В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

С юношеских лет

А. И. Бек-Назаров в период работы в цирке.Если вы окажетесь в гостях у известного кинорежиссе­ра народного артиста Армянской ССР Амо Ивановича Бек-Назарова, невольно обратите внимание, что на письменном столе его лежат гантели.

А. И. Бек-Назаров в период работы в цирке.

Обычные черные ган­тели. Но они — спутники почти всей сознательной жизни Амо Ивановича. Он приобрел их еще гимназистом. С ган­телями связан его путь в цирк. ...История такова. В Ташкентской гимназии появился новый ученик, полный, рыхловатый мальчик. Ему постоян­но доставалось от более сильных и ловких одноклассни­ков. Это и был Амо Бек-Назаров. Заветным желанием его было стать таким сильным, чтоб отомстить всем своим обидчикам. Ему попалась книга Мюллера «Как стать силь­ным». Мальчик втайне от всех начал заниматься гимнастикой, изучал приемы борьбы, отдавая этому свое свободное вре­мя. Судьба свела его со знатоком классической борьбы Елизаровым. Амо стал брать у него уроки. Прошло два года. После летних каникул Амо пришел на занятия. К нему подскочил один из шалунов, щелкнул по носу и спросил:

— Чем занимался  летом,  толстяк?
— А   вот   чем, — спокойно ответил Бек-Назаров.Энергичное движение — и обидчик на полу.
— Прием тур-де-брас, — пояснил  Амо  одноклассникам.

В этот день на все имеющиеся у него деньги он купил друзьям пирожные. Так отметил свою победу. С тех пор за   ним   закрепилась   слава сильнейшего. Увлечение классической борьбой крепло. В юности он не пропускает ни одной встречи борцов в местном цирке, знакомится с ее участниками. Антрепренер И. Лебедев вводит его в состав жюри. Как-то после представления Бек-Назаров рассказал но­вым товарищам, что скоро увидит Большой театр, мос­ковских знаменитостей. Отец отпускает его учиться в Мо­скву.  Поедемте с нами, — предложил Лебедев, — наш чем­пионат зимой выступает в Москве-матушке. По дороге заедем   в  Ашхабад, другие  города. Предложение увлекло Бек-Назарова. Он согласился, а отцу   сказал,   что   отправляется   в   Москву.

Ашхабад. Под высоким куполом цирка пусто и тихо. Зрителей нет. Идут тренировки борцов. Бек-Назаров зна­комится с И. Поддубиым, Н. Вахтуровым, К. Булем, учит­ся у них мастерству. Он пробует померяться силами с некоторыми борцами, но убеждается, что не может противостоять Ван-Риллю и другим прославленным сила­чам. Но это только укрепляло желание добиться мастер­ства. Однако вскоре пришлось расстаться с труппой. Из Москвы ему переслали письмо отца, в котором он интере­совался  успехами  сына  в  учебе. Что отвечать? Бек-Назаров приехал в Москву, сдал экзамены, поступил в университет. Но... снова оказался в цирке. Друзья-борцы взяли его с собой на гастроли в Бер­лин. В Германии Амо Бек-Назаров участвует в чемпионате. Он поражает зрителей своей силой. Каждым мизинцем поднимает двухпудовую гирю. Сделав мост, выдерживает на себе тяжесть в 25 пудов. Здесь, в Германии, Бек-Наза­ров овладевает воздушной гимнастикой и выступает под куполом. После берлинских гастролей ему уже не пришлось больше быть на залитой огнями арене. Верх берет увле­чение новым тогда искусством — кинематографом. Он ста­новится   актером   кино.

