В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 15:54 | 30.08.2015

Рецензия на рукопись Владимира Фалина "Паяцы"

Жанр произведения: современная проза, рассказы, автобиографическая проза.

Целевая аудитория. Сборник предназначен для широкой читательской аудитории. В особенности будет интересен тем, кто неравнодушен к цирковому искусству.

Содержание:

Рассказы, написанные бывшим цирковым артистом, приоткрывают завесу тайны и дают всем желающим возможность получить представление о том, как устроен цирк изнутри. Сюжеты, которые невозможно придумать, уникальный авторский стиль, богатство образов и высокий эмоциональный градус не оставят равнодушными самых требовательных читателей.

Язык и стиль произведения:


Рассказы написаны живым, современным языком. Присутствует свой особый авторский стиль. Язык органичен содержанию. Он неторопливый, величественный, иногда поэтичный. Хорошая редактура, оптимальная длина предложений обеспечивают легкость восприятия. Тексты изобилуют яркими, эмоционально насыщенными образами, которые создают атмосферу произведений, усиливают правдоподобие и делают миры, описываемые автором, еще более ощутимыми и подлинными. Нет излишней вычурности.
Достоинства рукописи:

1. Сюжет.

Рассказы представляют собой яркие зарисовки на жизненные реалии. Автор выступает наблюдателем, а порой и участником, внимательно следит за разворачивающимися вокруг него событиями, размышляет, делает выводы, а затем мастерски переносит увиденное и прочувствованное на «лист бумаги».

2. Филигранно передан мир чувств и переживаний героев, что выдает в авторе тонкого знатока человеческой души.
"Когда я хотел создать свой "Венский вальс", осуществить мечту своей юности. Убрать всё сложное, не нужное, в чём сейчас до глубины души и раскаиваюсь. Я рассказал об этом своей жене, и вот что меня обнадёжило, она поняла меня и разделила со мной, эти мои юношеские мечты. Но когда я приступил к их осуществлению, а на это ушло все мои душевные и физические силы, она мне со всей категоричностью сказала; - хватит, мне твой балаган надоел. Тогда я возмутился, как так, раньше ты меня поддержала, а теперь?...

Тогда ты порадовал меня своими творческими планами, отвечала она, а я поданной тебе надеждой, так что ты уже получил от меня что хотел. Вот он беспощадный женский прагматизм".

"Конечно, она полное противоположность, по отношению к тем представительницам прекрасного пола, которые выходят на подиум, демонстрирующие лучшие образцы модной продукции. Я не спорю, они красивые, радуют глаз, но есть опасность стать заложником этой красоты. Жить с такими ужасно трудно. А с Наташкой всё просто, её можно и послать, она не обидится, потому, как и сама всех посылает. Конечно, хочется, что бы в семье были хорошие добрые отношения, но такого нет ни у кого. Такого нет и в аристократических семьях. Ты думаешь, они не ругаются, ещё как ругаются, но внешне выглядят весьма привлекательно, не верь, это актёрская игра".

3. Проблематика.
В произведении затронут определенный пласт проблем, на который у автора имеется собственное видение и он не только мастерски доносит его до читателя, но и предлагает тому самостоятельно подумать над затронутыми проблемами. На страницах своей рукописи автор размышляет о важнейших жизненных ценностях, счастье и способах его достижения, таланте и призвании, жестокости и благородстве, хитрости и наивности и других моментах, которые неизменно волнуют человеческую душу. Автору удается сформулировать ответы на незаданные вопросы так четко, точно и вместе с тем эмоционально и щемяще, что после прочтения его рассказов и в мыслях, и в душе начинается работа.

"Бить медведя только за то, что он не понимает, что от него хотят, не хорошо, это Божие наказание. Он хоть и сильный зверь, а против человека в неволе бессилен. Вы только представьте, медведь в наморднике, когти щипцами пооткусаны, а рядом четыре здоровых мужика, и у каждого дубинка, и только у одного банка со сгущённым молоком, шилом проколота, чтобы молоко тончайшей струйкой сочилось, оказывается , так голод только усиливается. А голодный медведь, за сгущёнку и гопака танцевать будет".
"Есть счастье, которого мы желаем, но по нашей бедности, не ждём, потому что оно кажется нам недостижимым. И если оно всё же случается, мы оказываемся наверху блаженства. Есть счастье, которого мы ждём, к которому мы пробиваемся всеми силами и достигаем его. Оно дороже неожиданного счастья, но всегда оказывается с примесью горечи и усталости".

