Подсадка - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Подсадка

Эльвира Джузеповна по происхождению итальянка с голосом способным заглушить хор «Большова Театра» вместе с оркестром. 

В  ней  было  120 кг,  но  ввиду  огромной  внутренней энергии,  она  легко  справлялась  с  избыточным  весом.  Работала  сольный  музыкальный  номер,  но  осталась  в  моей  памяти  совершенно  по  другому  случаю.  Она была  «гением  подсадки».  Многие  артисты  подрабатывали « разовыми».  «Разовые»,  это  дополнительные  услуги  оказанные  в  другом  номере.  Есть  такой  приём  в  цирке  как  «работа  на  подсадке»,  это  когда   своего  «казачка»  засылают  к  зрителям.  Он  там  сидит  смотрит  программу,  будто  к  цирку  не  имеет  никакого  отношения.  И вот  клоун  как  бы нечаянно  начинает  с  ним  разыгрывать свою  репризу.  От случайного  партнёра  из зрительного  зала  ничего  не  выйдет,  нужны  ответные  правильные  действия,  поэтому  необходима  «подсадка».  Лучше  Эльвиры  Джузеповны  в  этой  роли  я  никого  не  видел.  Все  «подсадки»,  пришедшие  на  спектакль  зрители  легко  разоблачали,  но  разоблачить  Эльвиру Джузеповну  никто  не  мог,  она так  правдиво  играла,  что  заставляла  приходить  зрителей  на  спектакль  во  второй  раз,  но  и  тогда  зрители  не  хотели  верить  что  это «подсадка».

Работала  она  с  клоуном  Серебряковым.  Он  выходил  в манеж  в  образе  деда  «Щукаря»,  в  трусах  и  кирзовых сапогах,  а  на  голове армейская  фуражка  со  сломанным  козырьком.  Вот  он  выходит  в  манеж,  и  почему  то  вдруг  взгляд  его  останавливается  на  импозантной  женщине  с  первого  ряда,  в  чёрном  платье  и  модной  сумочкой  в руках.  Она  начинает  смеяться,  но  увидев  что  привлекла  к  себе внимание,  вдруг  стыдливо  прикрывает  своё  лицо  руками.  Палитра  её  выразительных  средств  просто  огромна.  Вот уже  смеётся  весь  зал,  через  минуту  уже  стоит  рёв.  Какой  то  непонятный  экстаз  смеха  охватывает  всех  присутствующих,  и  причиной  этого  невероятного  смеха  оказывается  обычная  зрительница.

Но  то что  происходило  в  «цирке  на  воде»,  впишется  золотыми  буквами  в  историю  Советского  цирка.  Это  успех  артистки  который  нельзя  забыть,  как и невозможно  превзойти.  Набегала  огромная  волна  смеха,  её  сменяла  другая  более мощная,  потом  всё  это  превращалось  в  ураган  чувств  и  эмоций.  Некоторые  так  смеялись,  что  не  могли  с  собой  ничего  поделать,  не  могли  остановиться.  Я  видел  как  один  мужчина  поднялся  со  своего  места,  держась  руками  за  живот,  не  властвуя  над  собой,  не просто  смеялся,  он  рыдал как  ненормальный.

Когда  клоун  Серебряков  выплывал  из  за  кулис  на  своей  лодочке,  и  по  неосторожности  опрокинувшись  начинал тонуть,  отчаявшись  протягивал  свою  обессиленную  руку,  с  одной  умаляющей  просьбой,  спасите  меня,  спасите  ради  Христа  нашего  говорил  его  взгляд. Вытащите  меня  из  воды.  Но  к  его  судьбе  никто  не  проявляет  интереса.  Он барахтается  пищит,  просит  помощи,  но  тщетно.  Обессилев  окончательно,  его  взгляд  неожиданно  останавливается  на  сидящей  в  первом  ряду  даме.  Он  вопиёт  к  ней,  спаси  меня  говорит  его  взгляд.  Ивот  она  наконец  протягивает  ему  спасительную  руку,  но  он  взявшись  за  неё  срывается  по  мокроте,  и  снова уходит  под  воду  с  головой.  Почти  безжизненный,  он  едва  появляется  из  воды,  его  судьба  казалось  бы  во  власти  случая,  кажется  что  он  уже  не  верит в  своё  спасение.

