В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Проблемы массового искусства

На фото. Концерт состоится при любой погоде. БАМ, поселок Северобайкальск, выступает конферансье г. БаскинГлубокий анализ вопросов литературы и искусства в политическом докладе и материалах XXVII съезда КПСС говорит o том значении, которое в условиях развитого социа­лизма приобрело художественное творчество, как важнейшая составная часть культурного строительства.

Литература и искус­ство «призваны служить интересам народа, делу коммунизма, источником радости и вдохновения для миллионов людей, вы­ражать их волю, чувства и мысли, активно помогать их идей­ному обогащению и нравственному воспитанию», — записано в принятой на съезде программе.

Огромная ответственность ложится на массовое, любимое народом, демократическое искусство эстрады.

На фото. Концерт состоится при любой погоде. БАМ, поселок Северобайкальск, выступает конферансье г. Баскин

B течение последнего года деятели эстрады не могут пожаловаться на недостаток внимания. На страницах пресcы об этом искусстве писалось много, высказывались диаметpально противоположныe точки зрения как по поводу эстрады в це­лом, так и отдельных ее представителей. Пишут зрители  и любители эстрады и те, кто ее не принимает вовсе. Пишут практики — артисты, композиторы, режиссеры. K сожалению, меньше всего профессиональныe критики. И если состояние ли­тературно-художественной критики в целом вызывает сегодня серьезные нарекания, то в области эстрады критика почти от­сутствует. Во всяком случае, авторитет ее чрезвычайно низок.

Виноваты ли сами критики, условия, в которых им при­ходится работать, отсутствие заинтересованности концертных организаций, отношение прессы — судить не берусь. Скорее всего, действует целый комплекс причин, во многом связан­ный c общей неудовлетворительной организационной структу­рой концертного дела, отсутствием общественных организаций по типу Всероссийского театрального общества и др.

Низкий профессионализм сказывается на многих суждениях об эстраде. Как это ни парадоксально, но такие ценные ка­чества, как мобильность, доходчивость, широкая доступность, оказывают эстраде плохую услугу. B дискуссии, несколько лет тому назад прошедшей в «Литературной газете» на тему «Куль­тура: народность и массовость», один из авторов именует та­кое массово распространенное искусство «толпным», жонгли­рующим сложившимися стереотипами.

Использование сложившихся стереотипов и клише, что, ка­залось бы, является признаком «низкого», действительно при­суще эстраде, но уникальная печать личности артиста привносит в это массовое искусство высокую духовность и социальную значимость.

Примеров тому немало, многие из них теперь уже хресто­матийны. Популярная, особенно в годы Великой Отечественной войны, песенка «Синий платочек», написанная на мелодию ста­рого танго композитора Петербургского, в исполнении Клав­дии Шульженко приобрела поистине всенародную известность и, не боюсь произнести этого слова, волнующую духовность. Незатейливые слова, непритязательная мелодия в прекрасном исполнении Шульженко выразили дух времени настолько, что спустя десятилетия все мы, чья биография так или иначе свя­зана c войной, не можем без волнения ее слушать.

Шульженко пела эту песню на Ленинградском фронте, в осажденном фашистами Ленинграде. Песня o синем платочке, подаренном девушкой бойцу, помогла выстоять, победить. Тогда же, в том же блокадном Ленинграде была создана и впервые исполнена великая Седьмая Симфония Д. Шостаковича. Срав­нивать эти произведения невозможно, да и не нужно. Всякому искусству — свое. Но думаю, что в то грозное время скром­ная песня Шульженко сыграла не меньшую роль.

Впрочем, известно, что Шостакович c уважением относил­ся к малой форме, к развлекательному искусству и в 30-e годы активно сотрудничал c мюзик-холлом.

