В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Маргарита Назарова дрессировщица тигров

Маргарита Назарова и ее любимец ПуршХороша сихотэ-алиньская тайга осенью. Ее зеленый убор дополнен ярко-желтыми и красными тонами всевозмож­ных оттенков. В ее чаще созрел дикий виноград, который так любят медведи и дикие козы.

Яркий полдень. По тропинке, протоп­танной зверем и ведущей к берегу реки, идет девушка в яркой косынке, телогрей­ке и сапогах. В ее руке корзинка, полная винограда. Что-то напевая, девушка лакомится чуть кисловатыми сочными ягодами. За нею крадется, припадая к зем­ле, громадный тигр. Он не спускает глаз с девушки, а его мощное тело собралось для прыжка. Еще мгновение — и, неслыш­но оттолкнувшись задними лапами, тигр делает прыжок и наваливается на де­вушку.

Тайгу оглашает рев зверя, крик девушки, испуганные голоса птиц... Но, что это? Тигр вдруг приседает на задние ла­пы, освобождает из своих объятий девушку и отворачивается. Разгневанная девушка, сидя на земле перед зверем, по­правляет косынку, бьет ладонью тигра по носу и выговаривает ему: «Сумасшедший! Ты же мне рассыпал виноград!»...

Это не сказка. Мы описали один из эпизодов цветного документального фильма о дрессировщице тигров Маргарите Назаровой, отснятого год назад Дальне­восточной киностудией. Для съемок это­го фильма тигр был вывезен в уссурий­скую тайгу. Поразительный по смелости опыт, ибо, оказавшись на свободе в род­ной обстановке тайги, тигр мог под воз­действием мощных природных инстинктов превратиться из послушного воле своей хозяйки зверя в дикого повелителя тай­ги, которому удэгейцы не зря присвоили милое прозвище «Амба»...

Этого не случилось. Оказавшись на свободе, тигр скрылся в чаще. За ним туда бросилась Назарова, и уже через пол­часа они вернулись и были готовы к съемке. Это время тигр провел, принюхи­ваясь к новым запахам, катаясь по на­стоящей таежной земле, точа свои страш­ные когти на сосне, от которой при этом отлетали громадные куски коры, и на­слаждаясь полной свободой. Однако сила дрессировки оказалась настолько боль­шой, воспитанные у зверя рефлексы на­столько прочными, что даже в тайге, на­ходясь на свободе, тигр не вышел из по­виновения своей хозяйке!

Был ли риск при осуществлении этого эксперимента безрассудным? Нет, Наза­рова пришла к этому опыту в результате длительной подготовки.

...В 1946 году юная Рита Назарова вступила на эстраду с балетно-акробатическим номером, а потом стала участни­цей акробатических ансамблей. Начались ее артистические странствия. Случай при­вел ее на московскую киностудию.

В это время шла подготовка к съем­кам приключенческого фильма «Опасные тропы». В сценарий фильма были вклю­чены хорошо известные сейчас кинозрите­лям эпизоды с тигром. Для съемок кино­студия приобрела трех уссурийских тиг­ров (Ахилла, Раду, Байкала), которые не­задолго перед этим были выловлены в сихотэ-алиньской тайге известным даль­невосточным тигроловом Игнатом Трофи­мовым, а четвертый — бенгальский тигр Пурш — был приобретен в Рижском зоопарке, где он родился в декабре 1952 г.

В качестве дрессировщика студией был приглашен народный артист РСФСР Б. Эдер. Дрессировщиком-стажером был назначен К. Константиновский. В связи с тем, что актриса, исполнявшая роль Га­лины, по сценарию обязанная спасаться от тигра на дереве, отказалась от какого-либо общения с тиграми, пришлось при­бегнуть к дублированию этой роли. Пред­ложение стать такой дублершей было сде­лано Маргарите Назаровой.

Решение принято! Маргарита Назарова оставляет балет и целиком отдается но­вому делу. Целыми днями она не отходит от клеток с тиграми. Постепенно они при­выкают к ее виду и голосу. Под руко­водством Б. А. Эдера она с каждым днем входит все в более и более тесное обще­ние с тиграми. Иногда ей кажется, что уже можно войти в клетку, такими слав­ными выглядят эти четыре громадных зверя... Они уже знают ее и забавно фыр­чат при ее приближении. Но ей еще не разрешают входить в клетку. Еще рано! Опытный дрессировщик знает, насколько обманчивы эти знаки расположения у зве­ря, насколько коварны эти дикие кошки.

...Так проходят месяцы. Они наполнены у Маргариты Назаровой напряженным трудом. Она терпеливо изучает характер и повадки каждого тигра, внимательно и прилежно обучается технике работы дрес­сировщика, осваивает правила ухода за зверями.