Впервые Бек-Назаров снимался еще студентом в 1914 году. В Москве шла съемка пустой, ныне забытой кинокартины «Палач мира». В ней зрителей должны были привлечь сенсационные трюки. По замыслу режиссера герой по водосточной трубе спускается с крыши десяти­этажного дома. Требовался дублер. Были сделаны предло­жения акробатам, те отказались. Одно дело привычная аре­на, засыпанная опилками, другое — булыжная мостовая Малого Гнездниковского переулка. Режиссер нервничал, искал добровольцев. Свои услуги предложил молодой актер, сни­мавшийся в эпизодах. Товарищ испуганно попытался удер­жать   его.

— Одумайся,   зачем   рисковать!
— Риск небольшой, — отмахнулся молодой актер, глядя на   уходящие   ввысь   этажи.

Этим актером был Амо Иванович Бек-Назаров. Его по-прежнему, как н на арене цирка, привлекали смелые, рискованные трюки. Вскоре он уже пользовался некоторой известностью. Владелец колбасного завода Г. Лишен решил подзаработать на выпуске кинофильмов и пригласил Бек-Назарова участвовать в картине «Бежен­цы». Съемка этой ленты о мирных жителях, спасающихся от немецкого нашествия, происходила морозной зимой в Ярославле. Преследуемый герой должен был по веревке спуститься с моста прямо в прорубь. А мосты на Волге — выше десятиэтажного дома. Кто отважится проделать этот трюк? Вызвался Амо Иванович. Резкий морозный ветер, коченеют руки, а актер сколь­зит по веревке вниз, где темнеет кружок ледяной во'ды. Потом смельчака долго оттирали спиртом. Бек-Назарова начинают все чаще приглашать в киностудии. Всего он снялся в семидесяти ролях и вошел в историю русского кинематографа как известный актер немого кино. После революции он решил попробовать свои силы в режиссуре, С его именем связано становление советско­го кино в Закавказье. Первую свою картину он снимает в 1923 году вблизи Тбилиси. Фильм повествовал об угнетении царскими чиновниками грузинских крестьян и назы­вался «Отцеубийцы у позорного столба». В картине были такие трюковые кадры: глубокая темная пропасть, через нее перекинуто тонкое бревно.

Народный артист Армянской ССР кинорежиссер Амо Иванович Бек-НазаровНародный артист Армянской ССР кинорежиссер Амо Иванович Бек-Назаров

По бревну ловко пробегают герои фильма — мужественные горцы. Над бездной пови­сает утес. Дальше ни шагу — глянешь вниз, голова кру­жится. Но и это не препятствие для героев. Укрепив верев­ку, они скользят по ней вниз, и вот нога их уже касаются земли. Чтобы снять эти эпизоды, режиссер специально ездил в горные селения и нашел там смельчаков для уча­стия в фильме. Бек-Назарова всегда привлекали сильные и цельные характеры. Они действуют в его картинах «Зангезур», «Пе-по», «Намус», «Давид-Бек». Всего он снял свыше три­дцати фильмов. Мы беседуем с Амо Ивановичем о пережитом, о цирке и кино, о настояшем и прошлом. Амо Иванович признается:

— Когда думаешь о сегодняшнем цирке, невольно за­видуешь артистам наших дней. Я знаю дореволюционный цирк. Я выступал на арене под псевдонимом Маруни, и бо­лее всего меня тревожило, как бы родные, знакомые не узнали, кто скрывается под этим именем. Если бы тайна раскрылась, это было бы позором для семьи, для нашей фамилии.   Отец,   культурный  человек,   инженер,  наверное, проклял бы меня. К артистам цирка относились тогда как к людям даже не второго, а третьего сорта. После удачно­го выступления циркового борца зрители награждали аплодисментами, экзальтированные дамы, жены купцов и чи­новников, бросали цветы, случалось срывали дорогие серь­ги. Однако путь в так называемое «благородное общество» для артиста цирка  был закрыт. Его профессия считалась презренной. О том уважении и почете, каким сейчас пользуются артисты цирка, распространяться не нужно. Это всем из­вестно. Они желанные гости в любом клубе, на любом вечере. Правительство награждает их почетными званиями,   орденами. Амо Иванович вспоминает, что за последнее время по­явилось несколько кинофильмов о людях манежа, доку­ментальных   и   художественных.