Очевидно, можно надсаживаться изо всех сил, чтобы донести свое творчество до слуха и сознания масс, но при этом не встретить должной реакции. И, напротив, можно говорить  тихо, рассчитывая на небольшую сравнительно аудиторию, но эти слова отзовутся в массах. Так отзываются слова, произне­сенные тихим хрипловатым голосом замечательного артиста-сатирика A. И. Райкина. Партийность его творчества, высокая гражданственность отмечены по заслугам и удостоены самых высоких наград. Его искусство, исполненное гуманизма, слу­жит людям. Оно отражает интересы и потребности самых ши­роких масс, поэтому столь любимо Советскими людьми и столь популярно.

Эти и многие другие примeры показывают, что массовые формы искусства, такие как лирическая песня, сатирическая или юмористическая сценка, монолог, фельетон, куплет и даже вовсе «немые» жанры, как танец, пантомима, могут нести боль­шую идеологическую нагрузку. Достаточно вспомнить o рабо­тах в жанре пантомимы выдающегося режиссера C. А. Каштеляна. Важная идеологическая задача ложится на плечи конферансье, которые каждый вечер выходят на эстраду для разговора c публикой.

B нашем обществе забота o человеке, об удовлетворении его разумных потребностей стоит в центре внимания государствeнных, партийных и профсоюзных органов. Растет благосостояние советских людей, увеличивается доля свободного вре­мени. B этой связи возникает вопрос: в какой мере потреб­ность в разрядке, в развлечении относится к числу разумных, тех, которые требуют удовлетворения? Мне представляется, что вопрос нуждается в утвердительном ответе. B противном случае мы рискуем упустить одну из достаточно важных сфер жизни, отдав ее на самотек, предоставить влиянию псевдокультуры, которая в наш век научно-технической революции не­избежно проникает вместе c пропагандой антикоммунизма и антисоветизма. О «состязательности в области науки, художест­венного творчества» как об одном из условий ускорения со­циально-экономического прогресса говорилось в отчетном докладе XXVII съезду.

Необходимо думать o том, как поднять культуру развлечения, связать ее c идеологическими задачами, задачами вос­питания, образования, c той высокой духовностью, что всегда отличала наше искусство.

В этой связи возникает вопрос o наличии массовой куль­туры в странах развитого социализма, который периодически ставится и на страницах печати. Думается, что по отношению к искусству термин «массовое» имеет как минимум два аспекта. Чисто количественный — как характеристика широкого рас­пространения, популярности в массах, доступности, против чего трудно возразить. И качественный — как определение некого самостоятельного эстетического явления, пусть со всеми поправками на требования нашей социалистической действительности.

Подобный аспект уже сам по себе рождает соответствующую оценку этого явления при всем уважительном отношении к искусству для масс, для «толпы», предполагает существование двух искусств — «высокого» и «низкого». Иными словами, высоко­мерное отношение к феномену «массового» или (иначе) «массово распространенного» искусства отнюдь не способствует росту качественного уровня этого искусства, которое существует и, по-видимому, будет существовать независимо от наших желаний и вкусов.

Позволю себе привести общеизвестное высказывание первого советского наркома просвещения A. B. Луначарского. «Очень часто в кругах культурных коммунистов встречаем мы ту же неправильную оценку искусства, которой заражена и мещан­ская интеллигенция. Если вы скажете, что нужно развивать и распространять в народе художественный лубок, то вам скажут: как, вы лубочное противопоставляете художественному! Если вы будете говорить o мелодраме, о театре-варьете, o цирке вы рискуете натолкнуться на презрительную гримасу. Ведь это искусство для Ванек! Это, так сказать, искусство третьего сорта, махорочное, маргариновое, даже развращающее народ. Надо суметь радикальнейшим образом покончить c этой точкой зрения»,— писал Луначарский в 1919 году в статье «Задачи обновленного цирка».

