В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Под куполом старого цирка

МАТЕМАТИК    АРАГО

Математик АрагоНа днях поехал я посмотреть г-на Араго и нисколько не раскаиваюсь. Он артист своего дела. Удивительная     память     на     цифры.
Араго — мировая знаменитость. Он делает сложение пяти-шестизначных цифр, моментально умножает, делит, извлекает кубические корни, еле взглянув на доску. Можно только поражаться, каким путем он достиг столь блестящих результатов!
Артиста принимают восторженно. Действительно, он великолепен. Но публика себя держать не умеет. Во время сеансов слышен рев тысячи голосов. Все это еще больше   нервирует   артиста.
Один из увлекшихся посетителей   рявкнул   во   всю   глотку:
—    Суббота   31   декабря   1885   года — день моего рождения — какой день был!
—    Печальный... —
находчиво     ответил Араго.
Публика себя может утешать тем, что и в Париже посетители на сеансах Араго держали себя весьма   непринужденно...
(«Артистический   мир»,   1912   г.)
 
«ИНДЕЙСКИЙ     ФАКИР» ИЗ  ЯРОСЛАВЛЯ

В начале мая в Казань прибыл некий фокусник. Он анонсировал о скором прибытии сюда «волшебного театра или таинственной волшебной пещеры известного индейского (так гласила афиша) факира Махмета Френина». Он попросил публику чары волшебного театра не смешивать с фокусами. Сняв в аренду помещение зверинца Эйгуса, фокусник составил    новую     афишу    об    открытии гастролей и явился к полицеймейстеру за разрешением ее напечатать.
—    Да   факир-то   Махмет   Френин приехал   сюда   или   нет? — спросил
полицеймейстер.
—    Он      скоро     будет! — ответил фокусник.
—    Вот  когда    вы    покажете    мне самого    факира,    то    я    разрешу   и
представления.

—    Да   я   самый   и    есть   Махмет Френин! — переминаясь  с  ноги  на ногу,   ответил   фокусник.
—    Покажите   ваш   паспорт.
Полицеймейстер, развернув бумагу, прочел, что предъявитель сего житель г. Ярославля Иван Васильевич Троицкий отпущен для производства торговли ярославским   холстом.
—    Что же  вы  не торгуете,  а  какими-то   фокусами   занимаетесь!
спросил   полицеймейстер  у  Троицкого.
—    Да   плохо   торговля   идет,   вот я  и  занялся.
(«Камско-Волжский   край»,   1897  г.)
 
БЛОШИНЫЙ     ЦИРК

Сейчас невозможно себе представить, чтобы на арене цирка выступали... дрессированные блохи. А в старом провинциальном цирке этот номер порой «украшал» собой программу. Помнится, прибытие во Владивосток блошиного цирка вызвало в городе сенсацию. Цирк был переполнен, Зрители с нетерпением ждали начала выступлений дрессированных блох. Их вынесла на арену худощавая брюнетка средних лет в маленьком японском домике, две стены которого были затянуты тюлем. Домик поставили на небольшой столик и здесь же разместили миниатюрные блошиные «аппараты».
Хозяйка «труппы» предложила желающим полюбоваться искусством ее питомцев, проходить на арену   группами   по  десять  человек и вооружала зрителя большой лупой.
Блошиный циркПодняв в домике выдвижную дверцу и оперируя палочкой, свитой из золотистого волоса, дрессировщица     побуждала    насекомых бегать, подобно белке, в крохотном колесе, прыгать через барьерчики. В ответ на вопрос, «как она кормит своих зверей», артистка переместила одну, отработавшую свое блоху на верхнюю часть обнаженной руки, где та и приступила к «закуске». Маленьких членов своей «семьи», хозяйка была вынуждена кормить на внутренней стороне локтевого сгиба:   там   кожа   тоньше…
Неожиданным веселым заключением было появления униформиста с плакатом: ближайших зрителей «цирка блох» просили зайти за кулисы, так как две «звезды» после представления исчезли.
Спустя некоторое время на арене появились два невольных «похитителя» блох: девочка-подросток и студент. У первой беглянку нашли на воротнике, а вторую изловили на рукаве тужурки. Зрители детского утренника восторженно реагировали на импровизированное    дополнение    программы...
Очень красочное описание того же номера оставила в своей книге «Страницы прошлого» писательница   Александра    Бруштейн:
«...Старая жирная немка, ежеминутно угрожавшая выйти из берегов своего сильно декольтированного платья, садилась у круглого стола, вокруг которого занимали места зрители, и выпускала из коробочки своих черненьких «актрис».
—Это—польски     блёх.     Это    — немецки     блёх.     Это   —   маленьки элегантни   французски   блёх!..
Блохи впрягались в миниатюрные колясочки размером с половинки скорлупки кедрового орешка и катали восседавших в колясочках блох-седоков. Блохи ходили по канату — по нитке, натянутой   между  двумя   спичками.
В заключение демонстрировалось кормление зверей: толстуха пристраивала весь блошиный ансамбль на сваей могучей, мак колода, голой руке и, глядя, как оки насыщаются ее кровью, объясняла с материнской нежностью;
—Это   маленьки    фрюштюк!..»
 