Маргарита Назарова на аренеНазарова давно ждала приглашения в клетку и все же, когда она его получила, оно оказалось неожиданным. Вот он, зна­менательный момент! Назарова приблизи­лась к Пуршу с ласковыми словами, ко­торые он так привык слышать от нее рань­ше, когда их разделяла клетка. Тигр вни­мательно наблюдал за каждым ее движе­нием, но не проявлял никаких признаков агрессивности.

— Погладьте его,— сказал Эдер.

Маргарита Назарова ласково коснулась шелковистого бока тигра. Видя, что Пурш принял ласку, она решила повторить ее и... совершила свою первую ошибку. Как только ее рука вторично коснулась тигра, тот мгновенно бросился на нее. Между На­заровой и тигром оказался Эдер, который немедленно наказал Пурша. Назарова сно­ва подошла к тигру. На этот раз он отнесся к ней более терпимо. Так началась дружба между Пуршем и его хозяйкой.

С этого памятного дня работа молодой дрессировщицы тигров проходит уже в са­мой клетке. Отрабатываются трюки, необходимые для фильма, делаются пробные съемки. Коллектив дрессировщиков добил­ся блестящего успеха — фильм был отснят в соответствии со сценарием.

Заканчивались съемки «Опасных троп», а в Ленинграде уже готовились к поста­новке нового фильма — «Укротительница тигров». Группа тигров прибыла на сту­дию «Ленфильм». Маргарита Назарова должна была в фильме дублировать кино­актрису Касаткину, снимавшуюся в главной роли. В процессе подготовки и проведения съемок дрессировщица все бо­лее и более сближалась с тиграми. И бы­ло вполне логичным, когда после успеш­ного окончания съемок было решено гото­вить с этой группой новый аттракцион (по сценарию, предложенному Б. А. Эдером).

Начался самостоятельный творческий путь дрессировщицы, при первых высту­плениях которой ей помогал своими со­ветами Б. А. Эдер. К. Константиновский стал тренером группы и ближайшим помощником Маргариты Назаровой. В даль­нейшем ее группа пополнилась двумя молодыми уссурийскими тигрицами Найдой и Пупой. Начались поездки с аттракцио­ном по всей стране.

Так появилась на цирковой арене дрес­сировщица уссурийских тигров Маргарита Назарова. За короткое время ее имя стало широко известным не только в нашей стране, но и за ее пределами. Ее полюбил зритель во всех уголках Советского Союза, о ней пишут журналы и газеты, на нее и ее питомцев часто обращается объектив кинокамеры.

В чем же «секрет» достижений Марга­риты Назаровой?

Маргарита Назарова взяла все лучшее, что создала советская школа дрессировки и смело отбросила ненужное, наносное, показное. Это и придает ее работе с тиг­рами подлинную артистичность, прино­сящую радость зрителю. И только писто­лет у Константиновского, сидящего в пер­вом ряду зрителей, да ствол пожарного рукава, направленный в клетку, говорят о том, что Назарова играет в клетке не с домашними кошками, а со свирепыми обитателями уссурийской тайги, способны­ми ударом лапы убить быка.

Легкость, непринужденность, хороший юмор, отсутствие нарочитости — вот что отличает поведение Маргариты Назаровой в клетке. Тигры, как правило, охотно вы­полняют свои обязанности, чаще всего мы видим их играющими, фырчащими от удовольствия. Дрессировщица на протя­жении всего аттракциона «разговаривает» со своими питомцами, шутит, играет с ними. В руках у нее нет ничего, что мог­ло бы причинить боль животному, что могло бы хоть сколько-нибудь защитить ее от возможного нападения тигра.

В основе системы дрессировки и по­строения аттракциона Назаровой лежит творческое освоение теоретического и практического наследия советской школы дрессировки животных, с успехом исполь­зующей учение великого физиолога И. П. Павлова о высшей нервной деятель­ности, его методику воспитания у живот­ного временных связей — условных реф­лексов.

Существует три основных направления в дрессировке хищников. Одно из них строится на системе воспитываемых у зверя болевых рефлексов («сделай это, а не то я причиню тебе боль»), другое основано на системе пище­вых рефлексов («сделай это и ты по­лучишь лакомство»). Третье направление обычно называют (не совсем точно) комплексной, или смешанной, дрессурой. Идея ее выражается в формуле «сделай это и ты получишь лакомство, а если ты вый­дешь из повиновения, будешь наказан».

Длительное время главным направле­нием дрессуры крупных хищников являлось первое направление, основанное на болевых рефлексах. Нет нужды особо подчеркивать, что болевая дрессировка в своей основе чужда советскому цирку.

Но можно ли крупных хищников дрес­сировать с использованием только вкусопоощрения? Можно ли только кусочком мяса добиться безотказного выполнения зверем своих обязанностей? К сожалению, нет, нельзя. Советские дрессировщики крупных хищников используют в своей ра­боте систему смешанной дрессуры с пре­обладанием пищевых рефлексов.

