В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Медвежья потеха - царская забава

Медвежья потеха состояла из трёх частей: травли, боя и комедии, в которую входили медвежьи представления с " поводчиками" и неизменной спутницей Топтыгина "козой" - ряженым скоморохом. Чаше всего потеха начиналась комедией или драмой - травлей и заканчивалась трагедией - боем. "Во всяком случае, - подчеркивает Забелин, - это был довольно разнообразный и очень занимательный спектакль для тогдашнего общества, вполне заменявший ему наши театральные зрелища. Медвежьи увеселения давались обыкновенно в Кремле на дворце, т.е. где-либо на нижнем под горою или на заднем государевом дворе, на особо устроенном для того месте. В ХVII ст. нередко они давались и на старом Цареборисовском дворе, близ палат патриарха." (1)

Кроме того, народ тешился медвежьей потехой и в других местах белокаменной столицы: на Старом Ваганькове, на Новом Ваганькове, на Трех Горах, в Покровском - Рубцове, на Хорошове в Танинском.

На масленицу это государево развлечение устраивалось на Москве-реке для всенародного зрелища. В 1585 году 20 февраля при царе Федоре Иоановиче медвежья потеха началась с того, что некий Федор Пучок Молвенинов привёл на потеху государю "медведя с хлебом да с солью в саадаке", т.е. вооруженного луком и стрелами, а потом "спущал" своего ученого медведя на бой с диким медведем. Спектакль, видимо, очень понравился государю, так как поводчик получил значительную награду: "камку добрую в 5 рублей, зуфь костоманскую в 3 рубля, сукно доброе в 2 рубля, да человек его (ассистент - С. М.) получил суконце в 4 гривны, притом что за медвежий бой обыкновенно была награда всего "сукно доброе ценою в 2 рубля".

Знакомство с историческими материалами по медвежьей потехе убеждает в том, что в этом развлечении сплавились тотемистические традиции с участием бога Волоса-Велеса - Медведя и шамана-трикстера-дрессировщика, иронизирующего и насмехающегося над развенчанным божеством. Более того, на примере низложения тотемистического божества Волоса-Велеса можно проследить превращение сакральной фигуры животного в "артиста" современного цирка.

Итак, культ медведя проходит через всю историю человечества - от мустьерской эпохи (когда ещё не появился человек современного физического типа) до XX века. Медведь является самой древней ипостасью бога Земли, а также бога вообще.

Познакомимся с мифологизацией образа Медведя и превращением этого грозного и коварного животного в косолапого, обаятельного увальня, партнера поводчика-дрессировщика.

В русских сказках и мифах народностей Сибири медведь отождествляется с человеком. Вероятно, это происходит потому, что это животное, встав на задние лапы, напоминает фигуру человека. Б.Рыбаков считает, что "осознание родства человека с медведем, столь часто прослеживаемое по этнографическим материалам, (...) должно восходить к глубокой древности, так как первобытному охотнику из всех звериных шкур (бизона, коня, носорога) легче всего было бы надеть на себя шкуру медведя и воспроизвести в ней движения этого зверя на охоте, если охотникам нужно было подкрадываться переряженными к настоящим медведям, или во время ритуального магического танца на медвежьем празднике. 3а глубокую древность медвежьего культа говорит то, что он прочно укоренился не только у охотничьих народов, но даже и у народов, давно ставших земледельческими".

Возникнув в отдаленную эпоху материнского рода как тотемистический культ, Медвежий праздник в дальнейшем, с разложением родового строя, превращается в общеплеменное празднество. Впоследствии образ божественного зверя трансформируется в образ небесного зверя, приходящего в тайгу к людям от небесных матери и отца (как изображалось в мифах у хантов и манси), а затем - в верховное божество, известное у народов Сибири под именем Громник.

В древнеиндийской эпической поэме "Рамаяна" сохранилось "отражение угасающей памяти этого культа" Медведя.(4)

Герой поэмы Рама идет сражаться с демонами, похитившими его жену, и к нему присоединяется армия сильных обезьян. Их битва с демонами описывается во всех подробностях, но очень мало внимания в более поздних вариантах поэмы уделяется тому факту, что оказывается, к Раме присоединились и медведи, которые были могучими бойцами. Они вырывали деревья из земли и бились ими, как дубинами. В результате победы обезьяны навеки остались друзьями Рамы, их вождь Хануман обожествлён в Индии и изображения его есть в храмах, а медведям не находится места ни в сказках, ни в темах изобразительного искусства, ни тем более в храмах. Культ прочно забыт. И если бы не было древнего варианта "Рамаяны", то в Индии (где медведи не водятся, за исключением некрупных гималайских медведей) никто и не вспомнил бы, наверное, об ушедших в глубины тысячелетий могучих лесных зверей и весьма давних, сложных, но близких с ними отношениях охотников - арьев на древних землях Восточной Европы. Тем не менее, само слово "медведь" состоит из двух частей, созвучных санскритским словам "мадху" (мед) и "вед" (знание, ведение), что несет в себе значение "знающий (ведающий) мед".

Литературный памятник "Рамаяна" как бы воссоздает те времена, когда между человеком и медведем были дружеские отношения, а, возможно, лишь обращение Рамы за помощью к своему древнему тотему Медведю дало ему силы в борьбе с демонами.

Одним словом, пратоиндоевропейцы и, наверно, их шаманы умели находить общий язык с медведем, не исключено, что с помощью меда в виде жертвоприношения.

Латинское, ursus, греческое arktos " медведь", по-видимому, этимологически связаны с праиндоевропеиским urs - en "мужской". Устойчиво держалось мнение, что медведь был богом плодородия, способствовал урожайности полей. Существовало поверье о том, что голова медведя, зарытая в землю, способствует увеличению поголовья скота. У славян в обряде первой пахоты участвовали люди, одетые в медвежьи шкуры. В Румынии был найден ритуальный сосуд 5 тысячелетия до н. э. в виде медведя. На женских статуэтках эпохи неолита богиня иногда представлена в виде медведицы (ведь она - супруга медведя, а, возможно, это женщина-шаманка, которая непосредственно общалась с живым тотемом медведем и проводила в древности тотемистические действа с участием живого медведя.

