В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Путь к успеху был не прост

Обладатель «Серебряного клоуна»  в Монте-Карло - Юрий КуклачевC 1977 года наши артисты yчаствyют в Международном фестивале циркового искусства в Монте-Карло. В конце прошлого года на Фестиваль съехались артисты из семнадцати стран, демонстрировалось более сорока номеров. Советский цирк был представлен группой акробатов-прыгунов под руководством народного артиста РСФСР Владимира Довейко и коверным клоуном заслуженным артистом РСФСР Юрием Куклачёвым.

Советские артисты добились большого успеха. Акробаты во главе c Довейко привезли высший приз фестиваля - «Золотого клоуна», Куклачев был награжден «Сере6рымым клоу­ном», и большим призом журналистов.

На фото. Обладатель «Серебряного клоуна»  в Монте-Карло - Юрий Куклаче

В Международное жюри фестиваля входил народный артист РСФСР Лeонид Костюк, директор Московского цирка на Ленинских горах. A шесть лeт назад Костюк участвовал в фе­стивале в Монте-Карло как руководитель номера эквилибристы c першами. Советские эквилибристы тогда были удостоены «3олотого клоуна».

Наш корреспондент встретился c Леонидом Леонидовичем КОСТЮКОМ и попросил его рассказать  o том, как проходил фестиваль, поделиться своими впечатлениями об увиденном а Монте-Карло.

КОРР. O победителях предыдущих фестивалей в Монте-Карло, да и o самом фестивале, наш журнал писал. Однако, Леонид Леонидович, стоит все же сказать o том, как организован фестиваль, o том, как оцениваются номера, o работе жюри.

КОСТЮК. Давайте начнем c этого. B жюри семь чело­век — специалисты из разных стран, восьмой, председатель, — князь Монако Ренье III. На этот раз в жюри вошли предста­вители Польши, Китая, Англии, ФРГ, Франции, Швеции, я представлял СССР. Из Франции приехал известный комик Ахилл Заватта, другие члены жюри возглавляют y себя в странах цирковые предприятия или организации: в одних случаях  государственные, в других — частные. Все они давно связаны c цирком, хорошо знают его специфику.

Думается, стоит подробнее сказать, как оценивались но­мера. Установлена десятибалльная система оценок, причем, так сказать, по четырем позициям. первая позиция: опреде­ляется, вносят ли выступающие что-либо новое в развитие жанра, всего циркового искусства. Вторая — общее впечат­ление, имеется в виду эстетическая оценка номера: рассмат­ривается артистизм исполнителей, композиционное построение номера, музыка, оформление реквизита, костюмы. Третий пункт — чистота исполнения: не было ли срывов и т. п. На­конец, четвертая — сложность демонстрируемых трюков. По каждой позиции ставится оценка от нуля до десяти. Из че­тырех оценок складывается общая. Мне думается, в такой си­стеме много рационального.

B самом начале князь Ренье III объявил, что в 1984 году, когда проходил десятый, юбилейный, фестиваль, присуждалось три «Золотых клоуна» и три «Cеребряных». В этом году предусматривается вручить одного «Золотого клоуна» и трех «Серебряных клоунов». Членами жюри, в том числе и мной, было внесено другое предложение. Учитывая, что собрались очень сильные исполнители, хорошо 6ы предусмотреть две высших награды. Это предложение было принято. Кстати, потом к трем «Серебряным клоунам» был добавлен четвертый. Действитель­но, многие номера заслуживали высоких оценок.

КОРР. Так что советским артистам было нелегко завое­вать призы и еще раз утвердить высокий уровень нашего цирка?

КОСТЮК. Откровенно говоря, нелегко. Причем дело не только в том, что на фестивале собралось немало отличных мастеров, так сказать, серьезных конкурентов. Возникли еще досадные, непредвиденные сложности.

КОРР. Расскажите о них, чтобы была полная картина тех условий, в которых выступали советские артисты.

КОСТЮК. Начну c того, что организаторы фестиваля в Монте-Карло возражали против того, чтобы Советский Союз направил на фестиваль клоуна, предлагали прислать лишь но­мера. Когда мы приехали, нам объявили, что Куклачев сможет выступить только c номером, то есть показать только одну репризу. Пришлось настойчиво доказывать, что полно проявить себя, раскрыть все cтороны своего мастерства Куклачев смо­жет лишь как клоун-коверный. Тем более, что клоуны из дру­гих стран будут исполнять по четыре-пять сценок. Убедили.