"Но дрессировать хищников потехи ради, признак нездорового общества. Стоит только посмотреть на условия их содержания, подобное жестокосердие ничем оправдать нельзя. Но самое страшное то, что это поощряется".

4. Сборник содержит меткие фразы, красочные эпитеты и оригинальные сравнения, которые делают чтение особенно увлекательным. Автору практически полностью удалось избежать шаблонных фраз и заезженных речевых оборотов, что говорит о достижении им определенного уровня литературного мастерства.

"Каждому человеку, если позволяют обстоятельства, хочется быть исключительной личностью".
"Иметь достаток, и сохранить душу в чистоте невозможно, надо чем- то жертвовать".
"Сколько прекрасных слов человечеством выброшено на ветер, и всё потому что не хватает духа сказать правду".
"Вас не расформируют, это холостой упреждающий выстрел, рассчитанный на испуг".
"не надо большого количества трюков, но вот сколько их надо, определяет талант".
"стать манипулятором сложнее чем закончить три института. Манипуляция – это поразительная ловкость рук, требующая ежедневных тренировок, до предела, до нервного срыва, до самоотречения".

"Это мой цирк. моя судьба, моя боль, моя радость. Я буду писать и о плохом, потому что кто пишет только о хорошем, тот фанфарон".
"Я так много работал за спасибо, если бы за спасибо можно было построить дом, у меня был бы особняк из пяти комнат".
"Его мозг рождал идеи, а энергия блестяще их материализовывала".
"В этот город влюбляешься как – то незаметно, не вдруг, не сразу. Это понимаешь только тогда, когда покидаешь его. И вот покинув его, осознаёшь что жить без него невозможно".
"Ассистентки приятны на вид, не плохо сложены, не плохо танцуют, в меру растянуты, гибкие, пластичные, но ни одно из этих качеств не даёт им возможности стать артисткой, потому что всё как то в меру, а в искусстве очень важно, что бы в чём то была чрезмерность".

5. Атмосфера. Произведения интересно и легко читать. Интонация рассказчика погружает в каждую историю. Это во многом достигается за счет того, что стиль автора динамичный, живой, с внутренней инерцией и потенциалом. Автор остается внимательным как к основополагающим моментам, так и к мелочам, так что старательный читатель сможет с легкостью визуализировать описываемые автором картины.

6. Одним из несомненных достоинств рукописи является внутренняя нарративная инерция. Чувствуется некая убежденность рассказчика в необходимости этих историй. Внутренний импульс рукописи выдает в авторе наличие способностей.

7. Увлекательно поданная информация о внутреннем устройстве цирка.

"Вот я и говорю - начал он тихо, - у каждого человека есть в жизни заветная мечта создать нечто значительное, ну а если уж повезёт, то и выдающееся. Конечно шедевры доступны только избранным, но и способные тоже рассчитывают на успех. Наше искусство, по признанию элиты, ниже оперного, балетного, драматического, хотя по зрелищности превосходит и то, и другое и третье. Наша беда в том, что оно зародилось и сформировалось на площадях, ярмарках, балаганах. В основе циркового искусства заложен некий алогизм. Трюк не вписывается в обычные нормы наших представлений. Человек стоит на руках, делает сальто на галопирующей лошади, подбрасывает и ловит большое количество предметов, но он должен быть подчинён в обязательном порядке, определённым эстетическим нормам. Но в поисках этих норм, человек будет долго плутать, ошибаться, спорить, доказывать себе и всем остальным, что он стоит на правильном пути. Всё в жизни просто, но человек усложняет эту простоту".

"Вот манипулятор достаёт из кармана серебряный рубль, вы его видите, можете взять в руки и убедиться что он есть. Вас никто не гипнотизирует и не обманывает. Вот он держит его двумя пальцами левой руки, потом правой ладонью зажимает его в кулак и говорит – в какой руке рубль ? тут и думать нечего, дураку ясно, конечно в правой. Манипулятор разжимает ладонь, но она пуста. Вы не угадали и просите повторить трюк, и опять неудача. Тогда вы пускаетесь на хитрость после того как не угадали в какой руке рубль, вы просите чтобы он вам показал и вторую руку. Но настоящий фокусник не такой уж простак. Монеты нет и там. Вы глубоко задумываетесь, но это вам никак не помогает. Куда же делся рубль, вот мысль которая вас не покидает, может у меня что то со зрением не так. Да нет со зрением у вас всё в порядке, это работает классный манипулятор".