Артемида почиталась в образе медведицы, а её жриц называли "медведицами". В Афинах девушки, достигшие брачного возраста, совершали культовый танец в медвежьих масках. В России был обычай называть новобрачных медведями, а медвежий карнавал на масленицу носил эротический характер. Существует обширный цикл сказок, в которых главным героем является полумедведь-получеловек. Это - русские, украинские и белорусские сказки об "Ивашке Медвежьем Ушке", широко распространенные от Карпат до Печеры и от Прибалтики до Южного Урала.

"Медвежье Ушко" ("Медведко", "Бедмедъ", "Медведович", "Медведюк") рождается от связи медведя с человеком, известны оба возможных в этой ситуации варианта: медведь -отец, а мать-женщина или же мать - медведица, а отец-человек (поп, крестьянин). У медвежьего сына "кожа медвежья, лицо человечье" или "до пояса человек, а от пояса медведь". Иногда у него только ухо медвежье. Богатырь растет не по дням, а по часам и, будучи ещё ребенком, выворачивает дубы, выламывает бревна в избе и т.д.

В сказке ХУ11 в. "0 премудрых женах, которая жена медведя грамоте научила", возможно, сохранились воспоминания о том времени, когда шаманами, ухаживавшими за тотемистическими медведями были женщины и описывается один из методов приручения опасного тотема.

Вкратце содержание сказки таково: один знатный человек, разгневавшись на попа, заставил его, для искупления вины научить грамоте медведя. Опечаленный поп рассказал об этом своей жене. Попадъя успокоила мужа, пообещав выполнить приказ вельможи. И вот как она это сделала. "Жена бедная прикормила прежде медведя хлебом и приручила к себе и, прием книгу, прокладывала между листов писаных блинами и изучила медведя блинов искати и листы превращати и мормкотати: и тако его за хлебом выучила книгу держати и листы превращати. Поп, видев сию хитрость жены своей, подивися и приведе медведя к господину своему и показуя учение, посадивши медведя, даде ему книгу. Медведь, яко обычаен хлеба искати, нача листы обращати и говорил по книге по своему языку: "мру, мру, мру". Господин зело увеселися".

Сказка "О премудрых женах, которая жена медведя грамоте научила" интересна ещё тем, что в ней довольно подробно описан один из трюков медвежьей потехи (чтение медведем книги), с которым выступали русские поводчики-дрессировщики.

Вместе с тем сказка служит ещё одним подтверждением того, что шаманы-дрессировщики и дрессировщицы, находившиеся рядом с тотемами (Львами, Буйволами, Собаками, Волками, Лошадьми, Медведями), кормлением и лаской добивались доверительных отношений с божествами. Такой принцип общения человека с животными в цирковом мире получил название "гуманного метода дрессуры".

Несмотря на то, что прошли тысячелетия с того времени, когда шаманы и их соплеменники преклонялись и боготворили медведя, но вплоть до XX в. христианская церковь боролась с тем, чтобы прихожане не привязывали к себе в виде талисмана, охраняющего от злых чар, "шерсть медведя, которого водят".

Из некоторых мифов можно узнать, как медведь-небесное существо был изгнан богом за ослушание на землю. У гиляков, айнов и других народов, проживавших в западной и восточной Сибири сохранилось предание о медведе - звере священном.

Вот эта история. Жил медведь когда-то у Нуми Торум, на небе, в золотом его доме, в переднем углу на кухне. Раз Нуми пошёл на охоту, удаляясь, запер медведя, предупредив, чтобы он сидел тихо и дверей не ломал. Посидел, посидел медведь и надоело ему. Подошёл к дверям и проверил: хорошо ли заперты. Нажал медведь посильней и сломал замок. Сначала испугался, но потом видит, что бога нет и решил прогуляться. Ходил долго, но вскоре стало скучно, так как вокруг была одна трава, а леса вовсе не было. Вдруг увидел божьих лошадей и побежал к ним. Хотел с ними поиграть, а те испугались и бросились в сторону. Медведь за ними. Оглянулся, и увидел яму, на дне которой виднеются многочисленные леса и воды. Захотелось медведю туда, вниз, а нельзя, дороги нет. Бился медведь, бился, но ничего не получилось. Рассердился и пошёл домой, а по дороге стал всё ломать. Вошёл в дом и прежде всего разорвал свою постель. Вдруг слышит, что бог возвращается и подходит к дому. Отрясая лыжи от снега, приговаривает: "Если бы не сын мне их делал, давно бы они у меня сломались".

Входит бог в дом и видит беспорядок. Спрашивает медведя, уже мирно сидящего в углу: "Это что?" Тот волей неволей, но вынужден был сознаться и рассказать, как всё было. Свой поступок объяснил тем, что ему уж очень надоело сидеть дома, поэтому он и пошёл гулять.

Рассердился на него бог, обругал его, а затем, надев фартук, стал делать цепь из старых ножей, топоров, лопат. Получилась длинная цепь в триста саженей. Потом сделал люльку из бересты и посадил туда медведя, который всё время дрожал от страха. Бог подвёл медведя к отверстию, через которое было видно землю, и опустил туда люльку с медведем. Подвесил её так, чтобы она не касалась земли, и поднял сильную бурю. Люлька свободно раскачивалась из стороны в сторону. От этого медведя укачало до того, что, когда бог подошёл на третий день к отверстию и спросил лохматого, какого ему живется, медведь немедленно ответил: "Как тебе не стыдно надо мной смеяться? Я и так чуть жив!"

