цирк замечательный артист Рафаэль Манукян. Под руководством этого виртуоза эквилибристи­ки Акопян прошел первую школу циркового мастерства. После смерти Манукяна Рафик в течение десяти лет рабо­тал в номере Ю. Половнева. Здесь он вырос в превосходного исполнителя трюков на першах. Рафик выступал поч­ти во всех цирках страны и неоднократно демонстрировал свое мастерство за рубежом. Он побывал в ГДР, Бельгии, Люксембурге, Бразилии, Уругвае, ФРГ, Голландии, Греции и Югославии.

На Первом международном конкурсе арти­стов цирка в Варшаве в 1956 году участники труппы Полов­нева были удостоены золотых медалей и званий лауреатов. Золотые медали и звания лауреатов они получили и на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве в 1957 году. Их номер считался одним из лучших номеров эквилибристов с першами и всегда был украшением лю­бой   цирковой   программы. Казалось бы, чего желать лучшего. Но Рафик решил не останавливаться на достигнутом. У него возникает мечта создать свой и к тому же непременно оригинальный но­мер. Зарождению этой мечты Рафик обязан старейшему цир­ковому эквилибристу народному артисту Армянской ССР В. Арзуманову. Как-то в разговоре с Акопяном он сказал:

— Я когда-то работал на рамке. Это интересный аппа­рат. На нем можно стоять и делать акробатические трюки.

«А почему бы и мне не создать силовой номер на рам­ке?» — подумал   тогда   Акопян. Было бы неверным предполагать, что на следующий день после разговора с Арзумановым Рафик вышел репе­тировать   на   манеж. Все было иначе. Сразу создать этот номер он не мог. Рафик не был готов к этому — он работал совершенно в другом  жанре.  Шли месяцы, годы. Одни цирки сменялись другими. Можно было подумать, что артист забыл о своем замысле. Но только тот, кто близко знал Рафика, замечал, что он всегда внимательно смотрел на представлениях и на репетициях за работой воздушных гимнастов на «рамке» и де­лал какие-то записи в блокноте. Он изучал новый для него жанр, думал над трюками и композицией номера. С каждым месяцем идея этого номера начинала приоб­ретать все более ясные очертания, наступил такой момент, когда Рафик написал, наконец, творческую заявку. Это произошло в начале  1962 года. Для Акопяна нужен был партнер. Искать его Рафику не пришлось, ибо будущий партнер не давал ему покоя и   засыпал   письмами.

«Когда же, наконец, ты меня возьмешь к себе в цирк», — писал ему младший брат Меружан, токарь одно­го из тбилисских заводов, спортсмен и большой любитель циркового   искусства. Однако будущий партнер оказался все же «сырым». Ра­фик превратился в педагога, стал заниматься с ним на кольцах, учил делать стойки и другие трюки эквилибра. Братья проводили на манеже все свое свободное время, репетировали по 7—8 часов, рано утром и ночью после представления. Постепенно Рафик и Меружан перешли к разучиванию трюков будущего номера. Здесь были тоже свои трудности. Приходилось часто переезжать, и из-за этого прерывались репетиции на 20—25 дней, По приезде в новый цирк братья вынуждены были разучивать трюки заново. Но это не смущало Рафика. Он видел, как стара­тельно занимается Меружан, что каждая репетиция все ближе и ближе приводит к осуществлению его мечты. И поэтому Рафик старался еще больше тренироваться на манеже. Возможно, у читателя сложилось о старшем Акопяне мнение, как о каком-то ригористе, человеке, всецело под­чинившем себя новому номеру. Ничего подобного: Рафик смог в самый разгар подготовки нового номера окончить заочное отделение Центрального ордена Ленина института физической   культуры.

— Занятия в вузе нисколько не мешали мне, — отве­чает  обычно  Рафик,   когда  его  спрашивают,   как  удалось ему совместить учебу с репетициями. — Наоборот, они мне даже помогли. Я использовал при подготовке номера принятую в спорте систему тренировок. Она позволила, в частности, равномерно без перегрузок организма разучи­вать   трюки.

К началу 1963 года номер был готов. В дни новогодних представлений для детей в Ереванском цирке состоялся дебют   братьев. С тех пор прошло немногим больше года. С новым номером артисты успели побывать на гастролях в Чехо­словакии и участвовали в смотровой программе Москов­ского цирка «Эстафета поколений». Этот год был для братьев годом дальнейшей работы над номером. Они про­должали его улучшать, вводить новые трюки. В частности, они ввели в него тот финальный трюк, к исполнению кото­рого уже приступили артисты, пока мы с вами говорили об   истории   создания   номера. Меружан надевает рукавицы и берется руками за ка­наты. Рафик делает у него на голове стойку на руках. Быстрым скольжением по канатам братья спускаются на манеж. Эффектная концовка! Она так же оригинальна, как и весь номер, за который братья недавно получили звание лауреатов Всесоюзного смотра новых произведений цир­кового   искусства. Зрители долго и дружно аплодируют молодым арти­стам.

Номер окончен. Немного уставшие и в то же время довольные приемом публики, братья  покидают арену. Впрочем, мы не совсем правы, сказав, что номер окон­чен. Братья Акопян продолжают работать над его усо­вершенствованием. Сейчас Рафик думает над тем, чтобы придать номеру комическую окраску. У него уже давно появилось желание попробовать свои силы в клоунаде. Данные для этого у него, кажется, есть. Так, выступая в Ереванском цирке, он заменял в течение нескольких дней заболевшего коверного Леонида  Енгибарова. Трудно еще сказать, как видоизменится сегодняшний номер воздушных акробатов. Но одно несомненно: он бу­дет еще интереснее, сложнее и оригинальнее. Ведь испол­нители его — братья Акопян — артисты творчески неуго­монные, ищущие и упорно идущие к намеченной цели.


И. Уразов

Журнал Советский цирк. Июнь 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

http://evitek.ru анализатор спектра anritsu