В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Владимир Высоцкий мечтал о цирке. Отрывок из интервью Юрия Никулина

- Как вы познакомились с Владимиром Высоцким?

- Мое знакомство с ним было на расстоянии. Первые песни Высоцкого, которые я услышал, были из фильма "Вертикаль" (1966 г.), где он пел песню "Если друг оказался вдруг"... Мне понравилась его манера исполнения, запомнил ее, часто напевал. Я понял, что появился совершенно другой исполнитель.

В конце 60-х я познакомился и с Высоцким, что называется, ближе.

Режиссер Александр Митта, у которого я снимался в фильме "Друг мой - Колька", говорит: "Юрий Владимирович, ко мне сегодня приходит в гости Высоцкий, приходите с Таней"... Он жил тогда на улице Удальцова.

Мы приехали. Открывается дверь, появляется Высоцкий, я его никогда не видел, а по голосу представлял себе, что он - здоровый мужик, накачанный. Обязательно с бородой и шрамом. Наверное, таким голосом может только такой человек петь. А вошел небольшого роста, без внешней физической силы, самый простой, очень скромный человек. Пожал мне руку: "А я вас в цирке видел, я жил около цирка и все время бегал смотреть представления". Поговорили, Володя взял гитару и стал петь. Выпили, в тот вечер он пил только сухое вино.

Когда я смотрел на него из зрительного зала и впитывал его песни вместе с окружающими, он производил более сильное впечатление. Но дома он тоже прекрасно пел. Примерно на третьей песне у меня возникло ощущение, что он затрачивает необыкновенное количество физических сил. У него на шее вздувались вены так, что, когда он пел, мурашки по телу бегали. Одна из любимых мною его песен - "Охота на волков", потрясла меня!

Я был на концертах Высоцкого раза три, один раз на "Таганке" я видел Гамлета в его исполнении. Володя пригласил моего родственника, детского хирурга Станислава Долецкого, и нас с женой. После спектакля мы зашли за кулисы поблагодарить его. Высоцкий был совершенно измочален, как наши акробаты после выступления. Также я не забуду, когда в Москву приехал Марсель Марсо. Два отделения он выступал один, а после выступления у него все брали автографы. Удивленный корреспондент спросил: "Скажите, месье Марсо, это, наверное, ужасно? Вы такой усталый, весь мокрый, и вам приходится еще давать автографы?!" - "Да, это очень тяжело и не так приятно, но было бы гораздо хуже, если бы автографы не просили". Мне понравилось это.

- У Высоцкого была такая строчка: "Я не люблю манежи и арены..."

- Я думаю, что это про римский цирк, когда на аренах дрались гладиаторы. Меня всегда волнует, когда говорят слово "циркачи". Это как лилипуты не любят, когда их так называют. Они "маленькие". Я думаю, что мало кто из них читал "Гулливера" Свифта. Он придумал название "лилипуты". В одном из наших цирков был музыкальный джаз лилипутов под управлением Кочуринера. В каком-то городе даже вывесили плакат:

"Советские лилипуты - самые большие лилипуты в мире!" Это даже вошло в историю цирка.

Извините, что я отвлекся. Я был всегда рад видеть Высоцкого, а в данном случае он сам изъявил желание посмотреть наше представление. Он пришел с Людмилой Абрамовой (матерью его сыновей). Кажется, со старшим сыном Аркадием. После представления мы собрались мужской компанией.

В программе мы выступали с моим партнером Михаилом Шуйдиным коверными клоунами. Потом зашли к нам в комнату. С ним была еще женщина и мальчик. Они ушли, а он остался. В буфете взяли водки, пива, закуски. Еще ребята пришли цирковые, набилась полная гардеробная. "Жалко, говорит, гитары нет!" Нашли. Володя с удовольствием нам. Закончив, отложил гитару и немного с грустью произнес: "Люблю цирк, обожаю. Одно время даже мечтал..." Он со мной на "вы" был: "Скажите, а вот кем бы я мог работать в цирке?" - "По своей структуре, по своим физическим данным, я думаю, что в воздушном полете, причем, конечно, не ловитором, который ловит, самый здоровый, а вольтижером - у вас легкое тело и вы будете на высоте."

Он заулыбался: "Да, полет - это, конечно, потрясающе! Но так как-то не заладилось, только мечта осталась детская."

А я, как мечтал в детстве быть клоуном, так и стал клоуном...

- А он знал, что вы поете его песни?

- Он не знал, и я не признавался. Как я мечтал, что он придет к нам домой, но не пришлось. Так что близкой дружбы у нас не было. Очень жалею, что я не был на его похоронах.

Высоцкому нравились наши выступления с Михаилом Шуйдиным. Он заходил к нам в комнату, которая называется гардеробной, где мы гримируемся, переодеваемся. Говорит: "Спасибо, ребята, вот эта сценка мне понравилась, особенно с тараканами". Мы делали одну репризу: приходили выводить тараканов.

Володя все внимательно смотрел и слушал. Мой партнер Шуйдин скромный человек был, командир танковой роты. В двенадцати танках горел, а в тринадцатом чуть не погиб. Он много рассказывал.

Высоцкий был потрясен, спросил: "А вас награлили?" Шуйдин говорит: "Да, у меня орден Красной Звезды, Красного Знамени." - "А что же вы не носите их?" - "А зачем? Чтобы показать, какой я был? Я не хочу."

Я заметил ему: "Вот ты, Володя, скромный, и он такой же!"

Я никогда не просил Высоцкого писать о цирке. О цирке у него только два стихотворения - "Канатоходец" и "Енгибарову-клоуну от зрителей", а жаль...

Андрей Шарунов

(Мир новостей. 2003. 21 января (№4). С.9.)

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100