После этого бог смилостивился и говорит: "Это я тебе в наказание. Теперь же я исполню твоё желание, спущу тебя на землю. Только смотри, не ешь ничего из человеческих амбаров, а то отощаешь и погибнешь. Если исполнишь приказание, то будешь живым. Поручить тебе рыбу и другие запасы в амбарах нельзя, потому что ты будешь их разорять и даже людей убивать".

Спустился медведь, обещая выполнить наказ, но лишь только увидел человеческий амбар, как взломал его и стал есть все, что там только было. Следы такого непослушания обнаружились скоро: он отощал до того, что еле стал ходить. Увидела его раз россомаха, спросила, отчего он такой худой, и посоветовала быть послушным. Лишь только медведь исправился и перестал трогать человеческие запасы, он опять стал жирным ...

Создается впечатление, что в истории о небесном медведе говорится о том времени, когда шаманы нашли подход к своему тотему Медведю, а зверь, получая от людей жертвоприношения, возможно, в виде рыбы и меда, перестал нападать на них.

... На зиму медведь сделал себе по указанию бога дом-берлогу в земле и питался тем, что сосал особый комочек, полученный им от бога при опускании его на землю. Жил он долго, питаясь ягодами и корнями, но ему пришёл конец. Однажды увидел медведя богатырь Узынъ-одыръ- пыхъ, убил его и даже глумился над ним, употребив передние лапы, как метелки для пола и очага, задние - как лопатки, а всей шкурой стал замыкать чувал. Оскорбилась на это тень медведя, пошла в лес и привела с собой новых десять медведей Е.

Следует объяснить, почему тень медведя оскорбилась, когда богатырь решил передними лапами подметать пол. В этом месте притчи обращается особое внимание на то, что лапам и шкуре медведя с древнейших времен приписываются магические свойства. Существуют доказательства, что неандертальцы относили в пещеры, расположенные высоко в горах, за пределами обитаемой зоны, головы и лапы медведей. Также в древнем литовском предании о князе Свентороге говорится, что при сожжении умерших князей и бояр клали "при них когти рыси або медвежьи". Они должны были помочь человеку подняться на гору, где сидел бог.

...Когда богатырь Узынъ-одыръ-пыхъ увидел десять новых медведей, то сразу перебил всех, а затем и других, приведенных поочередно в количестве 20, 80 и 40. Тогда пришел 51 медведь, из которых последний был пестрый. Это был именно тот, которого бог спустил с неба. Нуми Торум позволил его тени принять прежний вид и быть вечным обитателем земли, почему его и до сих пор видят иногда на Урале.

Богатырь 50 медведей убил, но пестрого одолеть не смог. Испуганный богатырь спрятался в амбаре, потом в доме. Медведь разметал и то и другое. Запросил тут богатырь прощения: "Не знал я, что богом положено почитать медведей, да по правде сказать, и теперь не совсем в это верю. Если хочешь это доказать, то съешь этот топор".

Богатырь думал, что медведь обломает себе все зубы, но этого не случилось. Топор был весь изгрызен, а богатырь, несмотря на обещание жить мирно, растерзан.

Существуют и другие европейские версии о происхождении священных медведей.

Будто бы в одном селенье на земле жила женщина с сыном, который был так силен, что ещё в младенчестве, когда начинал с кем нибудь играть, то непременно всякого обижал, а иногда и убивал. Мать просила и приказывала сыну быть осторожнее, наконец, выведенная из терпения, прокляла. Бог услышал это проклятье. Однажды, когда парень пошёл гулять, и собаки стали бросаться на него со страшным лаем, он увидел, оглядев себя, что стал медведем.

Когда сын-медведь вернулся домой, то мать бросилась от него бежать. Он остановил матушку и назвал её по имени. Она стала плакать и просить бога о прощении, затем начала упрекать сына, дескать это он довёл её до того, что она прокляла его. Медведь рассердился и, зарычав, сказал: "Молчи, если бы ты не была мне матерью, я растерзал бы тебя!"

Поцеловав матушку, медведь ушёл навсегда в лес, где нашел себе подругу из богатырских дочерей, превратившихся в медведицу за избиение, по злости, всех своих братьев. Зажили медведь с медведицей и прижили детей. Теперь медведи являются потомками той четы.

Отметим, как медведя, спущенного с небес, так и медвежью чету бог сделал представителями истины и справедливости на земле. Всевышним было сказано: "Ешьте только тех людей и тот скот, которые в чем либо провинились, и на которых вам будет указано, но других не трогайте, а иначе сами погибнете".

Совершенно очевидно эти притчи-отголоски тотемистических взаимоотношений человека и медведя, условия, на которых между зверем и шаманом были заключены миролюбивые и почтительные отношения с учётом религиозной богобоязненности со стороны человека. Возможно, предания разыгрывались как тотемистические действа во время обрядов инициации перед новыми посвященными, принятыми в члены клана Медведя.

Исследователи скоморошества давно подметили,что "мед-ведчики" - это самостоятельная профессия,известная в Европе как в античности, так и в средневековье. В России " медведчи-ков" писцовые книги называли отдельно от скоморохов. Мало того, и среди этих специалистов была своя градация: одни устраивали медвежьи травли ( с собаками) или "медвежьи бои'Ч единооорство медведя с человеком), другие водили учёных медведей( поводчики). " В ХVI в. русские медведчики забредали в Западную Европу ... Это не означает, подчёркивает А.Морозов, что вместе с медведчиками заходили в Европу и русские скоморохи. Но на Руси они часто появлялись вместе. Однако термин "медвежья потеха" относится только к "медведчикам". которые входили в круг организаторов и исполнителей увеселений Потешной палаты, считаясь устроителями старинного зрелища.

