В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Русская тройка

В начале тридцатых годов я приехал в Ярославль. В старом деревянном цирке выступала труппа Океанос, насчитывающая двенадцать-четырнадцать человек.

Вместе с коверными клоунами Биль-Виль (Ведерников и Карпи) труппа Океанос давала интересное представление и трех отделениях. В кем участвовали жокеи, дрессировщица пони и собак (у которой собаки-боксеры играли в футбол), жонглер на лошади, гимнасты на рамке, эквилибристы на першах и на проволоке и замечательные акробаты-прыгуны с четырьмя подкидными досками. Право мы недооцениваем места Океаноса (Л. С. Ольховикова) в истории советского цирка. А между тем по количеству созданных им номеров и выпущенных учеников, ставших знаменитыми артистами и в свою очередь учителями, он не знает себе равных. Именно Леонид Сергеевич Ольховиков, используя опыт итальянских артистов Прозерпи, поставил замечательный и оригинальный номер «Русская тройка». Сейчас «Русскую тройку» не восстановил, а создал на принципиально новой основе его сын, выдающийся конный жонглер Николай Леонидович Ольховиков.

У Прозерпи главное внимание обращалось иа декоративную сторону, оформление несколько отдавало «развесистой клюквой». Что же касается труппы Океанос, то она прежде всего уделяла внимание сложным трюкам, и номер из-за этого получился излишне тяжеловесным и в то же время обытов-ленным, в какой-то мере потерявшим цирковое обаяние.

Н. Л. Ольховиков участвовал в этом номере, знал некоторые принципы устройства саней. В прошлом квалифицированный акробат и наездник, он многое мог показать молодежи, многому ее научить. Но у него не было главного — партнеров, артистов, тех, кто был бы согласен принимать участие в новом номере. В Ленинграде объявили, что в цирк приглашаются молодые люди, знакомые с балетом и акробатикой. И они пришли. Конечно, отобрали лучших, сейчас они-то и выступают на арене. Среди пришедших были представители разных профессий: ученица аптекаря, школьники, парикмахер, артисты. Но отныне все они подчиняли свою судьбу манежу.

Совсем но просто стать цирковым акробатом. Были приглашены опытные мастера цирка В. Щетинин и М. Разумовский. Перед ними поставили задачу: добиться, чтобы исполнение сложнейших трюков было освоено, по возможности, з сжатые сроки. Начались ежедневные многочасовые репетиции, в конце которых и от учащих и от учащихся буквально пар шел. Вероятно, лет двадцать тому назад обучить так быстро, всего за два года было бы невозможно. Но сейчас и в спорте и в цирке разработана методика преподавания акробатики. Да и пришедшие молодые люди прежде занимались в спортивных кружках, а это значит, что они многое умели. Во всяком случае, были подготовлены к освоению сложных приемов.

Ну, а теперь о самом номере, о том, как он исполнялся на открытии нового цирка в Моское, на проспекте Вернадского. Кстати, там ом занял положение аттракциона, кончая программу.

Конечно, само понятие "тройка" предусматривало национальный колорит в оформлении номера. Но Ольховиков не стремился к особой этнографической точности. И костюмы и вся атмосфера у него стилизованы. Это современные молодые люди, комсомольцы, исполняющие старинную масленичную игру. И все то, что они делают, наполнено огромной жизнерадостностью, юмором, какой-то особой легкостью, иногда — чуть-чуть иронией. Это, если хотите, молодежный карнавал на масленичные темы.

...Тройка мощных лошадей, запряженных а разукрашенные сани, стремительно вылетает на манеж. На облучке — кучер (Г. Дельвари), человек пожилой, но сразу видно — большой любитель шуток. Костюм на нем яркий, нарядный, ямщицкий.

Едва тройка успевает объехать круг манежа, как молодые люди, соскочив с саней, начинают веселую возню. Вот они, взявшись за руки, образуют хоровод, но особый, включающий не только танцевальные, но по преимуществу акробатические элементы. Акробатика все более доминирует. Хоровод распался, теперь мы видим, как то там, то здесь в стремительном темпе под задорную музыку, как бы играя, исполняются акробатические трюки. Это игровое начало в номере очень существенно. Здесь трюк — не самоцель, он способствует раскрытию содержания: буйной радости, бесстрашия, уверенности в своих силах, оптимизма, то есть качеств, свойственных нашей молодежи. Реализм номера о умении артистов передать душевную атмосферу жизни молодых людей нашего времени. И это очень ценно.

Акробат, сложив повыше колен руки калачиком, подбрасывает своих партнеров (у профессионалов 370 называется — с фуса), и то, взлетев в воздух и перевернувшись один или два раза, приходят ногами то на манежный ковер, то на плечи нижних, то в колонну из двух артистов. Потом образуется колонна из трех. Верхний делает заднее сальто-мортале, средний, едва только верхний отошел от его плеч, спрыгивает на пол, и верхний приходит на плечи нижнего. Такой трюк называется выпрыжка.

