В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Репортаж с манежа

Цирк в Ростове-на-Дону превосходен. Здесь все предусмотрено, чтобы зрители могли насладить­ся представлением, а артисты хорошо работать. Здание само по себе как архитектурное сооружение эстетиче­ски воспитывает посетителей. И со­держится цирк в образцовом поряд­ке. Чистота и уют в цирке заслужи­вают самых больших похвал (дирек­тор Г. Алиев).

Кажется, что любая программа в таком цирке должна быть перво­классной. И вот я в Ростовском цирке смот­рю «Карнавал юности». Многое мне нравится, но кое-что заставляет до­садливо морщиться. И чем дальше идет представление, тем очевиднее становится, что многие артисты нуж­даются в помощи режиссера. В интермедиях заняты Артанов и Языкин — молодые артисты, выпуск­ники училища циркового искусства. Чувствуется, что они люди способные. Но маски, не говорю уж об об­разах, у них не найдены. Драматурги­чески и режиссерски разработанных интермедий нет. Поэтому создается впечатление, что два размалеванных и одетых в нелепые костюмы моло­дых человека просто кривляются. А ведь кривляние не может быть пред­метом искусства.

Третий клоун — Ю. Котов — опыт­нее, и у него в репертуаре имеются отличные интермедии. Его выступле­ние придает представлению какую-то особую приятность. Вот вышел обая­тельный человек на арену и без зло­бы подтрунивает над самим собой, сокрушаясь, что он не так ловок, как другие артисты. Жаль, что этого свое­образного и тонкого артиста как сле­дует не знает Москва. И вдруг ни с того, ни с сего этот приятный персо­наж, вероятно, отдавая дань старому цирку, смеется каким-то утробным, идиотским смехом. И как будто бы ком грязи летит в зрителей. И сразу пропадает все очарование. Становится неловко за артиста, за то, что он согласился ради грошового успеха хоть на момент унизить свое высокое искусство. И. Бараненко недавно создал номер жонглера на лошади. У молодого человека хорошая фигура, он артисти­чен, свободно держится на манеже. И это профессионал: он твердо стоит на лошади, бросает в разных комби­нациях четыре палки, четыре ножа, жонглирует факелами. Но пригляди­тесь к его трюкам, они в точности скопированы  у Н. Ольховикова. Это же номер Ольховикова, только в об­легченном варианте! Но почему же так? Зачем нужно молодому артисту слепо подражать своему старшему товарищу?

А. Савич и А. Цейтлин исполняют сценические миниатюры на бытовые темы. Миниатюры эти в самом общем плане бичуют человеческие пороки. Говорят, что номер оказался бы есте­ственнее на эстраде, чем в цирке. Но Савич и Цейтлин уже давно и с ус­пехом выступают на арене. Цейтлин — квалифицированный актер резонер-простак. Савич, бесспорно, одаренная актриса,  она  умеет,   мгновенно  преображаясь, создавать новый характер, и делает это не с помощью замены платья и париков, что не так-то уж трудно, но внутренне преображаясь по всем законам сценического искус­ства. Но что это? Вот слышится зна­комая интонация, заимствованная у М. Мироновой, вот та самая походка, какую Миронова использовала, играя врача в одном из эпизодов обозре­ния «Кляксы». И тогда исчезает оча­рование подлинного произведения искусства, ибо оно всегда рождается из наблюдений над жизнью. И перед нами возникает всего лишь пусть хо­рошая, но копия, снятая с превосход­ного оригинала. Сестры Авдеевы — две прелестные молодые девушки — исполняют но­мер с шестом. Третья их партнерша — старше. Но и она на арене хорошо выглядит, и в ней много циркового шарма. Трюки, демонстрируемые артистами, нельзя назвать рекордными, но они достаточно эффектны и хорошо исполняются. Но даже неиску­шенный зритель заметит, что композиционно номер не закончен. Фи­нальное упражнение проделывают два человека, а третий чувствует себя весьма неуютно, ему, собственно го­воря, не за что даже раскланиваться с   публикой.

Ю. Батоян и Л. Нагога — сильные гимнасты, они исполняют на кольцах крест, двойной бланш, взбираются на воздушную рамку и спускаются с нее по канату на одних руках, держа ноги под прямым углом (предносом). Но хоть бы раз они улыбнулись и как-то по-актерски пообщались друг с дру­гом! Вышли два очень серьезных молодых человека, показали се­рию сложных упражнений и уда­лились. То же самое касается Матвеевых — исполнителей акробатического этюда. И здесь не хватает актерского обще­ния,   актерской   игры, Инза Сун показывает фокусы. Ста­рые китайские фокусы, перенятые ею у отца Сиу Ли. Номер идет в быст­ром темпе, но кое-когда этот темп становится суетней. Надо бы яснее ставить на фокусах точки, подчерки­вать самые фокусы, а то они теря­ются за массой лишних движений. И еще следовало бы ее партнеру вни­мательнее и заинтересованнее наблю­дать за происходящим, тогда в действие активнее включатся и зри­тели.

Номер акробатов, руководимых И. Федосовым, как всегда, превосхо­ден. Он интересно решен компози­ционно, и в нем сильные трюки. Участник номера артист Москаленко делает двойное сальто-мортале так, что, может быть, ему вместе с ру­ководителем труппы следовало бы подумать и о тройном обороте тела в воздухе. И не только поду­мать, а и начать этот трюк репети­ровать. Сегодня же в номере ничего ново­го нет по сравнению с тем, что было три-четыре  года  тому  назад. И. Сун и Г. Агаронов демонстриру­ют «угадывание» мыслей, или, как го­ворят профессионалы, — мнемотехни­ку. Это номер хорошего вкуса и на­стоящего актерского обаяния, К тому же в номере без всякой назойливо­сти присутствует и познавательный момент. И шифр у них отличный, и техника вопросов и ответов просто поразительная. Превосходный номер. Но, может быть, стоит включить в номер одну-две шутки. И тогда но­мер  еще  больше  расцветет.

И. Сидоркина выступает с морски­ми львами. Львы хорошо выдресси­рованы, хотя артистка излишне часто и слишком подчеркнуто их кормит. Но вот чего не хватает — так это ак­терского общения дрессировщицы с животными. А ведь звери должны выступать в ролях партнеров артист­ки. В номере следует играть: удив­ляться, радоваться, огорчаться, чуть-чуть подшучивать, даже негодовать. Пока И. Сидоркина излишне напря­жена, и это мешает воспринимать ее в общем очень интересный но­мер. Так скорее можно действовать на репетиции, а не на представле­нии.

То, о чем здесь написано, — элемен­тарные ошибки, имеющиеся в хоро­ших номерах. Их должен был заме­тить и обязательно исправить режис­сер. Поэтому статья и названа: «Ре­жиссера!».
 

Ю. ДМИТРИЕВ

Журнал Советский цирк. Март 1963 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100