Здесь  всё  построено  на  контрасте,  он  маленький,  щупленький,  почти  прозрачный,  а  она  мощная,  сильная,  способная  вместить  в  себя  троих  как  он.  Но  вот  никак  не  удаётся  вытащить  его  из  воды.  Использовав  все  средства,  она  идёт  на  риск,  встаёт  на  барьер  чтобы  быть   ближе  к  несчастному,  чтобы  была  возможность  употребить  всю  имеющую  у  неё  мощь.  Один  к  трём  таковы  усилия  приложения  сил. И  вот  чудо!  Кажется  пришло  спасение,  но  тут  она  оступается,  и  они  оба  падают  в  воду.  Брызги до  потолка,  гомерический  смех  до  истерики.

Кто  скажет  что  это  подсадка?  Да  ни  один  зритель  не  поверит  в  это.  Всё  произошло  случайно.  Такая  солидная дама  и  в сговоре с  циркачами?   Да  быть  этого  не  может.  Зрители  никогда  не  узнают,  да  и  зачем  им  знать,  во  что  обходится  клоуну  смех.  Я  знаю  как  страдает  артист  когда  не  смеётся  зал,  и  обучиться  этому  невозможно.

Мы  работаем  Ростове- на- Дону,  в  спортивном  комплексе.  В  цирке  идёт  ремонт,  там  полный  беспорядок,  там  блохи  как  хищные  звери.  Я  постоял  с  минуту у  манежа,  они  чуть  не  отгрызли  мои  ноги,   тогда  я  с  грустью  ушел  размышляя  о  том,  как  было  бы  хорошо,  если  во  всём  был  бы  порядок.  Мы  поднялись с  Валерой  Серебряковым  на  второй этаж  к  главбуху,  по  одному  деликатному  вопросу.

Главбух,  мощная,  недовольная  с  кислым  лицом,  видать  ещё  та  хабалка,  угрюмо  насупившись,  с  презрением  смотрела  на  нас,  готовая  в любую  секунду  начать  атаку на  непрошенных  гостей.  За  тридцать  лет  работы  в  цирке,  я  только  однажды  встретил  добрую,  улыбчивую  женщину  главного  бухгалтера,  я был  так  удивлён  этому  обстоятельству,  что  был  готов тут  же встать  перед  ней  на колени.  Есть  приказ  министра культуры,  если  зал  вмещает  более  2,5  тысяч  человек,  то  оплата  артистам  начисляется  в  полуторном  размере.  Взгляд  её  тяжёл,  она  явно не  в  духе,  неохотно  начинает  рыться  в  своих  бумагах,  потом  с  презрением  бросает  в  нашу  сторону  несколько  ядовитейших слов.

- У  меня  нет  на  вас  приказа,  так  что  губы  то  особенно  не  раскатывайте.  Серебряков  назвал  номер  приказа,  и  от  какого  числа.

- Я  же  сказала,  что  у  меня  этого  приказа  нет,  что  не  ясно?

Когда  мы  вышли  с  ним  в  коридор,  я  шепнул  ему  на  ухо – давай  выпустим  на  неё  нашу  Эльвиру    Джузеповну,  Эту  бухгалтершу  может  победить  только  женщина,  но  более  сильная, а  сильнее  Джузеповны   нет  в  мире  никого.  Главбух тоже вышла  с  бумагами на  груди,  видать  к  директору.  Тогда  Валера  сказал  ей: - придётся  выпустить  на  вас  Эльвиру  Джузеповну.

- Хоть  сто  Эльвир – бросила  она  нам  на  ходу – ситуация  не изменится,  приказа  то  нет,  не  переживайте  желаю  удачи

Через  полчаса  мы  уже  во  всех  деталях  объясняли  Эльвире  крайне  сложную  для нас  ситуацию  -Выручай  - сказал  Валера  Серебряков

- Я  сейчас  только  переоденусь – ответила  она,  и  мы  повели  её  в  цирк.  Стояла страшная  удушающая  жара,  тяжело  дыша,  она  только  сказала  остановившись  перед  дверью  в  кабинет  главбуха, - дайте  ребята  чуток  перевести   дыхание,  я  сейчас  Отдышавшись,  она  собрала  всю  свою  волю,  открыв   дверь  легко  и  решительно  внесла  свою  огромную  массу  энергии,  напора  и  интеллекта.  На  всякий  неожиданный  случай  мы  оставили  щёлку  в  двери,  чтобы  слышать  весь  разговор.  Первые  её  слова  были  необычными.