Едва закончилась серия этих трюков, как акробаты один за другим, разбежавшись и оттолкнувшись от трамплина, проделывают сальто-мортале через тройку, остановившуюся возле артистического выхода на манеж. Не успел еще последний прыгун приземлиться, как тройка пошла по кругу. Теперь акробатические пирамиды выстраиваются и на санях и на помадных спинах, с верха этой пирамиды акробатка взлетает на трапецию, когда год ней проходит тройка, и в следующий заезд ловко спрыгивает на плечи верхнего а колонне, стоящей но тройке. И все что перемежается танцами, подзадориванием друг друга, восхищением тем, как тот или другой исполнитель производит свои удивительные действия. Бот когда открытость цирковых приемов достигает своего апогея, кажется, что и мы, зрители, втянуты в атмосферу карнавала, радостной акробатической игры. А тут еще появляются три подкидные доски. Сложность трюков все увеличивается. Колонна из двух акробатов отходит от доски и переворачивается в воздухе. Акробаты, исполняя сальто-мортале, перелетают с первой доски на вторую, с нее — «а третью, отбивают ее, и уже с этой третьей доски самый легкий высоко взвивается в воздух.

Вот нижний берет перш и ставит его за пояс. На вершине перша кресло. На коней подкидной доски становится мальчик. На верхний конец доски прыгают сразу двое, отчего мальчик резко и стремительно взлетает, чтобы, сделав о воздухе двойное сальто-мортале, прийти а кресло. Исполнение принимает характер игры: мальчик, якобы не рассчитав, летит мимо кресла. Его удерживает спасительная лонжа. Спустившись на землю, мальчик отстегивает лонжу, она мешает ему. Но делать ему этого не разрешают: шутка сказать — какой риск!

Особенно волнуется Ольховиков. Мальчик непреклонен — с лонжей он прыгать не будет! И тогда Ольховиков обнимает своего ученика, потом решительно машет рукой: будь что будет! На этот раз все удается отлично. Как говорят в цирке, он приходит в кресло, «как часы».

И еще один трюк. В первый раз я его увидел в Горьком, где тогда гастролировала «Тройка», и рассказал о нем художественному руководителю ГУЦЭИ Л. О. Шляпину, знатоку акробатики и гимнастики. Он мне не поверил — мол, такой трюк исполнить невозможно. Вот его описание. Внизу стоят три акробата, у них на плечах двое, у тех дзоих плечах еще один, к нему на голову становится седьмой, а на плечи, к этому верхнему, предварительно исполнив двойное сальто-мортале, приходит, так сказать, самый верхний С моей точки зрения, то, о показывается, можно определить как акробатическое чудо.

И, наконец, в финале мужчины, забравшись под самый купол, стремительно скатываются оттуда по горке, чтобы, взлетев в воздух, пролететь над скачущей по манежу тройкой, и, совершив при этом в воздухе сложный акробатический переворот, прийти на мягкий мат, лежащий ка арене, а одна из артисток демонстрирует фрагменты номера вольтиж на лошади.

После этого, встав полукругом, артисты приветствуют восхищенную и горячо аплодирующую публику.

"Тройка" хороша тем, что соединяет акробатику с подкидными досками, акробатическую езду на лошадях, комические приемы, акробатику в партере, полеты по скату, из-под купола, сальто-мортале через препятствия. Актерская игра органически входит в этот номер. Она суть его, а не пристегнута, как это п цирке иногда еще бывает. В какие-то моменты суета кажется излишней, но номер постепенно все более организуемся.

Всякое сравнение относительно, но я бы поставил «Русскую тройку» а ряд с лучшими русскими групповыми плясками, исполняемыми ансамблем народного танца, руководимого И. А. Моисеевым. И там и здесь при помощи сложных, иногда сложнейших движений раскрывается суть народной души, оптимистичность народного искусства. Ольховиков, ставивший «Русскую тройку», наверное, стремился передать суть, образ народного праздника. И замысел ему удался.

Это и есть русский цирк в ого лучших качествах, а его, так сказать, типизированной сущности. Исполнители номера веселы, молоды, артистичны, они несут подлинную культуру советского цирка. И что еще важно, номер имеет безграничные возможности для развития в разных направлениях.

В общем цирк следует поздравить с большой удачей. Новый номер наверняка будет иметь большой успех: он масштабен и, приспособлен для габаритов современных цирков и раже дворцов спорта. Это не просто номер, а, скорее, бессюжетная пантомима, развернутое цирковое действие.

Может быть, учитывая многочисленность исполнителей (в номере занято шестнадцать человек), надо попробовать добиться, чтобы артисты выступали и в других номерах. Конечно, быстро такие вещи не делаются, но стремиться к этому следовало бы.

Ю. ДМИТРИЕВ

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100