Куклачев показал несколько своих реприз, в том числе, конечно, c кошками. Выступления его прошли очень успешно. Собралось жюри, и тут опять возникает предложение оцени­вать советского клоуна лишь по одной ре призе. Я попросил слово и стал доказывать, что такой подход к любому клоуну неправильный. Напомнил, что жанр клоунады во всем мире не в лучшем сoстоянии. Значит, каждый артист, выступающий в этом жанре, к тому же успешно, заслуживает внимания и поддержки. Я сказал присутствующим, что мы можем насчи­тать во всем мире не более пяти выдающихся клоунов, а вот тридцать выдающихся номеров сможем. Со мной согласились. Удалось добиться, что не стали ограничиваться одной репризой, a рассматривали выступление Куклачева как коверного клоуна. Все были вынуждены оценить его творчество высоко.

Другая сложность. Когда мы приехали в Монте-Карло, вов­сю шли репетиции, a реквизита нашим артистам еще не до­ставили. Наступил первый день конкурсных выступлeний. Нам обещали, что реквизит привезут к десяти утра. Не привезли. Обещали — к одиннадцати. Нет. K часу дня. Нет. K шести ве­чера. Нет. B результате объявленные в программке Совет­ские артисты в представлении не участвовали.

Реквизит доставили лишь на следующий день. И если Ку­клачеву предоставили возможность порепетировать, то наши акробаты такой возможности не получили. Они опять не вы­ступали. Только на третий день конкурсных выступлений им удалось показать свой номер. B этот день им предоставили манеж для тренировки. После почти трехнедельного перерыва акро6аты репетировали столько, сколько могли, и все же не было возможности выверить все c оркестром, c осветите­лями.

Акробаты-прыгуны ДОВЕЙКО - номер удостоен высшего приза фестиваля — «Золотой клоун»

Выступление. Акробаты после усиленной тренировки не ус­пели отдохнуть. У троих была повышенная температура — про­студились в шапито, в котором гуляли сквозняки. K тому же нервы напряжены до предела. Почему-то две осветительные пушки били прямо в глаза артистов, слепили. B результате очень сложный трюк акробаты исполнили со второй попытки.

Еще один уникальный трюк срывается. Я не выдержал, встал со своего места члена жюри в первом ряду, начал подавать сигналы осветителям. Те поняли, отвели слепящие лучи пушек. Трюк был повторен удачно.

На фото. Акробаты-прыгуны Владимира ДОВЕЙКО. Их номер удостоен высшего приза фестиваля — «Золотой клоун»

Собралось жюри, начались обсуждения. Дошла очередь до номера акробатов Довeйко. Сами трюки оцениваются вы­соко, но я увидел, что по третьей позиции (чистота исполнения) все собираются ставить низкие оценки — ведь были срывы. Прошу слова и начинаю объяснять ту обстановку, в которой оказались советские акробаты, напоминаю, что когда пушки перестали слепить исполнителей, они выполнили трюк чисто, четко. Наконец, я обратился к председателю жюри примерно c такими словами: «Я убежден, что трюки в группе Довeйко заслуживают, чтобы их оценили в пятнадцать баллов». Пред­седатель князь Ренье III c вежливой улыбкой согласился со мной — мол, да, заслуживают,— но добавил, что установлена десятибалльная система оценок и нарушать ее нельзя. «Тог­да,— заметил я, — раз мы не можем оценить трюки так высоко, как они того заслуживают, то справедливо ли стараться хоть каким-то путем снизить общую оценку номера?!» Мои слова возымели действие.

Члены жюри были вынуждены признать, что номер Владимира Довейко — уникален. B нем на одной ходуле c под­кидной доски исполняется тройное сальто, двойное сальто c тремя пируэтами, заднее и переднее сальто в одном прыжке. На горизонтальном шесте артистка демонстрирует подряд — как говорят в цирке, «в темп» — двойное сальто, двойное сальто-6ланш, тройное сальто. Акробат c подкидной доски вы­кручивает четыре сальто. Достижения убедительные. И все же до самого последнего заседания, точнее до самых последних минут, не было ясно, как распределятся призы. Могу повторить — в фестивале участвовали мастера высокого класса. КОРР. Кто эти мастера? КТО был удостоен призов наряду c советскими артистами?

КОСТЮК. Постараюсь хотя бы коротко охарактеризовать отмеченные номера. Как и акробаты Довейко, «Золотого клоуна» получила группа акробатов из Корейской Народной Демократической Республики. И мело значение, что они показали два номера. Один из них — «Акробаты на мачте». Кроме извест­ных трюков они исполняли два-три новых, оригинальных. При­чем все они проделывали в быстром темпе, легко, увлеченно. Второй номер y корейских акробатов был c подкидной доской. Выглядел он не традиционно. Не было тумб. Никто не разбегался, чтобы «отбиты» партнера. Акробаты прыгали на обоих концах доски, подбрасывая друг друга все выше. Когда один набирал достаточно энергии — взлетал и исполнял трюк.