"Самым обычным предметом общественной утехи был медведь. Он, пишет Иван Забелин выученыи и нашколенныи различным людским ухваткам и людскому поведению, бродил со своими поводырями по всей русской земле, из города в город, из деревни в деревню, потешая и забавляя добрых людей карикатурным, а отчасти и сатирическим представлением их же нравов и обычаев. Во дворце, конечно, собиралось все самое замысловатое и самое искусное в этом роде.(...) При царе Иване Грозном медведи на государеву потеху отыскивались по всем областям и лучшие отбирались .разумеется, силою в силу царского указа."1

В Москве для медвежьей, впрочем как и вообще для звериной потехи и охоты, был устроен обширный "псаренный двор", где кроме медведей содержались и другие звери, а также разнопородистые охотничьи собаки. Медведи, постоянно жившие при дворе, скорее всего, дрессированные, назывались "дворными", другие были "гончие", а также "сступные", "спускные" и, наконец, "дикие", которых, поставляли для потехи прямо из леса. Зимой 1664 г. в Москву были привезены из Мезени с берегов Белого моря несколько белых медведей.

Заметим, разновидность "потехи",основанной на смертельной схватке бойца с разъяренным животным: медведем, львом, быком и другими хищниками была любима, популярна как в Древнем Риме, так и в Англии. Бойцы, вступавшие в смертельную схватку с животными на аренах римских цирков и амфитеатров, именовались: беcтиарии- (лат. ВЕЗТ1А - зверь ) и (лат. акиш - анеа - площадь, площадка) = борцы с дикими зверями на арене цирка.

Вот как это развлечение обставлялось в России, где, как и в Англии, "медвежья потеха" считалась царской забавой.

Медведей отлавливали сетями и ловчими ямами, куда звери проваливались, а затем их держали в клетках. В день развлечения собирался двор и множество народа, приходя заранее к тому месту, где должна была проводиться схватка медведя и человека. Это место для безопасности зрителей обводилось глубоким рвом. Делалось это с той целью, чтобы зрители не пострадали, находящиеся по одну сторону рва, и чтобы охотник и зверь не могли уйти друг от друга. Приходил боец с рогатиной и тотчас выпускали медведя, который, завидев своего врага, вставал на задние лапы, ревел и, разинув клыкастую пасть, бросался на охотника. Боец стоял неподвижно, наблюдая за хищником. Внезапно, сильно размахнувшись, вонзал рогатину в зверя, а другой конец оружия прижимал к земле ногой, чтобы разъяренный хищник не достал лапами охотника. Рассвирепевший зверь лез грудью на железные концы рогатины, орошая землю своей кровью и пеной, клоками падающей из пасти. Если медведю не удавалось дотянуться до охотника, то он валился на бок, издавая раздирающий душу стон.

Народ, восторгаясь храбростью бойца, провозглашал имя победителя. Его представляли царю и потом поили вином из царских погребов.

Очевидец рассказывает, что "каждый охотник бил зверя в грудь. В случае промаха он был им изуродован, и это случалось часто. Счастливец был доволен тем, что оставался в живых и не получал никакого награждения, кроме того, что его поили. Раненым выдавалось награждение, а жены и дети растерзанных содержались на царском иждивении.

Поводчики медведей разумеется, демонстрировали иного рода потеху, забавляя публику своими присказками и приговорами, которыми как бы комментировали медвежьи действа и "служили как бы текстом к этому медвежьему балету. Верно, и здесь старинный шутливый иронический ум русского человека не ходил в карман за словом, и беззастенчиво и остроумно выставлял всякие смешные стороны тогдашней жизни."

Бесспорно, что именно в этой части медвежьей потехи продолжали жить скоморошьи традиции, унаследованные от участников сакральных тотемистических действ трикстеров, ироничных и остроумных балагуров, потешавшихся над самим божеством.

Обычно медвежья потеха с участием поводчика состояла из пляски животного: вожак играл на рожке, а медведь, привстав на дыбы, хлопал лапами, как в ладоши, в такт ударам, припрыгивая.

Правда, многое зависило от дрессировки медведя. У более искусных вожаков поводчиков животные проделывали сложнейшие трюки, сопровождавшиеся забавными репликами. Об одном из таких выступлений рассказывается в Петербургских Ведомостях 1771г. от 8 июля, где напечатано следующее: "Для известия: Города Курмыша Нижегородской губернии крестьяне привели в здешний город двух больших медведей, а особливо одного отменной величины, которых они искусством своим сделали столь ручными и послушными, что многие вещи, к немалому удивлению смотрителей, по их приказанию исполняют, а именно:
1) вставши на дыбы присутствующим в землю кланяются, и до тех пор не встают, пока им приказано не будет;
2) показывают, как хмель вьётся;
3) на задних ногах танцуют;
4) подражают судьям, как они сидят за судейским столом;
5) натягивают и стреляют, у подобляя палку, будто бы из лука;
6) борются;
7) вставши на задние ноги и воткнувши между оных палку ездят так, как малые ребята;
8) берут палку на плечо , и с оною маршируют, подражая учащимся ружьем солдатам;
9) задними ногами перебрасываются через цепь;
10)ходяткак карлы и престарелые, и, как хромые, ногу таскают;
11) как лежанка без рук и без ног лежит и одну голову показывают;
12) как сельские девки смотрятся в зеркало и прикрываются от своих женихов;
13) как малые робята горох крадут и ползают, где сухо, на брюхе, а где мокро,на коленях, выкравши же валяются;
14) показывают, как мать детей родных холит, и как мачиха пасынков убирает;
15) как жена милова мужа приголубливает;
16) порох из глаза вычищает с удивительною бережливостью;
17) с неменьшею осторожностью и табак у хозяина из-за губы вынимают;
18) как теща зятя подчивала, блины пекла и угоревши повалилась;
19) допускают каждого на себя садиться и ездить без малейшего сопротивления;
20) кто похочет, подают тотчас лапу;
21) подают шляпу хозяину, и барабан, когда козой играет;
22) кто поднесет пиво или вино с учтивостью принимают и выпивши, посуду назад отдавая, кланяются.