В результате громадной затраты труда и времени при максимальной мобилиза­ции терпения и внимательности дресси­ровщика удается добиться успеха — «на­учить» зверя выполнять определенные действия. Однако дрессировщик обязан постоянно быть бдительным и поддержи­вать в клетке дисциплину.

На одном из представлений Рада, вме­сто того чтобы идти на прыжок, вдруг затеяла игру с Ахиллом. Назарова напо­минает Раде о ее обязанностях:

— А ну-ка, девочка, иди работать!

«Девочка» не слушается и продолжа­ет возиться с Ахиллом.

Следует строгий приказ:

— Рада! Прыгать!

И этот «посыл» нужного результата не дает. Вздрогнув от окрика, Рада прекра­щает игру с Ахиллом, но она явно недо­вольна и агрессивно шипит, прижав уши и обнажая страшные клыки. Дрессиров­щица отлично видит, что зверь готов на­пасть и необходимо его «тушировать». Следует вторичный, еще более резкий ок­рик и хлесткий хлопок бича по манежу. Но и это на Раду не действует! Ослеплен­ная вспышкой чисто звериной ярости, она начинает напрягать лапы, приседает, груп­пируется для прыжка. Жизнь дрессировщицы в этот момент висит на волоске, она знает, что должна немедленно, если так можно выразиться, «образумить» зверя. Она вдруг делает неожиданный выпад в сторону стоящей рядом тумбы. Рада мгно­венно преображается и идет на трюк.

Что же произошло? Почему неожидан­ное резкое движение дрессировщицы «об­разумило» тигрицу?

Дело в том, что наряду с воспитанны­ми у животного временными связями — условными рефлексами, его действиями управляют инстинкты, безусловные реф­лексы и ряд стихийно возникающих услов­ных рефлексов. В каждый данный момент один из них преобладают, другие затор­можены. Дрессировщик должен очень тон­ко, очень чутко и очень искусно разби­раться в сложной гамме возбуждений и торможений, определяющих поведение жи­вотного. Вовремя не уловить вновь воз­никшее возбуждение или вновь наступив­шее торможение означает подвергнуться серьезной опасности.

В описанном выше эпизоде инстинкт охоты, проявившийся у Рады в агрессии, направленной на человека, был вовремя переключен на оборонительный рефлекс, заговоривший при неожиданном движении дрессировщицы в сторону тумбы. Это переключение вывело Раду из состояния, когда временная связь на трюк была по­давлена и тигрица вспомнила о своих обязанностях.

Таким образом, болевой элемент в сме­шанной дрессуре надо понимать не бук­вально, как только причинение зверю бо­ли, но и как напоминание зверю о том, что боль может быть причинена. Здесь-то и используется хорошо развитый у каж­дого хищника оборонительный рефлекс. Такая трактовка смешанной дрессуры и является, пожалуй, главной особенностью системы работы с тиграми, применяемой Назаровой.

Работая с крупными хищниками, дрессировщик обязан учитывать особенности характера зверя. Назарова отлично знает это. Ахилл, например, любит увиль­нуть от работы. Этот громадный и умный тигр требует к себе особого внимания дрес­сировщицы для удержания его в повино­вении.

...Однажды Назарова заметила, что Ахилл становится на представлениях непослушным. На репетициях же, а они обычно проводятся сейчас же по оконча­нии вечернего представления, Ахилл до­бросовестно и четко выполняет свои обя­занности. Возникло подозрение, что у Ахилла образовалась сложная временная связь, обусловленная тем, что на репе­тиции при его непослушании дрессиров­щица любыми средствами заставляет его быть послушным, а на представлении она всячески старается избежать конфликта. Вот Ахилл и «сообразил» — при работе в присутствии зрителей можно побезобразничать, а на репетиции, во избежание неприятностей, безобразничать не сле­дует... Оставлять такую временную связь у зверя, разумеется, нельзя было, ибо она могла привести к весьма серьезным последствиям. Нависшая опасность была остроумно ликвидирована. Назарова по­просила всех своих товарищей по ра­боте — цирковых артистов и обслужива­ющий персонал — прийти на репетицию и изображать публику, а оркестр — дать обычное музыкальное сопровождение. На репетиции был включен полный свет, как на представлении, Назарова работала в обычном для представления костюме. «Зрители» аплодировали, а Константиновский сидел на своем обычном месте — у прохода в первом ряду... Ахилл был обманут — он почувствовал себя на пред­ставлении и перестал слушаться дресси­ровщицу... Но... что это? Вместо обычных «разговоров» и увещаний Ахиллу конкрет­но показывается, к чему приводит непо­слушание. Для тигра это неожиданность: «на представлении» и вдруг... Так вред­ная временная связь была заторможена. С тех пор Ахилл ведет себя одинаково и на репетициях и на представлениях, не желая еще раз попасть впросак.