Его место на доске занимал другой артист. И снова прыжки все выше, и опять один из артистов взлетал на колонну или демонстрировал иной эффектный трюк. B частности, исполнялось четырe сальто c приходом на манеж.

«Серебряного клоуна», кроме Куклачева, присудили еще трем номерам. Этим призом была отмечена и дрессировщица лошадей из Англии Смарт. Была оценена отличная выучка ло­шадей, элегантная манера артистки держаться. Ее движения напоминали тaнцевальные па. Шамбарьером она как бы дирижировала, он не воспринимался как орудие принуждения. Лошади послушно перестраивались, вальcировали. Причем, вальсируя, тройки проходили одна через другую.

Опишу только финал. На манеже десять лошадей. Валь­сируя попарно, они покидают манеж. Дрессировщица стоит лицом к зрителям, лошади за ее спиной. Когда скрывается четвертая пара, и она уходит. На арене последняя пара лошадей.

Они двигаются к форгангу, останавливаются, чуть расходятся и опускаются на колено, будто c почтительным поклоном ждут кого-то. Снова выходит артистка, поднимает лошадей «на оф» и ведет их вдоль всего барьера. Затем выводит и поднимает «на оф» трех лошадей, четырех, наконец, шестерка лошадей пересекает манеж, двигаясь На задних ногах.

«Cеребряный клоун» был вручен китайской эквилибристке.

Номер ее выглядел так. На пьедестал устанавливали четыре бутылки, на них — шары, затем сооружалась пирамида из стульев. На них на большой высоте она уверенно проделывала различные трюки. Например, выходила в стойку на одной руке и демонстрировала прыжки c руки на руку. Затем трюк услож­нялся. Ставилась трость, на нее три кубика и уже на кубиках исполнялись перепрыжки c руки на руку. Сбросив кубики, эквилибристка оставалась в стойке на одной руке, из нее пере­ходила в положение «крокодил», то есть тело ее принимало горизонтальное положение. Снова поднималась в стойку, опять в положение «крокодил», и так четыре раза. B стойке на од­ной руке она ногами врaщала антиподный шест, a рукой  палку c флажками. Все это, разумеется, впечатляло.

«Серебряным клоуном» были удостоены артисты из Польши — трио Залевски, акро6аты-вольтижеры c 6атудом. Подброшенная одним из партнеров или сеткой батуда, артистка приходила в руки второго партнера. B номере, На мой взгляд, нет выдающихся достижений. Самое сложное — акробатка исполняла полтора сальто c приходом к нижнему «руки в руки» или спиной. Польских артистов отличало изящество, артистизм — именно это и было высоко оценено.

Хочу отметить — из шести призов пять завоевали пред­ставители социалистических стран, в том числе два высших — «Золотой клоун». Как я говорил, заслужить приз было не просто, в фестивале участвовало много хороших исполнителей.

КОРР. Думается, Международный фестиваль в Монте-Карло дает представление o развитии циркового искусства в мире. Леонид Леонидович, может быть, коротко скажете o тех Но­мерах, которые привлекли ваше внимание. Читатели получат некоторое представление а том, кто еще участвовал в программе фестиваля.

КОСТЮК. Номера были разного, как мы говорим, худо­жественного уровня. Но немало интeресных, которые дейст­вительно заслуживают внимания.

Понравились мне французские акрoбаты-эксцентрики со столом, их объявляли «Комические каскадеры». Прежде всего это выразительные актеры. Один из них эдакий угловатый, неуклюжий неудачник, второй энергичен, ловок, жизнерадостен.

Они подшучивают друг над другом, строят друг другу козни. Но если неудачник попадает в трудное положение — приятель старается помочь ему: поставить c головы на ноги, Извлечь из-под стола. Все выступление пронизано милым юмором.

Номер на проволоке демонстрировал один из молодых отпрысков владельцев цирка Буглиoн. Cтройный, артистичный юноша выступал без веера, создавалось впечатление, что ему не стоит Никаких усилий сохранять равновесие, он ступал по проволоке — будто по земле. На ней эквилибрист уверенно совершал различные прыжки: разножки, шпагат, заднее и пе­реднее сальто, прыгал через скакалку.