КОГО   БОИТСЯ    ТИГР!

Эту историю пришлось случайно услышать в одном из баров старого Шанхая. Находившиеся неподалеку от меня три джентльмена     средних   лет     говорили     о дрессировке   хищников,    об   исключительной    свирепости    тигров.
—Но   есть    все-таки    и   у   тигра лютые   враги,   которых   он  без   памяти     боится, — сказал     один     из них.
Возражения своих собеседников он остановил следующим рассказом:
—Как-то  на   Суматре  я  попал  в большой   японский    цирк,   где   выступал    укротитель   с    группой   тигров.    Звери — до   полутора   десятков — были      беспокойны,       может быть,   их   волновала   близость   родных     джунглей;      рев,     щелканье бича   не   прекращались   ни   на   одну минуту.      В      цирке     даже     стихла обычная    на    Востоке шумная    болтовня    толпы.    Некоторые     с    опаской    оглядывали    сооруженное    наспех    гигантское     шапито,     дрожащие      на      тросах     электролампы,
пробегающие    по    тонким    прутьям клетки     неровные     вспышки      прожекторов.
И вот внезапно погас свет... Все лампочки, до единой! Авария на цирковой    электростанции!
В первые секунды сотни людей замерли на своих местах; было слышно только взволнованное дыхание множества людей и какое-то настороженное рычание зверей, вероятно, тоже ошеломленных мраком. Тигры вышли из оцепенения раньше зрителей; животные стали с ревом кидаться на решетку, укротитель дважды выстрелил из пистолета... Начавшуюся панику прервал громкий повелительный    голос:
—Всем    соблюдать    спокойствие! Через   минуту   будет   свет!   Не   двигаться    с    мест!    Главное — тишина!
И вслед за этим вблизи арены раздался ни на что на свете не похожий звук: не то свист, не то шипение, не то какой-то всхлипывающий скрежет... Он был так отвратителен и необычен, что даже у смелых и хладнокровных людей по телу пробегали мурашки... Однако наиболее разительно эти звуки подействовали на тигров. Они с жалобным воем заметались по арене, беспокойство не оставляло зверей, даже когда вспыхнул свет. Со вздыбленной шерстью и прижатыми к голове ушами они жались друг к другу посредине арены. Звери явно никого не видели и не слышали, кроме свистящего хриплого шипения... Едва подвезли вагонетки с клетками,  тигры в том же страхе, прыгая один через другого, кинулись к отверстию поднятой решетки и скрылись в нем.
Заинтригованный, я поспешил за кулисы, и здесь мне указали в ближней ложе на высокого загорелого человека, прекратившего панику в цирке. Он спокойно оглядывал ряды зрителей, многие из которых также не спускали с   него   глаз.
Кого боится тигрЭто был известный на Малайях охотник и ловец диких хищников для зверинцев и зоологических садов. Он хорошо знал, что единственное живое существо на свете вызывает предельный страх тигра — удав, встречи с которым он избегает с рождения до последнего дыхания. Охотник идеально подражал шипению разъяренного пресмыкающегося и воспользовался своим даром для усмирения готовых взбеситься опасных   хищников.
 
