В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Размышления о празднике

Даже в семье, когда устраи­вается елка для детей, все мы становимся немного актерами. Что-то скрывает мама, таинственно шепчется с бабушкой.

Елка украшается, когда дети спят. Все стараются по­явление зеленого чуда-елки сделать внезапным и поэтическим. Даже отец, подвязав бороду, изображает Деда Мороза, щедро раздавая подарки. В каждой семье торжество: все во­влекаются в игры, песни и танцы, памятные потом на всю жизнь... Но дети растут быстро! И вот уже афиши приглашают их на молодеж­ный бал во Дворец спорта. Ёлка здесь грандиозная. Сотни настоящих актеров: акробаты, певцы, чтецы, ко­мики. Балет на льду. Техника: радио, электричество, автомобили, мото­циклы, бенгальские огни. Десятки оркестров, массовики, затейники. И название у представления завлека­тельное, почти детективное — «Дело № 1965».

Десять-пятнадцать тысяч гостей приглашено на елку! Вот каковы масштабы представле­ния, его людские, актерские, техни­ческие и материальные резервы! В кассу поступили тысячи рублей, не без труда заработанные молодыми руками. Этим самым чутким и вос­приимчивым зрителям надо дать на­стоящий праздник, большое ново­годнее гала-представление и, больше того, вовлечь их всех в игры, танцы, в веселые карнавальные шутки и ша­лости... Что ни говори, а у молодых людей — новогодняя елка! Скажу сразу — молодые зрители получили все, что было обозначено на афише. Они смогли танцевать до и после эстрадного спектакля. Перед ними прошло и новогоднее представ­ление по сценарию М. Розовского и В. Славкина в режиссерской разра­ботке А. Рубб и Н. Серого. Была и елка,  и балет на льду, и всяческая техника. И все же настоящего боль­шого праздника не получилось. По­чему?

Мне думается, на примере этого представления можно и нужно по­ставить многие вопросы создания, актерского и режиссерского вопло­щения такого рода народных празд­ников, связанных с традиционными датами, торжествами, юбилеями, ка­никулами, когда зрители обязательно хотят веселиться и любые залы, любые площадки предоставляют­ся в распоряжение самого живого, подвижного и мобильного эстрадного искусства... И тут прежде всего возникает главнейший вопрос — как и с чем выходить уже не на эстраду, а на манеж, на просторы зала величиной с площадь, на стадион или водную станцию, где камерно-интимного кон­такта с аудиторией не установить, где сами масштабы представления обязывают к поискам новых средств исполнения — яркого, броского — и милый, привычный наш собеседник из театра эстрады поневоле должен повышать голос, подчеркивать жест, обострять движение, становясь ак­тером-трибуном, комиком-буффо­ном, певцом-запевалой... Короче, масштабы зала обязательно меняют стиль исполнения.

В прежние времена культурно-общественные сооружения строи­лись с расчетом на муз с давно опре­делившимися чертами — в театре оперном господствовала музыка, до­стоинством драматического театра считалась акустика, доносящая все модуляции человеческого голоса. Но вот наша жизнь, ее новые обществен­ные, духовные и спортивные интере­сы породили такие гиганты, как Дво­рец съездов, Дворец спорта, Зеле­ные театры, стадионы, где искусство не постоянный жилец, а дорогой гость. А настоящий гость должен по­нимать, куда и зачем он приглашен, как вести себя в новой и непривыч­ной обстановке. Любой столь высоко нами ценимый остроумный человек и заводила знает: отправляясь на встречу с ближайшими друзьями, надо готовиться к веселой застольной беседе, а на официальном юбилее нужен пусть и веселый, но хорошо обдуманный и подготовленный спич! И совсем уж огромная ответствен­ность ложится на плечи актера и ав­тора,   если   им   выпала    честь   выступать перед многотысячной аудито­рией.

Слово, острый замысел, веселое изобретение... Короче, драматургия представления — вот что может обеспечить успех народному празд­нику. А ведь опыта в создании спек­таклей такого рода у нас немного: ищет своих путей театр массовых представлений, готовятся рассчитан­ные на обычные площадки эстрадные коллективы, объединяющиеся чаще всего вокруг прославленных и опытных мастеров, за много ме­сяцев до финала различных декад и смотров разрабатываются сцена­рии заключительных концертов... А когда возникает — всегда почему-то неожиданно — замысел новогоднего, первомайского или летнего празд­ничного спектакля во Дворце спорта или Зеленом театре, готовятся все номера, актеры, костюмы, свет, и только драматургическая его основа заказывается авторам за месяц-два до праздника.

Вероятно, такая же участь выпала на долю авторов «Дело № 1965» М. Розовского и В. Славкина. Люди безусловно талантливые, они, види­мо, совсем незадолго до новогод­него праздника получили вдруг в свое распоряжение огромные воз­можности — актерские, музыкаль­ные, технические — и задание при­вести все это в движение так, чтобы было интересно и весело на спек­такле под величественными сводами Дворца спорта. А когда нет ни вре­мени, ни опыта, услужливая мысль подсказывает то, что уже бывало не­однократно: приемы проверенные, шутки испытанные, повороты давно знакомые.

Меня порадовало начало пред­ставления. Ассистент, стоя у пульта в центре зала, освещенный прожекторами, громовым голосом приказал: «Стар­товая команда — по местам!» Затем прозвучало сообщение о том, что скрытые фотоэлементы подсчитали: в зрительном зале сейчас 8396 чело­век, 1273 человека стоят в гардеро­бе, 326 — сидят в буфете, 267 — сошли с поезда метро на станции «Спор­тивная»  и  спешат сюда...   Электронные глаза в пуговицах контролеров подсчитали и средний возраст зри­телей: мужчинам по 24 года 8 меся­цев, а все женщины выглядят моло­же своих лет!