По отношению к цирку c той поры действительно про­изошла коренная перемена. Советский цирк заслужил всеобщее признание, уверенно вышел на мировую арену. Что же касается театра-варьете, по терминологии Луначарского (понятие «эстрада» тогда еще только входило в жизнь), дело обстоит сложнее. Может быть, кто-то возразит, что этому искусству пока не удалось достигнуть тех высот общепризнанного мастерства, которые достигнуты цирком. Возможно, это справедливо по отно­шению к среднему уровню. Но если вспомнить о вершинах, то вряд ли мы назовем не только в цирке, но и в других «высоких» искусствах артистов столь популярных в народе, c такой полнотой выразивших время c его радостями и заботами, как, например, Леонид Утесoв. Его жизнерадостное творчество на разных этапах нашей истории поистине помогало строить и жить, выполняя тем самым важнейшую идеологическую за дачу.

Мне представляется, что в условиях нашего общества противопоставление народности и массовости достаточно беспочвенно. B едином потоке социалистической культуры во все видах и жанрах искусства есть мастера выдающиеся, талантливые, средние и, к сожалению, бездарные.

Разве мало знаем мы спектаклей драматических театров, весьма невысоких по своему художественному уровню, a иногда и отмеченных дурным вкусом! Подобных произведений немало в живописи, музыке, в литературе. Немало их и в другом, массовом по своему характеру искусстве — кино. Но если в практике кино рассматривается сосуществование «низкого» и «высокого», то эстрада, как искусство наиболее тесно связанное c бытом, вся целиком попала в разряд «низкого».

Благодаря массовости эстрада y всех на виду. Бросается в глаза, что порой популярность того или иного артиста, коллектива не соответствует его истинным достоинствам. Но это лишь означает, что мы мало работаем над воспитанием художественных вкусов и эстетических потребностей людей. Воспитание вкусов, начиная c детских лет, одна из задач, которая стоит сегодня перед советской школой. Проявив самокритичность, можно допустить, что порой и мы ошибаемся в оценка) в иных случаях публика оказывается более чуткой и прозорливой. Вспомним, что именно она раньше официальной критик приняла «День Победы» Д. Тухманова, ставшую ныне песенной классикой. Всенародное распространение получили песни Владимира Высоцкого, не признанные критикой при жизни артиста. Вот уж поистине «что имеем, не храним, потерявши плачем».

Национальные особенности русской эстрады исследователи видят в доминирующей роли слова, влиянии драматического театра. На эти черты указывает, в частности, автор книги «История варьете» Э. Гюнтер, вышедшей недавно в ГДР.

Думается, что замечание исследователя справедливо. Если мы обратимся к русской народной культуре, на основе которой выросла культура профессиональная, то увидим, какое значение на Руси имело умное, острое слово.

Исконная народная любовь к слову сказалась и на эстрадном искусстве, сохраняющем связи c бытом, c народной культурой. Мастера речевых жанров были всегда любимы и популярны. Сегодня интерес к этим жанрам возрос особо. Так, недавно мне довелось побывать на концертной программе, где выступали известные артисты, звезды нашей эстрады. Но   наибольший успех имел артист-сатирик Геннадий Хазанов, которого публика буквально не отпускала c эстрады. Зрительский интерес вызывают и публичные выступления литераторов-юмористов и сатириков.

Жажда умного, веселого, меткого слова, интерес к слову сегодня очень сильны. Тем большую ответственность налагает это на артистов речевых жанров, несущих идеологическую нагрузку. B сложной обстановке идеологической борьбы слов которое звучит c эстрады, должно быть наступательным, целенаправленным, затрагивать умы и сердца. K сожалению, эмоциональность, взволнованность на эстраде нередко подменяются трескучим пафосом, который никого не затрагивает, иной раз даже утомляет. C другой стороны, слишком много программ и отдельных номеров, создатели которых, стремясь развлекать, никого не развлекают.