- Ну  что  девочка? – она действительно  выглядела  перед  Эльвирой  Джузеповной,  как  ученица  первого  класса  перед  учительницей.  Тут  и  разница  в  весовой  категории,  в  уме,  напоре,  интеллекте,  и  всё  это  не  в  пользу  нашей  обидчицы. Выражение  лица  главбуха,  вдруг  стало  растерянным,  испуганным  и  даже  наивным.  Она  видимо  вдруг  реально  осознала  что  перед  ней  сила,  не  равная  той,  на  которую  она  рассчитывала  чтобы  победить.  Это  была  чудовищная  сила.  Она  видать  впервые  за  свою  жизнь,  даже  не  нашлась  что  ответить.

- Значит  так,  будем  платить  полторы  ставки  или  как?  Эльвира  Джузеповна   взяла  небольшую  паузу,  тем  самым  дав  возможность  своей  сопернице  перевести  дыхание, чтобы  та  имела  возможность  обдуманно  отвечать  на  заданные  вопросы.  Руки  главбуха  выражали  волнение,  она  нервно  перебирала  какие  то  бумаги  на  своём  столе.  Это  в  родном  то  кабинете,  где  она  не  раз  спускала  собак  с  цепи,  на  своих  «гостей»,  она  не  нашлась  что ответить. 

- Для  решения  этого  вопроса  пусть  придёт  ваш  руководитель, - она  видать  решила  взять  тайм-аут  чтобы  привести  свои мысли  в  порядок, - это  всё  что  я  могу  вам  сказать, - давая  понять  что  эта  тема  для  разговора  для  неё  закрыта. Она  решительно  встала  из  за  стола  и  было  направилась  к  выходу,  но  Эльвира  Джузеповна  встала  на   пути  преградив  ей  дорогу.

- Руководитель  только  что  был  здесь,  ты  не  захотела  его выслушать,  теперь  будешь  слушать  меня. 

- Это  как? – удивилась главбух. 

- Это  так – продолжала  Эльвира  Джузеповна, - сейчас  мы  сядем,  и  мирно  будем  решать  этот  вопрос,  и  пока  не  решим  никто  не  выйдет  из  этого  кабинета. 

- Это  что  ультиматум?  -Можешь  считать  и  так, - она  смотрела  в глаза  главбуху  гипнотизируя  её.  Она  из  толпы  в  две  тысячи  человек  вязала верёвки.  А  тут  какой  то  главбух.

- Так  будем  платить  полуторную?  -Нет  приказа- неуверенным  голосом  говорила  главбух. –Приказ  есть.  –На  моём  столе  приказа  нет.

- Поищи  деточка,  поищи,  как  никак  а  всё  таки  документ, - она  говорила  вежливо, но  воля  с  какой  были  сказаны  слова,  усиливалась.

- Нет  охоты  искать,  вам  нужно  вы  и  ищите, - и  она  снова  направилась  к  выходу,  но  на  её  пути  снова  появилась  преграда. 

- Я  же  сказала,  пока  не  найдём  приказ  перерыва  не  будет.

-  Мне  по  нужде  что  разве  и  это  запрещено?

- У  меня  эта  нужда  всю  жизнь,  давай  не  будем  валять  «ваньку»,  вот  найдём  приказ  тогда  и  закроем  этот  вопрос.

- Нет приказа! 

- Есть  приказ!  Эльвира  Джузеповна  положила руку  на  кипу  бумаг  и  спросила  - а  это  что  такое?  Главбух  вдруг  увидела  знакомый  ей  документ,  она  видать  его  искала,  но  не  могла  найти.

- Вот  тебе  и  приказ,  ну  как  будем  платить  полуторную? 

- Будем – сказала  главбух,  почти  обессилив,  вытирая  вспотевший  от  напряжения  лоб  носовым  платком.

- Сдалась – шепнул  мне  Валера  Серебряков, - выбросила  белый  флаг.  Против  Эльвиры  и  танковая  дивизия  не  устоит,  бесценный  человек.

- Прекрасный  человек – добавил  я.  С  того  минуло  более  двадцати  лет,  но  я  до  сих  пор  помню  эти  гастроли.  Где  сейчас  Валера  Серебряков, я  не  знаю.  А  про Эльвиру  Джузеповну  слышал  что  она,  после  того  как  развалился  Союз,  уехала  на  свою  историческую  родину,  в  Италию.

Как  там  сложилась  её  судьба  мне ничего  неизвестно.


Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100