Отлично были приняты все эти шутки, очень современные и очень уместные здесь, где возможны лю­бые чудеса техники. Хорошо! Мне уже показалось — сейчас произой­дет нечто небывалое. Представление, вероятно, перенесется в космос. Мо­жет, здесь сию минуту начнут отби­рать актеров для первого концерта на луне. Может быть, Дед Мороз повезет их в ракете на выступление перед космонавтами, или, наоборот, сами космонавты приземлятся на ис­кусственный каток! Ведь с помощью света, радио, машин можно показать любые, самые фантастические по­хождения Деда Мороза и его ученых ассистентов... Но ничего такого не произошло. Ассистент режиссера объявил: «Исчез Дед Мороз!» А ре­жиссер невесело сострил: «Ведь я же знал, что во всех эстрадных пред­ставлениях всегда кого-нибудь ищут!»

Горькая шутка!

Это знают не только режиссер, но и   все   зрители.    Им    стало   ясно:   и здесь, как на любом эстрадном спек­такле, начнется самый обычный кон­церт,   а   параллельно    с    ним   будут суетиться       малоквалифицированные актеры,    примитивно   разыгрывая  то панику,   то   отчаяние,   то уверенность.     Одни     их шутки будут более удачны. К примеру, такая — Дед Мороз побрился и сидит в зрительном зале. Другие откровенно банальны — Деда Мороза предлагают искать в вытрезвителе... И пусть потом выходит ов­чарка с медалями — она ищет Деда Мороза, пусть носятся по залу мо­тоциклы — догоняют Деда Мороза, действующих лиц под сводами Двор­ца нет, есть примитивно и нарочито бездействующие. А в финале пред­лагается ликовать у елки, выплываю­щей из-под пола. Нам преподносится чисто умозрительная идея — каждый из нас Дед Мороз, потому что все мы творим добрые дела!

Поразительная вещь — на нашей советской эстраде уже родились ма­стера народного конферанса, такие, как Тимошенко и Березин, Миров и Новицкий, Лифшиц и Левенбук. И секрет их успеха каждому ясен — остроту интермедиям, шуткам, сцен­кам придает, прежде всего, отлично разработанное противопоставление разных характеров: оптимист сталкивается с пессимистом, лирик с сати­риком, темный и жадный с образованным и щедрым и т. д. Но это дав­но доступное всем открытие как будто сразу же забывается, когда нужно создать обрамление для боль­шого спектакля. Ни режиссер, ни его ассистент, ни детектив, ни весь штат, ищущий Деда Мороза не то что характеров, даже самых примитив­ных эстрадных масок не имеют. И эта пустота — актерам играть нечего — восполняется беготней, криком и же­стикуляцией.

И вот номера обыгрываются а конферансе до примитивности на­ивно. Пойманы три Деда Мороза. Но они снимают бороды, шубы и оказы­ваются Лифшицем, Левенбуком и Радовым. Идет их номер. Иногда пре­следователи Деда Мороза просто объявляют: «Мы еще поищем, а вы пока посмотрите украинский балет на льду». Идут иногда отлично сделан­ные спортивно-балетные номера. И тут возникает старая и еще не решенная проблема. Каким должен быть эстрадный спектакль? В частно­сти, такой, как «Дело № 1965»? Не­ужто достаточно огромной папки с этим номером, которая дважды мелькнула — то в зубах собаки-ищейки, то в руках детектива, — что­бы дать название труду многих ар­тистических сил, ничем абсолютно не связанных с банальными поисками Деда Мороза? Ведь это факт, что названия спектаклям даются чаще всего  по   ассоциации   со  случайным привеском — костюмом актера, при­митивной шуткой, наивной выдумкой вроде «Билет на Олимп», который ищут, хотят получить, позабыв, что Олимп — гора, где обитали боги Древней Греции, а современные олимпийские игры в Токио никто «Олимпом»  не  называл.

В мою задачу не входит оценка номеров, показанных в этом спектак­ле. Но, ей-богу, будь у способных авторов больше времени, техниче­ских возможностей и, вероятно, боль­ше сил для борьбы с дурными тра­дициями, они наверняка придумали бы такую канву для представления, которая давала бы возможность каждый номер показать как продол­жение действия спектакля. И тогда не конферанс наивно и неумело свя­зывал бы концертные номера, а кон­цертные номера сами стали бы орга­нической частью представления, имеющего свое сюжетное построе­ние, свои характеры, конфликты, кульминации и финал. А ведь такие спектакли мы уже видели в театре эстрады, на сцене нового и суще­ствовавшего еще до войны мюзик-холла. Но не для кого не секрет, что их исполнителями были первоклас­сные актеры и в эти представления не только включались готовые номе­ра — они для них специально гото­вились, как необходимые по ходу действия,  по замыслу драматургов.

Отсюда совершенно естественно вытекает одна, самая важная, на мой взгляд, задача: приготовления к гран­диозным представлениям надо начи­нать не с мобилизации актерских сил и техники, а с драматургии. Пусть не один, а несколько авторов, оглянув­шись на неудачные и удачные опыты своих коллег, начинают готовить драмы, комедии, феерии, спортивные представления загодя, не забывая о том, что очередной новый год при­дет в Лужники. А вероятно, лучше всего поручать подготовку такого рода представлений одному какому-то, уже сформированному и реально действующему коллективу. Он-то и будет искать и драматургов, и сред­ства актерского воплощения их за­мыслов на грандиозной площадке.

Василий Сухаревич

Журнал Советский цирк. Апрель 1965

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100