Сложные трюки исполняла антиподистка из Испании. Но­гами легко жонглировала двумя сигарами, бросала их то синхронно, то Нет, забрасывала одну сигару на другую. Жонглировала двумя сигарами руками и ногами, например правой ногой и правой рукой, правой ногой, но левой рукой, левой ногой и левой рукой и так далее. Особенно понравилось мне, как она перекидывала чeтырe мяча, потам пять то с ног на руки и обратно, то c ноги на ногу, с руки на руку, попарно, «каскадом», то еще как-то, постоянно меняла рисунок полета мячей.

Можно вспомнить выступление на шпрунг-канате артистов тоже из Испании, отца w сигма. Два каната расходились под углом от одной стойки к двум другим. Отец и сын поочеред­но, без пауз, исполняли трюки. B их репертуаре были прыж­ки из «седама» в «седам» — сальто-бланш, пируэт, двойное сальто, двойной  пируэт, тройное сальто.

Я увидел несколько интерeсных номеров дрессировки. Артистка из ГДР Моника Георги выступала с коровами. Коровы перестраивались, Как обычна лошади а номере «Свобода». Было включено ею несколько комичecких сценок. Супруги Клудцки вывели на манеж слома и двух орангутангов. Слон исполнял различные трюки, орангутанги ездили на слоне. Ра­зыгрывались опять же комические сценки, в которых обезьяны передразнивали своих хозяев, подшучивали над ними.

Артисты из ФРГ демонстрировали группу шимпанзе. Тут было немало традиционных трюков: обезьяны поднимались на перш, ездили на велосипеде, на Мотоцикле, играли в чехарду. Любопытно такое: три обезьяны ложились, а четвертая перепрыгивала через каждую, исполняя сальто. Демонстрировался трюк «трактор». -Три 06езьяны, сцепившись, катились, как трак­торная гусеница. Особенно привлекли в этом номере акроба­тические трюки, проделываемые совместно артистам и шим­панзе. Удерживая шимпанзе в стойке «руки в руки», артист ложился, затем кувырок, и уже шимпанзе, лежа на манеже, держал в стойке «руки в руки» человека, Или такое. Артист рывком через бланш поднимал шимпанзе c манежа, выводил его в стойку «руки в руки», и затем удерживал в стойке «рука в руку». Обученная обезьяна проявляла себя надежным парт­нером.

Был показан большой номер c группой слонов, в котором участвовали танцовщицы. Не стану перечислять все трюки, упо­мяну лишь o таком. Один конец каната удерживает слон, дру­гой укрепляет y себя на шее артистка. Слон исполняет пи­руэты, переступает все быстрeе. Исполнительница Взлетает и вращается по кругу, параллельно манежу, и одновременно во­круг своей оси, как воздушные гимнаcты c зубником.

Как я убедился, отношение к номерам c животными за ру­бежом почему-то сдержанное. Хороший номер дрессировки, в том числе с хищников, не считается основой программы, как миг сказали бы, аттракционом. Значительно больший интерес проявляется к номерам физкультурно-спортивного жанра. Слу­чалось, из всех членов жюри я выше всех оценивал номера с животными.

КОРР. Леoнид Леонидович, думается, стоит сказать о тех тенденциях в Оценке номеров, котоpые наблюдались на Меж­дународном фестивале. Что сейчас особенно привлекает спе­циалистов?

КОСТЮК. Да, об этом непременно надо сказать. На фе­стивале в Монте-Карло первый раз я был в 1979 году. Тогда выступaл c партнерами на манеже. За прошедшие годы произо­шли явные изменения. Шесть лет назад, как мне представ­ляется, главным для многих исполнителей было продемонст­рировать сложные тpюки. Линь некоторые номера, в первую очередь, представляющие советский цирк, отличались проду­манной композицией, выразительным художественным и му­зыкальным оформлением. Сейчас же почти все участники фе­стиваля старались получше, поэффектнее выстроить свои но­мера: другое дело, как y кого получалось. На этот раз жюpи обращало особое внимание на актерские качества исполните­лей, на эстетическую сторону выступления. Например, y корей­ских акробатов c одобрением отмечалось, как увлеченно, вдох­новенно они проделывают трюки. A китайской эквилибристке ставились в упрек заученность ее движений, некоторая сухость, застывшее выражение лица. B группе Довейко приятное впе­чатление на всех произвели красота фигур, красота движений молoдых акробатов. Польское трио, как я уже говорил, заслу­жило приз в основном благодаря своему артистизму, пластике, органически включенным элементам хореографии.