Хозяин при каждом из выше помянутых действий сказывает замысловатые и смешные приговорки,которые тем приятнее, чем больше сельской простоты в себе заключают. Не столько бы вещь сия была смотрения достойна, ежели бы сии дикие и впрочем необузданные звери были лишены тех природных своих орудий, коими они людям страх и вред наносят; напротив того не обрублены у них лапы, также и зубы не выбиты, как то обыкновенно при таковых случаях бывает. Все вышеупомянутое показывано быть иметь в праздничные дни в карусельном месте против церкви Николая Чудотворца по полудни к 6 часу. Первые места по 25 коп., вторые по 15 коп., а последние по 5 коп. с человека. Смотрители впускаемы будут за плату наличных денег.

Необходимо особо отметить, что и без комментария, состоявшего из смешных приговорок, уровень дрессуры медведей вызывает восхищение. Такие сложнейшие и опасные трюки, как вытаскивание из глаза пороха и табака из-за губы хозяина, езда зрителей на медведях, пожатие зрителями медвежьей лапы, притом что когти и зубы не обрублены и не выбиты - всё это указывает на высочайшее мастерство дрессировщика, сопровождавшего медведей.

Простые крестьяне, конечно, не способны были бы достичь такого искусства в дрессуре хищников, если бы за ними не стояла тысячелетняя практика, членов шаманских "тайных обществ". 0 существовании мест, где систематически велась подготовка к выступлениям, медведей, подробно рассказывается в замечательной работе исследователя русских народных городских праздников, увеселений и зрелищ А. Некрыловой. Она пишет, что на протяжении нескольких веков центральные и северные губернии России "обслуживались" поводырями и медведями с Верхней Волги. Традиция эта сохранялась чуть ли не до XX столетия. Особенно славился учеными медведями Сергачевский уезд Нижегородской губернии. Поэтому, полагает Некрылова, в качестве самой примечательной местной черты, медведь был помещён в нижней части герба города Оергача, а вожака и зверя часто называли одним и тем же прозвищем "Сергач", даже если они были из других губерний - Владимирской, Костромской, Ярославской.

В местечке Сморгоны (Ошмянский уезд Виленской губернии) был организован целый зверинец, в котором пойманные в окрестных лесах медведи проходили "курс обучения". Предания говорят, что будто мысль о дрессировке медведей впервые пришла в голову одному из князей Радзивиллов, владевших огромными земельными участками на территории, относящейся теперь к Белоруссии.

Медвежья школа, получившая шутливое название "Сморгонской академии", представляла собой, как писал О. Максимов, "особое каменное строение", в котором "каменный пол второго этажа накаливался печью из нижнего этажа".

По другим сведениям, пишет Некрылова, медведей дрессировали в железных клетках с медным дном, опущенных в глубокую яму на половину её глубины. В каждую клетку загоняли по два - три медвежонка, а в яму клали хворост и валежник, которые поджигались. Обучение состояло в том, что дно клетки, где находились звери, постепенно нагревалось и медвежаты вынуждены были вставать на задние лапы, так как на них заранее надевали лапти, а передние лапы оставались незащищенными. Когда становилось особенно жарко, медведи начинали переступать с ноги на ногу, и в это время дрессировщик бил в бубен. " Так было ежедневно в течение месяца - двух. Потом медвежат выводили из клетки на волю и продолжали упражнения с бубном. При первых же ударах, описывает этот метод дрессировки журналист Я. Солодухо, медвежата становились на задние лапы и под звуки бубна переминались без подогрева. Следовало поощрение в виде куска хлеба или морковки."

Необходимо особо остановиться на этом эпизоде, который якобы соответствует тому, как дрессировали медведей, заставляя их вставать на задние ноги.

Внесём ясность. Журналист Солодухо, описавший этот прием, бытовавший в "Сморгонской академии", рассказывает о нём, как о воспоминании своего детства " лет пятьдесят тому назад" и, дескать, всё это ему поведали, когда он был ребёнком, в Сморгони старожилы-медвежатники, ходившие к берлогам с рогатиной и обучавшие питомцев "академии" выполнению довольно затейливых трюков.

Откровенно говоря, эта информация журналиста вызывает удивление у профессионалов дрессировщиков. Вполне возможно, что в 1909 году кто-нибудь ходил с рогатиной на медведя (статья Солодухо была опубликована в 1959 году и 50 лет тому назад был 1909 г.), но сомнительно, что местные жители создавали такие сложные печи, как описал журналист в своей статье, а Некрылова повторила описание в научном труде.

Дело в том, что медведей " ставили и ставят" на задние лапы значительно проще. Этим давним приемом пользовались в старину, и сегодня продолжают его применять многие дрессировщики.

Вот как это происходит. Всё начинается с выработки у медвежат условного рефлекса. Приподнимая медвежонка за поводок, дрессировщик слегка ударяет его стеком по передним лапам. Это, как правило, не нравится животному и оно пытается отбивать удары, привставая на задние лапы. Едва передние лапы отрываются от земли - тотчас следует угощение. Постепенно до медведя доходит, что стоит приподняться, как тут же он получает лакомство. При этом дрессировщик отдаёт команду : "Встать!", которую в конце концов усваивает медведь. Так повторяется изо дня в день. Наконец наступает такой момент, когда команды: "Встать" уже достаточно, чтобы медведь приподнялся на задние лапы, терпеливо ожидая угощения. А потом он бежит за дрессировщиком, надеясь на угощение. Этот метод пришёл в русский цирк именно от скоморохов - медведчиков, а раскрыл этот старинный секрет подготовки трюка" хождение на задних лапах " выдающийся русский дрессировщик медведей В.И. Филатов.

Попытаемся объяснить рождение версии журналиста Солодухо о жутком поджаривании медведей. В практике некоторых клоунов - дрессировщиков, действительно, был номер, называвшийся ''Танцующие куры". На манеж выносили раскаленную чугунную сковородку или обжигающий лист жести ( зрители, естественно, не подозревали, что сковорода или жесть накалены) и поочередно ставили на металлическую горячую поверхность кур, которые через секунду, обжигаясь, начинали смешно подпрыгивать, поджимая то одну, то другую лапу. Публика, не предполагавшая трагического положения кур, хохотала над забавными прыжками пернатых. Однако на следующий день плясавшие куры с обоженными лапами попадали в суп, а на арене появлялись новые "балерины". Разумеется, этот "трюк" давно находится под запретом.