"Серебряный рубль в руках манипулятора превращается в живой предмет. Когда фокусник раскрывает свою ладонь, рубль непонятным образом прилипает к внешней стороне ладони. Точно так же в его руках пропадает колода карт".

"За десять лет изнурительных репетиций фокусник, делает это так запросто, что как бы пристально вы за ним не следили, всё равно ничего не увидите. Вы не увидите, как он это делает. Тут мастерство в самом артисте, тут нет никакой машинерии".
"Никто из артистов не начинает репетицию сразу, все, как правило, долго раскачиваются, поэтому постоянные жалобы на нехватку репетиционного времени. Одни артисты ещё не закончили репетицию, а другие уже стоят за кулисами и напоминают им об этом. -Время ребята, время! Ваше время вышло, давайте заканчивайте, сколько можно! – возмущается руководитель группового номера «Акробаты на подкидных досках» - пора, сваливайте, освобождайте манеж – и продолжает уже не так громко чтобы противоположная сторона не слышала".

"Все стационарные цирки похожи друг на друга, каждый передвижной цирк не похож ни на какой другой".

"На раскаленном от южного солнца асфальте расстелен небольшой коврик, на нём сидит маленькая девочка Маша лет пяти дочка артистов Кобзевых, её растягивают. Для детей это настоящая экзекуция, со слезами, соплями, охами и ахами. Рядом стоит отец.
- Мышцы нужно растянуть, чтобы они не ограничивали твоих движений, посредством которых ты будешь выражать свой внутренний мир, но для этого нужна предварительная гимнастика, в балете это называется «экзерсис». Сам по себе « экзерсис» искусством не является, это техника, без техники нет искусства, через техническую оснащённость, если в тебе обнаружится талант, ты будешь творить искусство. Без таланта, даже блестящая техническая оснащённость сделает тебя хорошим ремесленником, не более того. Сейчас я закладываю в тебя то что я могу сделать, но всё это относится к форме, всё что касается внутреннего содержания, мне пока ничего не известно, над талантом я не властен, этим распоряжается Господь. Талант трудно обнаружить, ещё труднее развить его. Чтобы обнаружить талант в человеке надо самому быть талантливым педагогом".

12. Живые, объемные, многомерные образы.


Автору удалось сделать так, чтобы герои ожили, "задышали" на страницах его рукописи. Персонажи вызывают у читателя широкий спектр эмоций: от любопытства до восхищения.

"Витька часто брал деньги, но не имел привычки отдавать. Вопрос этот конечно лежит в плоскости морали и нравственности , но если быть до конца откровенным, а кому хочется отдавать, от сердца ведь отрываешь. Конечно, должно быть совестно, но когда часто берёшь и не отдаёшь, совесть уже не так мучает, а то и вовсе уже не мучает. Мозоли на душе появляются".

"Невыразительный, и даже некрасивый в жизни, с недостаточно гармоничными пропорциями тела, с тяжёлыми ногами, укороченным торсом; всё это в манеже мгновенно превращалось в достоинство. Мягкая податливая спина, была послушна в каждом его изгибе, а ноги создавали изумительно красивую законченную линию, и плавно переходили в преувеличенные стопы. Поражало то, как они помимо своего первоначального предназначения могли передавать волнующие чувства и глубокие мысли. Когда смотришь, всего этого не осознаёшь, лишь потом непонятное чувство овладевает тобой. Что это было? Задаёшь самому себе этот вопрос, Неужели это было?! Да было, конечно было. Это было что-то!"

"Эльвира Джузеповна по происхождению итальянка с голосом способным заглушитьхор«Большова Театра» вместе с оркестром. В ней было 120 кг, но ввиду огромной внутренней энергии, она легко справлялась с избыточным весом".

13. Неординарные, эмоционально насыщенные диалоги и монологи, отражающие суть персонажей.

"Когда узнавали что я артист цирка, мне очень часто говорили в лицо, желая обидеть и даже унизить: -А вы знаете, мы так не любим цирк, у вас ведь там не пойми что творится. На что я никогда не обижался, в ответ лишь говорил,- вы и оперу не любите".
"-А как вы угадали?, - удивлялись они. Я действительно угадал, но если вам в цирке всё понятно, то в опере вам не понятно ничего, вот вы и отвергаете две крайности. Это противоположные друг другу виды искусства. Меня никогда не обижало и более резкое отношение к цирку, и к нам артистам.