                                                                                                                                                                     Ю.   ШТРАУС

Борис СИБИРЯКОВ

НЕОСВЕЩЕННАЯ   АРЕНА...

Я помню это
как   сейчас:
все   предо   мною
снова  будто:
как   отзвенел
десятый   класс,
и как должны были
для   нас
открыться двери  института.
Но...  список вывешен.
И  вот:
—Ты молодой,
тебе не к спеху...
Станкостроительный   завод.
Тележки бегают
по цеху.
Напильник  валится
из   рук.
Вскипают жгучие  мозоли.
Не до друзей.
Не до подруг.
И хочется реветь
от боли.

Хоть первой
заводской  получки
не заслужил я,
может быть, —
ее положено «обмыть».
Но мастер:
—Есть кой-что получше!
Пивной тебе не нужен зал.
Пойдем.
Я в цирк билеты взял.

Старик,
на вид такой тихоня!
Зачем  ты  в цирк
привел  меня?
Затем, чтоб я
еще   раз   понял,
что   я
покуда   размазня?
Чтоб ткнуть  в  глаза мне
на заводе
назавтра
к моему стыду:
«Вот, —
люди по канату ходят!
А  ты  с тисками
не в ладу»?..

Но завтра
было воскресенье.
И не прошла еще хандра,
как снова мастер —
Дядя Сеня
в цирк потащил меня
с   утра.

...Неосвещенная  арена.
Пустые  кресла.
Тишина.
Все  как-то  так.
Обыкновенно.
И та... воздушная...
Она...

Она все время  повторяла
движенья
те же, что вчера.
И   падала.
И   потирала
синяк
у самого бедра.

А рядом прыгал
клоун   рыжий
без   передышки,
 по   часам...
Они не только что
глазам,   —
они   и   сердцу
стали   ближе.

Они   кружились
на   арене.
Они трудились
с огоньком.
И  оказалось  —
Дядя   Сеня
со всеми в цирке
был знаком.

Ему кивали
даже   кони,
легко  уздечками  звеня...

Старик,  старик,
теперь я понял,
зачем ты в цирк
привел меня.

Я  понял это
понемногу, —
не зря ворочался
всю   ночь:
— Гляди, сынок,
как люди могут!
Так почему ж
тебе не мочь?!

Тиски
и сальто акробата,
напильник
и   тугой   батуд,   —
что хочешь
по   плечу   ребятам.
И   не   дурак
сказал  когда-то,
что,   мол,  терпение
и   труд
все  перетрут.

Генриэтта МИЛОВИДОВА

ОБЕЗЬЯНКИ — ДЕБЮТАНТКИ

Слон   выходит  на  арену,
Слон — заслуженный артист,
Обезьянки — дебютантки
Смотрят    вслед   из-за   кулис.
Им   читать   сегодня   книжки,
Из   тарелок   чинно   есть

И  нельзя  бежать  вприпрыжку,
Чтоб  за   стол   скорее   сесть.
И   нельзя   лизать   из    блюдца
На   глазах   у   всех   ребят,
Оттого   и   робко   жмутся
И   в   волнении   дрожат.
Слон, — конечно,  это — личность!
Да   и    практика   видна.
Перенять  бы  артистичность
И   спокойствие   слона!