— Это   говорит о большом   интересе   деятелей   кино к цирковому   искусству.

Примечательно, что в титрах новых фильмов мы ви­дим имена, знакомые по афишам цирка. Когда я начинал свою артистическую деятельность, было редкостью, чтобы на съемку фильма пригласили артиста из цирка. Сейчас это   происходит  все  чаще. В ряде картин успешно снялись клоуны Олег Попов и Юрий   Никулин. Превосходными драматическими актерами оказались и те мастера манежа, которые в 20-е годы участвовали в моих фильмах. Так, в картине «Пропавшие сокровища» были заняты потомственные артисты цирка С. Жозеффи и П. Есиковский. Известный гимнаст А. Ширай снимался в «Доме   на   вулкане».

— Итак, о цирке.  Я  слежу главным  образом за теми цирковыми жанрами, которые увлекали меня еще в юно­сти: силовые номера,  акробатика. Очень  хорошее впечат­ление произвел на меня артист Всеволод Херц. Поражает легкость, артистичность, с какими он выполняет свои си­ловые   номера,   его  виртуозная  техника.   На   арене  есть немало  замечательных   мастеров.   Но,   может  быть,  стоит подумать о более тесном контакте цирка и спорта. Дости­жения  советских  спортсменов  удивительны.  Они  намного превосходят достижения  прежних чемпионов арены. Пом­ню, был такой  гиревик П. Крылов, он  поднимал 8—9 пу­дов,   и  это считалось почти  чудом. А  вот Юрий  Власов поднимает значительно  больше — 187  с  половиной  кило­граммов. Это свыше 11 с половиной пудов. Кажется, что человеческие  возможности  безграничны!  Одна  из причин таких успехов — широкая возможность у нас для каждого заниматься спортом. И опять с грустью вспоминаю юность. Когда я и мои одноклассники увлекались гимнастикой, нам приходилось снимать для тренировок помещение за деньги,   которые  давались  родителями  на  завтраки.   Тренера, конечно, никакого. Еще хуже было подросткам  из  менее состоятельных семей. А теперь? На каждом заводе, пред­приятии — спортивные общества, Молодежи предоставлены стадионы,   спортзалы.   Сколько   создано   самодеятельных
гимнастических,   акробатических   ансамблей.   А   народные цирки?!  Почему  не  открыть путь любителям-артистам  на цирковую   арену?

Дальше речь заходит о классической борьбе.

— Бывало так, — вспоминает Бек-Назаров, — в первом отделении цирк полупустой, во втором, когда проводится состязание борцов, все места заняты. Ведь борьба — не только показ физической силы. Если угодно, она несет и эстетическое наслаждение зрителю: красота человеческого тела, грация, гармоничность движения. Борцы демонстри­руют также свое мастерство, продуманную тактику и упор­ную волю к победе. Это все привлекает зрителя.

У русских борцов есть замечательные традиции. Бывали раньше случаи, когда перед выступлением участники его договаривались, кто кого и на какой минуте положит на лопатки. Но такие борцы, как Иван Поддубный, никогда не шли на компромисс, на сделку, всегда выходили на ко­вер с решимостью победить. У каждого борца, с которыми я встречался, был свой стиль, свой характер боя. Это вно­сило  разнообразие  в  состязаниях. Мне думается, и сегодняшний зритель с интересом бу­дет   следить  за   встречей   борцов. На столе, у которого мы беседуем, пухлая папка. Амо Иванович говорит, что закончил работу над «Воспомина­ниями». В них он рассказывает о своем пути в кино. Там немало страниц посвящено и цирку, который с юношеских лет прочно вошел в жизнь известного советского киноре­жиссера.
 

К. ГАНЕШИН

Журнал Советский цирк. Ноябрь 1963 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100