На фестивале вызывало возражение, если что-то выглядело не эстетично, если исполнителям изменял вкус, чувство меры. Например, выступал зквипи6рист из Испании. У него были слож­ныe трюки. Приведу лишь один. На высоком пьедестале он укреплял трость, вставал на нее головой и в копфштейне ис­полнял трюки антипода — жонглировал ногами. А вот что снизило оценку его выступления. C пьедестала на пьедестал он переходил по доске, прыгая по ней на голове. Разумеется, это трудно, чувствовалось, как он напрягается весь, c каким усилием удерживает равновесие. Это было признано не эсте­тичным.

У некоторых дрессировщиков в игровых сценках шутки не отличались Высоким вкусом, a то были просто пошловаты. И это вызвало осуждениe. Кстати, на заседании жюри были предъяв­лены претензии и к Куклачеву. Не понравилась, что он отбра­сывает от себя кошку, она летит вверх ногами. B этом увидели пренебрежение к милым всем нам животным. Мне пришлось объяснять, что y Куклачева эксцентрические трюки, что кошка в полете исполняет сальто и, согласно своей природе, непре­менно опускается на ноги. Напомнил, что все видели, как Охотно кошки идут к своему хозяину, какие они ласковые — значит, артист к ним относится хорошо.

Хочу подчеркнуть — все номера оценивались, как цельное художественное произведение, в котором все должно отвечать общему замыслу, внутренней логике. Подход был весьма требовательным, учитывалась каждая деталь, влияющая на общее впечатление. Я упоминал o выступлении отца и сына на шпрунг­канате. Вместе c ними выходила изящная женщина и внизу, на манеже, чуть пританцовывала. Ее появление сочли неоправ­данным, и это снизило оценку номера.

Важно было, чтобы исполнители вносили что-то новое в жанр, в цирковое искусство. Я говорил об артистичном экви­ли6ристе на проволоке, виртуозной антиподистке, об их высокой технике. По мнению жюри, они не могли претендовать на приз: причина та, что в их выступлениях не было ничего принципиально нового.

Разумеется, важно, чтобы исполнители не только заявили, что такой-то трюк есть в их репертуаре, a стабильно демонст­рировали его. В фестивале участвовала группа мексиканских гимнастов из цирка США с номером «Воздушный полет». Они хотели поразить всех четвертным сальто. Вольтижер несколько раз выкручивал сальто, даже касался рук ловитоpа, но тот не мог его удержать. Мексиканцы так и не смогли показать свой рекордный трюк. A если бы выполнили его, очень Может быты, увезли один из призов.

Отношения к номерам, как к произведениям искусства, проявилось, на мой взгляд, и вот e чем. B 1979 году на фести­вале требовалось выступать без лонжи. И тогда мы в своем номере c першами те трюки, которые исполняли со страховкой, тут демонстрировали без лонжи. На этот раз, в 1985 году, лонжа не вызывала возражения y членов жюри. Скорее, осуж­далось ее отсутствие в опасных номерах.

Без страховки выступали воздушные гимнасты из США на рамке и мексиканец на трапеции. Y мексиканца были рискованные «обрывы», y артистов из США «отрывные» трюки. Надо признаться, зрители в зале, затаив дыхание, замиpали, потом дружно, c облегчением выдыхали и аплодировали. Но специа­листы, члeны жюри не одобряли этот риск, он никак не по­вышал оценку. Очень примечательно, что на последнем засе­дании жюри было принято решение — на следующем фести­валe во всех номерах, где есть опасность, обязательно при­менять лонжу. Исходили из того, что призы присуждаются не за риск, a за высокое мастерство.

КОРР. Можно ли сказать, чтo увиденное на фестивале в Монте-Карло расширяет представление o зарубежном цирке, преподносит какие-то уроки?

КОСТЮК. Да. Программа фестиваля показала, как высок уровень лучших номеров не только y нас в стране и в других странах социализма, eсть отличные номера a западных странах.

Сейчас можно смело утверждать — очень правильно, что наше искусство представлял клоун. Выступление Куклачева выгодно отличалось от выступлений клоунов из других стран. Еще раз подтвердилось — школа советской клоунады высока. Никто не мог по-настоящему конкурировать c нашими акроба­тами. Все это так, но надо учитывать, что за рубежом созда­ются интeресные номера, исполнители которых заботятся об актерской выразительности, стремятся, чтобы их выcтупления отличала красота, благородство, возвышенные чувства. Позд­равляя советских артистов, удостоенных призов, радуясь их успеху, нам, деятелям цирка, нельзя успокаиваться. Чтобы быть всегда впереди, надо настойчиво совершенствовать советское цирковое искусство.
 

K. ГАНЕШИН

Журнал Советская эстрада и цирк. Март 1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

объемные буквы москва