КОГДА ЗАБЫВАЮТ ИСТИНУ

Не так давно на манеже Ивановского цирка во время генеральной репетиции случилось происшествие. На дрессировщика В. Запашного, когда он после выступления раскланивался с публикой, неожиданно сзади набросилась тигрица. Только энергичное вмешательство вбежавших в клетку работников цирка спасло Запашного от разъяренного    зверя.
Многие артисты объясняли это происшествие неопытностью молодого дрессировщика, который сравнительно недавно работал на манеже в качестве акробата. Говорили, что Запашный якобы слишком увлекся аплодисментами публики и поэтому ослабил контроль за животными. Отчасти это могло быть именно так, как объясняли артисты. Но главная причина происшествия была все же иной. Выяснилось, что Запашный грубо обращался с животными, часто применял болевые методы дрессировки. И реакцией на это было нападение   на   него   тигрицы.
В наше время на манеже нет места укротителям, которые, стремясь поиграть на нервах публики, сознательно злят животных, избивая их во время представления. Такие номера сейчас невозможны. Зрители не позволили бы издеваться над животными. Тем не менее случай с Запашным свидетельствует о том, что некоторые артисты цирка все же пользуются «жесткими» приемами. На словах эти дрессировщики выдают себя за сторонников гуманного метода воспитания животных, на манеже перед публикой они навязчиво демонстрируют свою дружбу со зверями и подкармливают их. Но за кулисами или на арене во время репетиций, когда рядом с ними нет посторонних, эти «гуманисты» и «друзья животных» не стесняются применять к хищникам кнут и железные прутья. Такое обращение с четвероногими считается у них в порядке вещей и даже находит свое «теоретическое» обоснованно: «Чтобы животное слушалось человека, оно должно его баяться. Чем строже обращаться с ним за кулисами и   на   репетиции,   тем  лучше   зверь  будет   работать  не   представлении».
Глубоко ошибочная и порочная практика. Она — результат необразованности  и  беспомощности  этих дрессировщиков.
Владимир Леонидович Дуров, создатель отечественной гуманной школы дрессировки цирковых животных, всегда был противником подобных методов обращения со зверями. Он считал, что работа с животными — это искусство, основанное на глубоком знании человеком их повадок и наклонностей. Каждый зверь имеет свой «характер» и свои особенности. Прежде чем дрессировать животное, артист должен тщательно изучить своего питомца и подружиться с ним. Этот метод более сложный и кропотливый, чем тот, который избирают     сторонники     «жесткой»     дрессировки.
В. Л. Дуров умел разумно подчинить животных своей воле, не прибегая к болевым воздействиям. У нас в доме несколько лет свободно жили лев Принц и львица Принцесса. Они были совершенно ручными, и их посадили в клетку только потому, что наши знакомые  при   встрече   с  ними   страшно  пугались.
Зная повадки своего воспитанника, дрессировщик всегда может с помощью эмоционального воздействия натолкнуть, приучить животное   выполнить  то  или  иное движение  или   трюк.
Условный рефлекс у зверя вырабатывается лучше и прочнее, если дрессировщик будет применять в обращении с ним ласку и поощрительную подкормку, а не палку. При этом контакт человека со зверем бывает крепче. Выступление не арене для животного становится приятной привычкой. Оно не исполняет трюк, а играет, как бы по-своему творит. Вспомните Маргариту Назарову, купающуюся со своим Пуршем в бассейне во время водной пантомимы. Это наглядный пример того, чего может достигнуть человек, умеющий лаской подчинить своей  воле хищника.
Гуманный метод предоставляет дрессировщику неисчерпаемые возможности     для  его  творчества.
Многое надо знать и уметь, чтобы стать дрессировщиком. Но прежде всего артист, работающий со зверями, должен любить животных. Об этой истине, к сожалению, забыли В. Запашный и подобные ему рыцари кнута и палки. Кто не любит животных, тот не может  быть  дрессировщиком.

А.  ДУРОВА

Журнал ”Советский цирк” апрель 1962г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100