Прошла неделя, ему напоминают о долге. Он, улыбаясь, говорит – как же помню, помню, три рубля.
- Какие три – недоумевает буфетчица – ты у меня брал десятку.
- Разве? – и Витька делает придурковатым выражение лица – я же хорошо помню, что была трёшка, я ещё развернул её а уголок от розлива вина подмочен, ну я и вытер её о пиджак и положил в боковой карман. Зелёного цвета почти новая, хрустящая, я ещё подумал, кто - то зарплату получил новенькими купюрами, вот расплатился".

Существенных недостатков, требующих обязательного устранения не выявлено.
Однако в сборнике присутствуют не проясненные моменты, которые могут вызвать разочарование читателя вследствие его неудовлетворенного интереса.
"Потом просит завязать ему глаза и не глядя, достаёт ту карту, которую вы запомнили. Когда он мне раскрыл секрет этого фокуса, я был удивлён, насколько это просто".
Такие моменты необходимо прояснять или не упоминать о них вовсе.

Заключение.

Данный сборник имеет множество достоинств, поднята важная и интересная российскому читателю тема – цирковое искусство. Рекомендуется приступить к поискам издателя. Однако, есть одно "но" – рассказы сейчас не самый популярный жанр. Поэтому, шансов издать данную рукопись будет больше, если автор объединит рассказы в единое произведение – роман или повесть.

Олеся  Саган. 23.08.2015г.

Олеся! Огромное Вам спасибо, за рецензию моей книги  "ПАЯЦЫ". Вы дали ИКАРУ крылья. Я буду более благоразумным, не таким как тот юноша, который не прислушался к советам своего отца, упал и разбился.

С  уважением  Владимир  Фалин. 25.08.2015г.
 

Ответавтора рецензенту:

Секрет фокуса в рассказе "Илюзионист" мной раскрыт. Я думал об этом, но соблюдал корпоративную этику (не раскрывать фокусы посторонним людям), но видимо ошибся. В книге это надобыло сделать.

 Сделал, спасибо за совет.

 Что касается, объединить рассказы в единое  произведение - повесть  или  роман, то считаю это нарушением цирковой традиции.

 Цирковая  программа  строится  из  номеров. Номер - это  сконцентрированная жизнь артиста по закону жанра который  он  представляет. Это  краткое  законченное  художественное произведение где есть завязка действия, его развитие, и финал.  Сила  номера состоит  в  том,  что  артист  всю  жизнь  стремится  к постижению  глубины жанра. В спектакле не так, там идёт линия  сюжета сквозным действием. Режиссёру важнее протолкнуть своё личностное, временное,  поверхностное,  иногда  откровенно  неудачное  произведение. Артисту  наоборот,  свое  глубинное, тоже личностное, созданное  порой  не  одним  поколением, с присущими только ему выразительными  средствами. По  этой причине он постоянно в конфликте  с  режиссёром.  Номер  артиста  автономен. Это  его  сценический  способ существования.  Видимо  по  этой  причине  все  спектакли  поставленные  в  цирке  не  обладали  живучестью  и  быстро  умирали. За спектакль поставленный  к " Новому  Году", ответственность несёт режиссёр, заканчивается  праздник и  спектакль  никому  не  нужен. Но номера "золотой  фонд  Российского  цирка",  нужны  всем  и  всегда.  Поставить номер труднее чем поставить спектакль.

Артисты  цирка  народ  эгоистичный.   Менее   зависимые  друг  от  друга, они  не  могут  существовать  вместе,  как   в  опере,  балете,  драме.  Спектакль предполагает одну две, или три  главные роли, вот и всё. Остальные  на  вторых или  эпизодических  ролях.   Циркач  никогда  не  согласится  сидеть на приставном  стуле. У него грудь  в  крестах, что вы к нему  пристали, он горд и к  тому  же  ещё   бунтарь. Поэтому программа в цирке составляется из номеров. Как и  моя  книга,  из  рассказов.  Повесть  или  роман в виду отсутствия концентрации  мысли, по закону этого жанра,  может  уничтожить динамику  повествования.  А  что  касается  читают  рассказы  или  не читают,  сейчас  вообще  ничего не читают,  ни повести, ни романы, ни рассказы.