Система дрессировки тигров, которой придерживается Маргарита Назарова, от­личается рядом весьма интересных осо­бенностей. Маргарита Назарова не тре­бует от своих питомцев постоянного си­дения на тумбах. Они свободно перемеща­ются по клетке во время пауз, необходимых дрессировщику для переста­новки реквизита. Но как только реквизит подготовлен и начинается очередной трюк — тигры дисциплинированно зани­мают свои места. Это придает всему номе­ру атмосферу непринужденности, изящ­ной простоты. Добиться этого было не­легко. Еще труднее обеспечить при этом безопасность работы дрессировщика в клетке.

В труде дрессировщика нет малозначи­тельных мелочей. Когда однажды Марга­рита Назарова перед представлением не­достаточно тщательно вымыла руки и они сохранили запах духов, Рада чуть было не сорвала выполнение трюка. Иногда же совсем пустяковый на первый взгляд не­досмотр ставит под серьезную угрозу жизнь дрессировщика.

...Это случилось на одной из репети­ций во время гастролей в Новосибирске летом 1966 года. Отрабатывался прыжок Рады над головой Маргариты Назаровой. Став между двумя отставленными на зна­чительное расстояние друг от друга тум­бами, дрессировщица приглашает Раду совершить прыжок. Тигрица охотно идет на трюк. Вот она мягким грациозным движением вскакивает на тумбу. Громад­ное тело собирается для большого прыж­ка... Вот она уже в воздухе над запроки­нутой головой Маргариты Назаровой и... лицо дрессировщицы заливает кровь. Ра­да испуганно жмется к ее ногам.

Что же случилось? Оказывается, тум­ба, с которой Рада начинает свой прыжок, под напором задних лап тигрицы сдвину­лась, а это понизило траекторию полета Рады в прыжке, и тигрица ненамеренно задела задней лапой голову дрессировщи­цы, сорвав с нее кожу вместе с волосами. Так незначительная на первый взгляд не­брежность в установке тумбы оставила о себе значительную память.

Дрессировщик обязан обдумывать каж­дое свое действие, каждый свой шаг, ана­лизировать, если можно так выразиться, состояние временных связей у зверя в каждый данный момент. Ошибки здесь, как правило, влекут за собой большие или меньшие неприятности.

Маргарита Назарова обладает чудес­ным свойством — все время искать, вдум­чиво творить, стремиться уйти от таких, подчас десятилетиями освященных традиций, которые делают работу дрессировщи­ка заурядной. И надо сказать, в этом стремлении Назарова имеет уже ряд до­стижений.

Молодая дрессировщица изучает пове­дение дрессированных тигров вне обычной клетки, где царит тщательно продуман­ная система временных связей и «посы­лов», на которые зверь реагирует, совер­шая то или иное действие, нужное дрес­сировщику. Совершенно ясно, что, не го­воря уж о работе на манеже без заранее отработанной системы «посылов», но и просто общение с тигром, находящимся на свободе, — дело опасное. Однако Назарова уверенно делает это дело и доби­вается все новых результатов.

Основные из них: выезд с Пуршем на остров на Оби в Новосибирске, когда об­наружилось умение тигра плавать и даже любовь его к воде, наблюдения за поведением взрослых тигров в домашней обстановке в условиях гостиницы, упоми­навшийся выше выезд с тигром в тайгу, где он получил свободу и играл со своей хозяйкой на лоне родной природы. Нако­нец, блестящий номер, показанный Мар­гаритой Назаровой в праздничной программе Московского цирка, посвященной VI Всемирному фестивалю молодежи, — игра с тигром в бассейне с водой — нео­бычное зрелище, вызвавшее шумное одоб­рение зрителей.

Смелый эксперимент Маргариты НазаровойНа манеже цирка, превращенном в озеро, не огороженном клеткой, находясь с тигром в воде, дрессировщица играет со своим полосатым питомцем. Он гоняется за ней, ныряет, ловит зубами и лапами мяч, бросает его дрессировщице... Расша­лившись, он пытается «утопить» хозяйку, а потом забавно удирает от нее... Зритель увлекается этой игрой и забывает о страшной опасности, которой подвергается дрессировщица, не думает о колоссаль­ном вдумчивом труде, который предше­ствовал победе. Это — подлинное искус­ство, вполне заслуженно отмеченное золо­той медалью лауреата фестиваля, кото­рой международное жюри наградило Мар­гариту Назарову.

Хочется верить, что артистка внесет еще много нового в работу с тиграми и другими животными, расширяя свой вклад в развитие советского циркового искусства.

Б. Гершкович

Журнал «Советский цирк» декабрь 1957 г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100