Однако вернёмся к медвежьей потехе и "сморгонским бурсакам." Некоторых из них после обучения, в самом деле подвергали ряду операций: подпиливали когти и зубы, подрезали сухожилия лап, продевали через нос и губы кольцо, некоторым, не в меру "дурашливым", выкалывали глаза. Все это делалось для того, чтобы медведем легче было командовать (дерганье за кольцо причиняло зверю боль, как деревенскому быку, и он вынужден был выполнять приказания поводчика) и ещё для того, чтобы обезопасить поводыря от рассерженного зверя.

Дальнейшая судьба "выпускников сморгонской академии" складывалась по-разному. Иные, самые талантливые,, поставлялись в имение к Радзивиллам или продавались помещикам и в том числе польским. Большая часть выученных медведей попадала к цыганам поселившимся в местечке Мире ( недалеко от города Новогрудка Минской губернии ) и нанимавшимся на службу по уходу за медведями. Именно цыганам полагает Некрылова, "предоставлено было право водить медведей на посторонние потехи и для собственных заработков". Благодаря этому медведи, обученные в Сморгонах были известны далеко за пределами Белоруссии. Они демонстрировались на ярмарках Пруссии, Шлезвига, Баварии и Эльзаса, составляя конкуренцию знаменитым венгерским медведчикам. Не стоит думать, справедливо замечает Некрылова, что в Европе выступали из России только "сморгонцы", кроме них там появлялись вожаки и из других. Медвежье училище в Сморгонах просуществовало недолго.

"Трюк" давно находится под запретом.

Медвежье училище в Сморгонах просуществовало недолго.

Тем не менее, воспоминания о сморгонских медведях и о радзивилловском зверинце дожили среди местных жителей почти до наших дней.

Путешествуя по Западной России и заходя в Европу, "сморгонские медведчики", обычно не появлялись в Средней России, так как уступали знаменитым волжским коллегам. Некоторые историки считают, что причина была в отсутствии у цыган остроумных приговоров, какими славились нижегородские сергачи и в крайне примитивной дрессуре, если сравнивать с трюками нижегородских медведчиков. Между тем, подчёркивает А. Некрылова, благодаря как раз этим остроумным приговорам медвежья комедия на протяжении веков привлекала к себе всеобщее внимание.(5)

Осмелимся возразить, не только смешной текст был причиной тысячелетнего интереса и притягательности " учёных медведей", но и мистическая фигура самого грозного зверя в загадочном и непредсказуемом животном явно проглядывали черты языческого бога Волоса, "сокрушающем на пожитиях скоты". О этим божеством связан культ одного из святых христианского пантеона Власия, покровителя скота, имеющего власть над хищными животными. На некоторых иконах этого святого изображались дъяволы с медвежьими головами.

Не счесть, сколько народных обычаев, обрядов, верований, суеверий доживших и до наших дней, рождены глубоким убеждением, что медведь является воплощением, добрых сил, несущих обилие, плодородие, благо действие. При заселении нового двора, например, вешали в конюшне медвежий череп: это должно было защищать от нечистой силы. С этой же целью медведя водили вокруг двора, окуривали подпаленной медвежьей шерстью дом, надворные постройки. Другой вариант обряда предписывал закопать медвежий череп посередине двора, в этом случае будет хорошо водиться скот.

Поводыри впрямую пользовались широко распространенными поверьями, вели себя как кудесники. По их приказу медведь "лечил" всех, нуждавшихся в его помощи: "и тех, у кого спина болит, и тех, кто животом мается, и тех, у кого в боках колотья". По желанию обитателей деревень и станиц медведь плясал около их дома, обходил его кругом: это предохраняло от нечистой силы, от пожара. Вожаки предлагали зрителям прикоснуться к медведю, а еще лучше -дать ему переступить через себя. А уж тех, кто пустил "медвед-чиков" к себе переночевать, у кого в сарае остался медвежий помёт, тех уж наверняка ожидала богатая, счастливая жизнь.

Поразительный факт, в конце 80-х годов XX века журнал "Болгария", издававшийся в Софии для русских читателей, напечатал интервью с дедушкой Стефаном Геновым, который в числе девяти выдающихся медвежатников принял участие в своеобразном "фестивале" вожаков медведей в селе Хырсово, на северо-востоке страны.

- Знаешь,скольким людям помогла моя старуха,Еленой её зовут?~~говорит дедушка Стефан журналистке. Не веришь? Кто-кто, а она. знает, как медведь может лечить. Испокон веку известно, что если медведь маленько помнёт, это только здоровья человеку прибавит. Бабушка Елена от бесплодия женщин избавляет. Придёт к ней молодица, помощи просит, моя жена отведёт её к медведице и заставит выдернуть клок шерсти с живота, потом перевяжет эту шерсть белой ниткой - если девочку иметь желательно, или черной если насчёт мальчика мечта иммется. Вот эту шерсть молодица три дня должна носить на поясе, близко к телу, а потом сжечь её и тем дымом подышать. Рожают ведь после такой процедуры! Бабушка Елена многим помогла, потому и продолжают к ней обращаться за помощью ...