Эстрада — искусство динамичное, способное быстро менять свои свойства. Оно гораздо более изменчиво и подвижно, чем цирк, «прикрепленный» к своей тринадцатиметровой арене. Эстрада вынуждена приспосабливаться к самым разным условиям быстро откликаться на веяния времени, даже на моду.

Не случайно сегодня именно эстрада поставлена перед сложной и ответственной задачей освоения огромных залов вплоть до шестнадцатитысячного зала спортивного комплекса «Олимпийский». Осваивать в труднейших условиях, часто при плохой, технической оснащенности, без необходимого количества репетиций, насилуя собственную природу, рассчитанную на непосредственный, «интимный» контакт c публикой. Не касаясь качества программ, давно требующих самого пристального внимания, отмечу, что спортивные залы, казалось бы, имеющие определенное назначение, не выполняют прямых функций большинство спортивных мероприятий не собирает аудитор помещения простаивают, их надо содержать.

Тут-то и приходит на помощь презираемая приверженцами элитарного искусства эстрада. Можно сколько угодно критиковать Аллу Пугачеву, Геннадия Хазанова, Валерия Леонтьева других, но ведь именно они собирают массовую аудиторию хотя, как я думаю, им самим легче и куда приятнее выступать в обстановке обычного концертного зала. A массовые праздники на стадионах, на БАМе, в свое время на целине — всех этих случаях не обойтись без эстрады! И надо отдать должное ее мастерам — они не боятся трудностей, всегда остаются в строю.

Создание ярких, красочных зрелищ, обладающих всеми функциями искусства — идеологической, эстетической, коммуникативной, рекреативной,— требует одаренных режиссеров-постановщиков. Можно назвать B. Жака, B. Головко и некоторых других. Но при современном размахе концертной деятельности их недостаточно.

За прошедшие десятилетия расцвела культура националь­ных республик. Выросла и сформировалась многонациональная советская эстрада. 0б этом свидетельствуют, в частности, от­четные концерты мастеров эстрады союзных и автономных рес­публик, которые проходят в столице. Многообразие националь­ных особенностей ярко проявляется в массовых формах искусст­ва, особенно тесно связанных c народными традициями. Нацио­нальная эстрада диалектически сочетает в себе интернациональ­ную общность и национальные различия. Интернациональное обретает формы, порожденные историческим развитием наро­да, самобытностью его творчества.

Многонациональная советская эстрада, как и цирк, как и все советское искусство, глубоко гуманистична по своему харак­теру, несет идеи мира и сотрудничества, выступает против жес­токости и насилия. B современном мире массовым формам искусства принадлежит немаловажная роль на путях нахожде­ния взаимопонимания между народами. ХII Всемирный фести­валь молодежи и студентов в Москве наглядно подтвердил популярность эстрады, ее способность объединять народы в борь­бе за мири прогресс.

У этого искусства много проблем, наряду c достоинствами немало недостатков. К сожалению, сложившееся отношение к эстраде как к чему-то «несерьезному», второстепенному, преж­де всего как источнику дохода, покрывающему дефицит кон­цертных организаций, позволяющему окупать пустующие залы, продолжает сказываться на практике. «Живую природу» эстра­ды эксплуатируют, выжимая из нее все возможности и мало задумываясь o воспроизводстве. A в то же время эстраде необходимы учебные заведения, театры, постоянные репетиционные помещения, творческие дискуссии, квалифицированные обсуж­дения программ, критические статьи в прессе и многое дру­гое. Обо всем этом, как и o том, что давно пора покончить c бюрократизмом в руководстве живым дeлом, многоступен­чатостью в утверждении репертуара, много говорится и пишет­ся. Но положение пока не меняется.

Значение, которое приобрело сегодня популярное искусст­во, его роль в идеологической борьбе ставят задачи глубокого осмысления теории и практики советской и мировой эстрады.

 

E. УВАРОВА доктор искусствоведения

Журнал Советская эстрада и цирк. Июль1986 г.

оставить комментарий
 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100