В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

О книге   «Цирк Гладиатор»

 

Начнем с... конца. На странице 303-й книги Б. Порфирьева «Цирк Гладиатор», выпущенной Кировским книжным издательством, да­на краткая биографическая справка. Читатель узнает, что Б. Порфирьев начал печататься в годы Великой Отечественной войны. Сборник его рассказов «Мои товарищи», повесть «Мяч в сетке» были тепло встречены читателем.

Повесть «Цирк «Гладиатор» рассказывает о жизни профессио­налов борцов в десятилетие, предшествующее Октябрьской социали­стической революции. Эта книга продолжает повествование о бор­цах, начатое автором в книге «Бенефис Ефима Верзилина» (1955 г.).

Повесть «Цирк Гладиатор» — результат большого и кропотли­вого труда. Знание материала, быта артистов цирка, нравов, усло­вий труда и среды борцов свидетельствуют о серьезности, с кото­рой автор отнесся к написанию книги. Рассказов, повестей и романов о цирке, к сожалению, до сих пор пишется еще мало. Поэтому каж­дая книга встречается с большим интересом. Раскрывая такую кни­гу, читатель ожидает увлекательного повествования, жаждет про­никнуть за кулисы яркого и волнующего зрелища, чтобы раскрыть «тайны» происходящего на арене. С большим интересом раскрыли и   мы   книгу   Б.   Порфирьева.

Автор познакомил нас с молодым борцом Никитой Сарафанниковым, его учителем и воспитателем Ефимом Верзилиным, борцом Иваном Татауровым. Автор, естественно, не мог ограничить себя описанием только цирковой среды и поэтому рассказывает о людях, с которыми связаны судьбы борцов. Одним из главных персонажей повести является литератор Коверзнев, автор рецензий о чемпиона­тах французской борьбы, ставший основателем и редактором жур­нала «Гладиатор» и арбитром чемпионата в цирке.

В ряде глав повести автор ярко рисует закулисный сговор, когда заранее распределялись «победители» и «побежденные». Разжигая нездоровый интерес зрителя к чемпионатам, хозяева платили участ­никам за «поражение», вынуждая борцов уступить первенство на­меченному кандидату в победители. Образы Сарафанникова и Вер­зилина олицетворяют собой ту часть борцов, которая активно про­тивостояла всевозможным закулисным махинациям хозяев чемпио­натов. Они преодолевали невзгоды и лишения, но охраняли честь своей профессии.

В противоположность им в повести дан образ борца Татаурова, готового совершить любой поступок, вплоть до предательства и до­носа, во имя своего личного благополучия. Этот контраст, раскрытый в живой и яркой смене глав, несомненно является достоинством повести.   Автор   показывает,   как  логика   событий   неумолимо   ведет к гибели тех, кто встал на путь лжи, шантажа, предательства. Автор развенчивает борца Татаурова, нечестным путем ставшего чемпио­ном мира по французской борьбе. В утверждении честных и смелых людей — пафос повести. В этом серьезное достоинство книги Б. Пор­фирьева «Цирк «Гладиатор».

Обратившись к жизни цирка в сложное десятилетие торжества реакции, расцвета декаданса, шатаний в среде интеллигенции, автор, к сожалению, чрезмерно увлекается описанием морального распада, бытовой гнили части артистической и литературной среды. Это уво­дит от главной темы и вынуждает автора вводить в повесть большое число второстепенных персонажей, что отрицательно сказывается на композиции повести и развитии сюжета.

Б. Порфирьев понимает, что гнили и распаду следовало проти­вопоставить здоровые силы, боровшиеся против реакции, показать людей, открывавших правду жизни, помогавших верно понять смысл происходивших событий. Одним из таких, по замыслу автора, должен был стать Смуров. Но он обрисован крайне бледно, мимоходом. О его принадлежности к большевикам лишь догадываешься, так не­определенно выражены его взгляды в каких-то призрачных намеках на политическую борьбу. Это самый слабый образ в повести. Если учесть, что кратковременной связи журналиста Коверзнева и актрисы Риты, ее характеристике уделено много страниц, — просчет автора становится очевидным. Это фигура второстепенная, значения для раскрытия основной идеи не имеет, и поэтому непонятно увлечение автора описанием альковных сцен. Автор с каким-то нездоровым смакованием, вызывающим в читателе чувство гадливости, пишет так, например: «Коверзнев с удовлетворением отметил, что у нее не только чистое белье, но даже выбриты подмышки». И подобного рода   изложение   встречается   не  так   редко.

С горечью следует отметить небрежность языка и редактуры. Приведем лишь два примера. Поздно ночью Рита вернулась домой, вошла в комнату. Желая сказать, что Рита остановилась посреди комнаты, автор пишет: «она остановилась посреди пола» (стр. 103). Не редки нагромождения, утяжеляющие фразу, засоряющие ее. Например: «Сцепив напоминающие сосиски пальцы в замок, рот­мистр ссутулился...» (стр. 108).

Идейные и композиционные просчеты повести снижают достоин­ство книги. Следует пожелать, чтобы в последующей своей работе — последней части трилогии о борцах-профессионалах автор с боль­шей требовательностью отнесся к своему творчеству, добивался большей четкости и чистоты языка, а при переиздании либо подготовке к печати трилогии устранил недостатки, о которых кратко сказано в этой рецензии.

 

Ф. КАФТАНОВ

 Журнал «Советский цирк» декабрь 1958 г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

услуги по ликвидации юридического лица