Повадки самих вожаков, манера их обращения со зверем укрепляли и увековечивали эту наивную веру в чудодейственную силу медведя. Водить четвероногого партнёра было делом чрезвычайно рискованным, и поводчики это знали лучше, чем кто бы то ни было. Поэтому придерживались того же правила, что и древние предки, не говорили про "него", не поминали него имени" и только в этом случае медведь был послушен, здоров и не агрессивен. Страшно было сглазить кормилеца. Отсюда и стиль, и тон, характер обращения вожака со зверем во время представления - заискивающий, уважительный. Медведчики были людьми суеверными, как и их зрители: Ну-тка, Мишенька, поклонись честным господам, да покажи-ка свою науку, чему в школе пономарь тебя учил, каким разумом наградил. Как красны девицы, молодицы белятся, румянятся, в зеркальце смотрятся, прихорашиваются? А как бабушка Ерофеевна блины на масленой печь собиралась, блинов не напекла, только сослепу руки сожгла да от дров угорела? А как поп Мартын к заутрени не спеша идёт, на костыль упирается, тихо вперед подвигается - и как от заутрени домой гонит, что и попадья его не догонит? ...И как старый Терентич из избы в сени пробирается, к молодой снохе подбирается..."

Осторожность и деликатность никогда не была излишней в обращении медведчиков со своими партнёрами, так как вера в магические способности медведя была слишком сильна и, как видим, не исчезла окончательно даже в XX веке.

Как память о культе Медведя многие местные племенные образования, существовавшие на территории от Берлина до Тобольска, оставили различные следы в виде изображений медведя, топонимики, прозвищ исторических деятелей, например, Альбрех медведь. Это послужило впоследствии основанием дать местным историко - географическим областям, городам, местечкам эмблемы медведя как их отличительную историческую особенность в виде герба. Медведь стал эмблемой Берлина и всей прилегающей земли, откуда, как известно, германские, рыцари лишь в XII в. вытеснили славян. К востоку от линии Эльбы Заале до сих пор существует не менее 12 городков, имеющих своей эмблемой медведя, его голову или лапы.

Начиная с земель принадлежавших когда-то славянам -кривичам, эмблема Медведя беспрерывно идёт цепочкой вплоть до Зауралья : Белоруссия (Ошмяны) - медведь, поднявшийся на задние лапы; Новгород - два медведя ( русский и карел или весы); Ярославль - медведь, несущий секиру; Сыктывкар ( Усть -Сысольск) -медведь в берлоге (коми); Пермь - медведь с Библией на спине (!)-символ крещеных и оттесненных на восток языческих народов - пермяков и манси, чьим тотемом был медведь; туринск (кондинские и пелымские манси и ханты), в гербе которого медведь, вышедший из леса.

Бесспорно, прав В. Похлебкин, утверждающий, что "медведь это вовсе не эмблема глуши, захолустья, медвежьего угла, как считали в России, и вовсе не символ предусмотрительности, как его обозначали европейские геральдисты, а объективное отражение в земельных и городских гербах древнейшего этнического состава местного населения,своеобразное возрождение тотемов вытесненных или новокрещенных народов в виде местных знаков - эмблем."

Согласно древним легендам в среде алхимиков, в число которых входил и царь Соломон и Пифагор, а значительно позднее Роджер Бекон, Парацельс, граф Калиостро и Сен-Жермен, медведь соответствовал первоматерии и таким образом относится ко всем начальным этапам и к инстинктам. Позднее Медведь был воспринят эзотериками как символ опасного аспекта бессознательного, т.е. отчасти, как сакральный безумец-глупец шут, и как атрибут грубого и жестокого начала в человеке, по сути, Трикстер. Поскольку медведь принадлежал к свите Дианы, он выступал как лунное животное".

Возможно из-за, того, что по символике франкмасонства медведь не принадлежал к солярным фигурам, давшим жизнь цирку, ему не нашлось места среди персонажей карт Тарот и он не был обласкан масонами, поклонниками и покровителями циркового искусства.

В символике франкмасонства цирковую дрессуру воплощала одиннадцатая нумерованная карта главной колоды, называющаяся Сила (зтненотн). Аллегорический смысл этой карты - преодоление препятствий. Победа духовной силы и силы воли над непредвиденными обстоятельствами. Рисунок большинства карт изображает молодую женщину, борющуюся со львом. Над головой женщины, как и у мага и у шута, обозначен символ бесконечности, т.е. головной убор в форме лежащей восьмерки. Молодая женщина символизирует духовную силу, а лев - либо животный мир, которым она управляет, либо Тайную Мудрость, хозяйкой которой она является. Лев также означает летнее солнцестояние, а девушка Деву потому что, когда солнце приходит в созвездие, Дева лишает силы льва.

Лев в символике карт Тарот олицетворяет внешние препятствия, вставшие на пути духовного развития. В тоже время женщина символизирует образ одиночки, побеждающего гораздо более мощного соперника без всякого оружия, только собственной стойкостью и решимостью, демонстрируя умение образованного человека одержать победу над "горой мышц".

Нельзя исключить и того, что игры женщины со львом -это напоминание о том далёком времени, когда первыми дрессировщиками тотемов были шаманы - женщины.

Необходимо отметить, что медведь не был угоден не только франкмасонам, но и государям российским. Ведь официальным национальным символом Великороссии был в царское время (ХУ11 - ХХ вв.) святой Георгий Победоносец, поражающий дракона. Медведю отводилась роль полуофициального "символа" России до переворота 1917г. Его косматая фигура использовалась в русской политической карикатуре как положительный образ России чаще всего, изображенная в виде бурого и белого медведя, в меховой папахе с красной тульей. После 1917 г. и особенно в период между двумя мировыми войнами, медведь продолжал служить в западном мире для символического обозначения СССР, полностью отождествлявшегося с Россией. Со времен второй мировой войны уже не символизировал СССР, поскольку знаковыми фигурами для западного мира стали: рука с серпом и молотов, а также Сталин.

Цирковая судьба "Медвежьей комедии" в России складывалась мудрено. В Москве, за Тверской заставой, до 1830 года собиралаг толпы народа медвежья и волчья травля, которую содержал И.И. Богатырев. Впоследствии она переместилась за Рогожскую заставу, где специально был построен деревянный круглый амфитеатр, как в Древней Руси. Медведя выводили, привязывал и спускали на него собак - "мордашей",малорослых и головастых, отличавшихся мертвой хваткой, и больших, похожих на бульдога "меделянок", Накал поединка был так высок, что собаки порой как бы коченели от злобы их окатывали водой или просто оку нали в лужи.