Редакциям  и  книгоиздателям  совершенно  нет  дела  до  того  что  читают  наши  люди,  им важно  получить  деньги  за  свою  работу.  Будь  у  меня  много  денег  я  бы  издал  полумиллионным  тиражом,  книгу  в  кожаном  переплёте  с  золотым  теснением,  с  одним  только  словом,  или  написал  бы  обыкновенную ботву, вот  и  всё. Вы  думаете  не напечатали  бы?   

Редакторы,  корректоры,  да  и  все  остальные  полиграфисты,  не  раздумываясь  кинулись  бы  редактировать   мою  "гениальную"  книгу.  Сделали  бы  всё.  Только  заплати.

Мы стали безнравственны.

Мы  не  думаем  о  душе,  мы  только  думаем о сохранении  плоти.  Печатая  такие  книги  как  "Развесистая  клюква  Голливуда"  Дарьи  Донцовой,  "Розовые  розы"  Виктории Токаревой  тиражами  250 000  экз  и  15 000  соответственно,  и  много  других  им  подобным,  издатели   теряют  свои  профессиональные  навыки.  Это тоже  самое,  как  если  бы  сборная  Германии  (чемпионы  мира)  по  футболу,  стала  бы  играть с  дворовыми  командами  обыгрывая  их  под  десять ноль.  Конечно  работать  так  легко,  и деньги  лёгкие. Но есть опасность  деградировать,  опасность потерять профессию.  Меня  поражает  то,  что  издатели  даже  не  хотят  реализовывать свою  продукцию.

Если  хищный зверь перестанет бегать за добычей, через две недели он погибнет от голода.

Издатели! Что вы натворили?!

Мне сотрудники одной редакции советуют:  опубликуй  десять самых, самых  рассказов (понятно меньше объём, больше  возможности  сделать  это за свой счёт) и опять за свой счёт.

Реализовать тираж в десять тысяч  экз.  на сорок  цирков  в  нашей  стране  и  в  ближнем зарубежье " СНГ" плёвое  дело.  От  продажи  книг  мне  автору,  ничего  не  нужно,  всё  отдам  вам.  Даже  в  свою  коллекцию  приобрету  свою    книгу  за  свой  счёт. Уверен  не  сделаете,  вы   разучились  работать. В советское  время  тоже  отказывали,  тогда  были   идеологические  причины,  теперь,   безнравственно -  денежные.   Может  и  тогда  были  порядочные  издатели,  не  знаю,  не  утверждаю.  Но написали  же для  дяде  Лёне  и издали  книгу  "Малая  земля",  а  потом  приказали  всем  партийным  купить   "литературный  шедевр".  Вот и вышла  эта  книга  много  миллионным  тиражом,  не  имеющая  никакой  художественной  ценности.  Где  она  теперь, кто её читает,  где  те  люди  которые  написали  и  издали  эту книгу?  Неужели  им  не  стыдно? Ну не сам  же  Лёнька  её  писал.  А  теперь что?  Теперь  мы  простые люди знаем другого  Лёньку. Он нам более интересен, Лёньку Пантелеева.

Написанные   мной  рассказы  рассчитаны  и  на  беспорядочное  их  чтение,  я  позаботился  и  о  тех  кто  не  хочет  и  не  любит  читать.  Уже  сейчас  некоторые  герои  моей  книги  говорят:  скажи  в  каком  рассказе  написано  про  меня,  а то  не  хочется  читать  всю  книгу.  А  потом  опомнившись  добавляют:  я  конечно  прочту,  просто  у  меня  сейчас  нет  времени.  Я им  отвечаю:  тот  кто  ничего  не  делает  у  того  никогда  не бывает  свободного  времени.  Я  знаю  своих  коллег,  повесть  или  роман  они  читать  не  будут.  Рассказы  и  то  через  силу,  и  только  потому  что  тут  есть  их  личностный  интерес.

Уже  есть  отзывы.

По электронной  почте  я  разослал  свою  книгу  по  всем  циркам  нашей  страны от  Калининграда  до  Владивостока. Все  сходятся  в  одном:  "очень  интересные  воспоминания,  и  написаны  хорошо".