В традиционный круг цирковых аттракционов "травля" не вошла, однако сохранилась афиша цирка рархьом, относящаяся к 1905 году, изображающая травлю зверей собаками: русского крестьянина с медведем, восточного человека с тигром и западного шпильмана с быком. Но в программах лучших мировых цирков этот вид "развлечения" никогда не демонстрировался. Возможно, появление такой афиши было всего на всего рекламным трюком ловкого директора " прогорающего " цирка.

Вторую часть " Медвежьей комедии", которую разыгрывали медведь и поводчик, бродившие по российским деревням, селам и порой заходившие даже в большие города, можно было увидеть вплоть до 20-ых годов XX в.

Исследователь театра и цирка Всеволодский - Гернгросс пишет, что ему довелось встретить медведя с вожаком в апреле 1926 г. в Ленинграде. Поводырь с питомцем давали представление " просто на улицах и площадях. Тем же делом на юге ССОР занимаются цыгане и персы, водящие обезьян, и представляющие точь в точь то же, что и медведи. Зато цирковая программа пестрит демонстрациями разных других учёных зверей : собак, слонов и пр., а "медвежья потеха"' в программу цирка не вошла, хотя, подчёркивает театровед, 24 " мастерство одинаковое, разница лишь в исполнителе".

Всеволодский - Гернгросс был абсолютно прав, дрессура вожаков - поводчиков по своему трюковому уровню не уступала номерам, которые в те годы демонстрировали на аренах цирков собачки, слоны и пр. Однако ведущий театровед ССОР может быть не возмущался вовсе, если бы знал, что уже с 1920 года на аренах отечественных цирков вновь выступает выдающийся клоун -дрессировщик В.Л.Дуров, продолжатель традиций скоморохов-трикстеров, разыгрывавший с лохматыми и косолапыми партнёрами "медвежью потеху".

Медведь Дурова, кроме всех обычных умений, какие демонстрировали "учёные Михайло Потапочи" скоморохов, забавно ходил и звонил в колокольчик. Этот трюк медведя Дуров преподносил как пародию на "производственное совещание 1234-е с "оратором -звонарём".

Так царская забава в начале XX века, просуществовав недолго в виде уличного развлечения российского пролетариата, затем окончательно трансформировалась в цирковой номер с дрессированными медведями. Зрители стали очевидцами превращения "медвежьей потехи" в цирковую игру, в которой участвовали тысячелетиями неразлучные партнёры: бывший бог Волос-Велес-Медведь( ныне ловкий артист манежа) и бывший шаман-трикстер-скоморох, преобразившийся в наблюдательного и умелого дрессировщика.

Cергей Макаров. Доктор искусствоведения.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Забелин И. Домашний быт русских царей в ХУ1 и ХУ11 столетиях.т.1, ч.2 , Изд. "Языки русской культуры",М.,2000г.,с.308 г. Там же, с. ,309.
3. Рыбаков Б. Глубина памяти. Сб. Древность: Арьи. Славяне.Изд. 2, Изд."Палея", М., 1996г., с. 55 -56.
4. Гусева Н. Сноска. Сб. Древность: Арьи. Славяне, с. 56.
5. Там же, с. 5.
6. См. Голан А. Миф и Символ. Изд. "Тарбут" Иерусалим, "Русслит"Москва, 1994г., с. 93.
7. Рыбаков Б. Глубина памяти. Со. Древность:Арьи. Славяне, с.56
8. Пит. по кн. Гудзий Н.К. Хрестоматия по древней русской литературе XI -ХУ111 веков. М.,1955., с. 478.
9. Попов Е. Общенародные чтения по православно- нравственному богословию. С.-П., 1901 г., Изд.2-е, 1995г.,с.26.
10. Морозов А.А. К вопросу об исторической роли и значении скоморохов. Сб. Русский фольклор ХУ1. Историческая жизнь народной поэзии. Л., "Наука",1976г., с.47.
11. Забелин И. Домашний быт русских царей в ХУ1 и ХУ11 столетиях . т.1,ч.2, с.306.
12. Цит. по кн. Забылин М. Русский народ. Его обычаи, отряды, предания, суеверия и поэзия. Изд."Книга Принтшоп",М., 1989г., с.570.
13. Забелин И. Домашний быт русских царей в ХУ1 и ХУ11 столетиях, т.1,ч.2, с.309.
14. Там же, с. 309 - 310.
15. Некрылова А.Ф. Русские народные городские праздники увеселения и зрелища. Конец ХУ111 -начало ХХвека. Л. /'Искусство11, 1984г., с 38.
16. Солодухо Я. Медвежья академия, ж. Советский цирк Ш 3,1959г.,с.32.
17. Беседа автора с В.И. Филатовым,опубликованная в кн.: Кривенко Н., Макаров С. Этот неповторимый "Медвежий цирк", Саратов, 1993г., с. 25.
18. Некрылова А.Ф. Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища, с. 42
19. Поблебкин В.В. Словарь международной символики и эмблематики. М., Изд."Международные отношения",1994г., с. 256 -25.
20. См. Керлот Х.Э. Словарь символов. М., Изд. нкерь - воок, 1994, с. 314.
21. См. Холл М. Энциклопедическое изложение масонской,герметической, каббалистической и розенкрейцеровеком символической философии. Изд."Наука",Новосибирск, 1997г.,с.475.
22. Бауэр В.,Дюмотц И., Головин С. Энциклопедия символов. М., "Крон - Пресс", 1998г., с. 825.
23. См. Похлебкин В.В. Словарь международной символики и эмблематики, с. 415 - 416.
24. Всеволодский -Гернгросс В.И. Начало цирка в России. Сб.Временник отдела истории и теории театра. О театре. Изд."Академия", Л., 1927г., с.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100