Согласен,  вроде  не  плохо,  но  ведь  и  писал  то я их  более  восьми  лет. Есть  рассказы  которые  я  переделывал  до  тридцати  раз  и  более.  Потому  как  не  преследовал  коммерческого  интереса.  Думал  над  каждой  строкой  вживаясь  в  тот  или  иной  персонаж,  хотя  тема  для  меня  до  боли  в  сердце  не  просто  знакомая,а совсем родная.

Есть  и  такие  отклики,  "нарисованная картина довольно безрадостна".

Но  без  этого  нельзя.  Для  чего  это  делается?  Это  делается  для  того  чтобы  у  человека  была  возможность  и  необходимость  совершенствоваться.  Человеку  нужен  "катарсис"  очищение  души. Если человек не страдает, он не человек.  Некоторые  однозначно  трактуют  это  как  пессимизм,  или  жестокий  реализм. Тогда Чехов А. П.  самый ярый  и жесточайший  реалист  и  пессимист. Вспомните его рассказ  "Ванька".

Помните?

"Ванька  Жуков,  девятилетний  мальчик,  отданный  три  месяца  тому  назад  в  ученье к  сапожнику  Аляхину,  в  ночь  под  рождество  не  ложился  спать"....

Какую  жестокую  картину  нарисовал  Чехов.  Сюжет  безрадостный,  и  выхода  из  него  нет.  Он  не  даёт  своему  герою  ни  малейшего  повода  выбраться  из  этого  жестокого  мира.  Письмо написанное  им  дедушке  с  такой  огромной  детской  болью,  не  дойдёт до  адресата.

"Ванька свернул вчетверо исписанный лист и вложил его  в  конверт,  купленный накануне за копейку...  Подумав немного, он умакнул перо и написал адрес":

На  деревню  дедушке...

Сила этого рассказа  в  том, что ситуация  безысходна.  В  небольшом  рассказе  он  сказал так много, так точно  отобразил  жизнь  той  России, что мы  до  сих  пор  пишем свои письма,  и  несмотря  на  то  что  указываем точный  адрес, они всё равно не доходят  до  адресата.  Мы  посылаем  электронные  письма,  но  их  никто  не  читает.  Мы  просим, а нам отказывают. Нас не слышат.  Теперь мы  все  " Ваньки  Жуковы".  Мы стали  никому  не  нужные  люди. Такие  же  как  этот  девятилетний мальчик, стоим на коленях  перед  листом  чистой  бумаги, с пером в  руках,  при  тусклом свете мерцающей  свечи, и пишем письма  бездельнику  и  самодуру  "его  величеству - чиновнику". Чехов  этим  рассказом  сказал  нам  всем:  "живи ещё два с лишним  века, всё будет так, исхода  нет".  Если  бы Чехов  написал  только  один  этот  рассказ,  он  всё  равно  остался  бы  гением.

Я  часто  в  детстве,  читал  этот  рассказ  своей рано ушедшей  из  жизни  матери,  прожившей  страшно  тяжёлую  жизнь, заливаясь  слезами  она   причитала  - "сынок  вот  это  и  есть  моя  жизнь". Я ей говорил:  мама если ты будешь  плакать я не стану читать.  Но  каждый  раз  она  умаляла  меня  прочитать  ещё  и  ещё  раз. Уверяла   что  не  будет  плакать, возьмёт  себя  в руки,  только  прочти  сынок,  ради  Христа  прошу  тебя,  прочти.  Я  снова  читал, а она снова плакала. Я не помню  сколько  раз  я  читал  ей  этот  рассказ.  Не  подсчитывал,  но  точно  могу  сказать, не менее ста раз.

А  вот  Даниил Гранин считал шедевром его  другой  рассказ  "Студент", я его тоже читал не один десяток раз. Шедевры надо перечитывать постоянно.

Чехова  тоже  упрекали за  рассказы. Какой он молодец что писал  их.  Рассказы  писать труднее чем повести и романы.  Поэтому рассказы и только рассказы.

Не все рассказы получились у меня  как  я  хотел. Я это понимаю. Заранее  прошу  прощения у своих читателей. Что то мне не удалось, но я сделал всё что мог.  Может не  хватило  таланта,  но с первой до последней  строки  всё  написано  мной. Я знаю некоторые  артисты  пишут  наговаривая  на магнитофон,  а  профессионал  уже обрабатывает  весь материал. Но я за то, чтобы не пропадал аромат  авторского  слова. Пусть там будут какие то неуклюжие моменты,  это не так  важно.  Важно  другое,  важно  сообщение чувств.

Есть писатели  у  которых  отшлифована  каждая  строка, в этом случае, они пишут  лучше  самого  Л. Н. Толстого,  но  им  никогда  не  приблизится к гению,  потому что они пишут ни о чём.  У  Толстого  есть  какие  то  неудобные  места,  но  текст от  этого  становится  только  лучше. 

Я  помню как  великий  маэстро  Ростропович  проводил  мастер - класс. Он  сказал  молодому  музыканту: - ты  играешь  слишком  красиво. Это, как ни странно, прозвучало  претенциозно. И вот тогда я понял, не себя нужно показывать, ни свой ум, знания, блеск  написанного. Не вокал  должен  демонстрировать певец стоя на сцене, а проникнуть  в  самую  суть  исполняемого  произведения. Он должен понимать что  поёт,  он  должен  тронуть душу зрителя.

 Я  автор  этих  рассказов,  хотел  сделать    вас  читателей,  участниками  своих  действий,  ввести  в  волшебный мир  цирка.  Здесь  нет  ни  строчки  вымысла,  нет  фальши.  Я  написал  то  что  увидел,  что  было,  а  не  то  что  существует  или  не  существует.  Вот   например  молодые  акробаты  которые  вернулись  после  зарплаты  пьяными.  Это действительно  было.  Я  много  с  ними   работал.  Прекрасные  ребята,  прекрасный  номер.  Но  пьяными  я  больше  их  никогда  не  видел.  Это  единичный  случай,  но  он  был,  он  был  нужен  мне  для  того,  чтобы  с  большей  силой,  с  большей  выразительностью  показать  человека  преодолевающего свои  слабости.

Человек иногда  падает, но сила и красота моих героев состоит в том, что они в очередной раз поднимаются, и настойчиво   идут  к  своему  совершенству.  Чтобы отдать себя и своё волшебное искусство  благодарным зрителям. Огромное им за это спасибо. Вот в чём сила нашего искусства. Цирк  никогда не  умрёт, он  будет жить вечно. И мои рассказы тоже будут жить вместе с ним. Это не просто рассказы, это и мой философский  взгляд  на  проблемы  цирка. В  корректной  форме, не навязывая  своего  мнения,  я  делюсь с молодыми артистами как мы выживали в форс мажорных  обстоятельствах.

Будут  они  опубликованы,  не  будут  опубликованы. Конечно будут.  Это уже вопрос времени.  Главное что мне хватило жизни,  хватило  сил,  упрямства,  смелости  а  может  даже  наглости  написать  и  выставить их  на суд своих  коллег.  Пусть  это  произойдёт  после  того  как  меня  не  станет,  это  уже  не  имеет  никакого  значения. У  меня  есть  ученики, они  доведут   начатое  мной  дело  до  конца.

Сейчас  такое  время, если  владеешь  одной  профессией,  будешь   ходить  с  сумой.  Хвалиться  тем, как некоторые  драматические  актёры  хвалятся,  что  они  больше  ничего  не  умеют  делать,  в  высшей  степени  наивно  и  несерьёзно.

Возможно гении могут позволить себе  подобную роскошь, но кто из них гений? Человек обязан уметь трудится не только на сцене,  но и в  жизни, в быту, в любых, даже в невыносимых  условиях.  А  не  жаловаться  на  то,  что  вот  я  артист, но никому  не  нужен,  мы  все  артисты, и  все никому не нужны.  Об  этом  ещё  говорил  Шекспир.  Артистов  много  а  ролей  мало.  Главных  ролей  ещё меньше. Но  человек  не  участвует  в  распределении  ролей.  Будь  она  велика  или  мала,  постарайся  эту роль  сыграть  как  следует.  Если  Богу  угодно,  чтобы  ты  играл  калеку,  чиновника,  мытаря  или  обыкновенного  гражданина. Твоё  дело  хорошо  исполнить,  возложенную  на  тебя роль.  Выбор  же  роли - дело  другого.  Я  счастлив  тем,  что  моя  творческая  жизнь  сложилась  из  одних  только  трудностей,  счастлив  вдвойне  что  я  их   преодолел.  Я  желаю  вам  всем  трудностей,  но  ещё  больше  хочу,  что  бы  вы  их  непременно  преодолели. Вы  должны  понять  и  гордится  тем,  что  представляете  собой  лучшее  искусство  в  мире,  из  всех существующих  искусств  на  этой  земле.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100