В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Артисты цирка – студенты заочники

Нужно ли учиться артисту цирка? Вопрос неуместный. Цирковой артист учится всю жизнь. Манеж — его университет. Здесь он пере­нимает опыт у старых мастеров. А подготовка нового номера?! Ведь это серьезный экзамен на творческую и профессиональную зрелость. Но необходимо ли артисту цирка высшее образование? Этот вопрос будоражил мысли жонглера-конника Виктора Кошкина много лет, прежде чем созрело решение.

Все, даже самые далекие, воспоминания детства у Виктора свя­заны с острым запахом опилок, холодным блеском никелирован­ных трапеций, сверкающими огнями цирка. Мать его была воздуш­ной гимнасткой. С детских лет узнал Кошкин, насколько нелегок и вместе с тем как увлекателен труд артиста цирка, требующий смелости и таланта.

Порой он сталкивался с пренебрежительными суждениями о цир­ковых артистах как о комедиантах, номера которых построены на дешевом эффекте. Кошкин горячо спорил, но чаще всего оставался побежденным. Не было у него убедительных аргументов, чтобы сразить противника. Тогда молодой жонглер решил заняться само­образованием, перечитать все книги и статьи, написанные о цирке. К его удивлению, их оказалось очень мало.

Высказывания К. С. Станиславского о цирке пробудили у Викто­ра желание написать книгу о цирковом искусстве. Он всюду рас­спрашивал, узнавал, какой институт смог бы помочь ему в этом. Поиски привели его в Государственный институт театрального ис­кусства имени А. В. Луначарского. Он стал студентом-заочником театроведческого факультета.

В ту пору Виктор Кошкин был первым студентом из цирковых артистов, претендующим на диплом театроведа. Сейчас он учится на четвертом, предпоследнем курсе. Правда, книгу он пока не на­писал. Но полученные знания уже сказываются на работе молодого жонглера.

У Виктора нашлось много последователей. Только в одном ГИТИСе учится теперь восемнадцать артистов цирка. Эту группу заочников в институте считают особой. Чтобы представить себе условия их учебы, нужно знать жизнь артистов цирка.

Из Саратова, где Александр Стариченко пробыл всего десять дней, он поехал в Батуми. Восемь суток домом служили ему тряс­кие железнодорожные вагоны. Пересадки, вокзальная суета, оче­реди у билетных касс. В Батумском цирке несколько представле­ний — и снова в путь, теперь уже морем. Только через пять дней показались огни вечерней Одессы.

Все спали, когда Александр осторожно вышел, чтобы не потре­вожить товарищей. Тихо и уютно было в этот ранний час на пустын­ном еще бульваре. Александр ускорил шаг. «Достану учебники, бу­ду заниматься здесь по утрам», — подумал он. Действительно, здесь было самое подходящее место! В комнате гостиницы их посели­лось четверо.

Сейчас  Александр  спешил. До  начала  репетиций   он   хотел   ра­зыскать библиотеку. Приближался срок экзаменационной сессии. На обратном пути Александр зашел на почту. Заказное, — сказал он, — подавая  конверт  в  окошечко. В маленьком конверте заключалась вся его надежда. Если Александр   снова   не   попадет   на  летнюю   сессию,   могут   исключить   из института. В заявлении канатоходец Стариченко просил откоманди­ровать  его  в ближайший  к  Москве  цирк.  Ведь  дорога  на сессию за свой  счет.

Ответа из Главцирка не было долго. Вместо него  пришло  распоряжение — ехать в Ижевск. От Москвы до этого города сотни ки­лометров.

Заочники-москвичи могут регулярно посещать обзорные лекции, пользоваться консультациями опытных преподавателей и рабо­тать в фундаментальных библиотеках. Другое положение у заочни­ка, находящегося на периферии: нечего греха таить, что в библио­теках Костромы или Тюмени не всегда найдешь нужный учебник по теории и истории искусства.

А время для занятий? Его не так уж много у циркового артиста. Приходилось ли вам когда-нибудь изучать историю английского те­атра под рык тигра? За час перед выступлением необходимо быть в цирке. Гардеробная гудит, как улей. Там спорят, здесь громко смеются. Любители домино с треском забивают «козла». За стеной рычат, лают, ржут животные. В углу приютился студент. Он поспеш­но читает только на один вечер взят учебник в библиотеке.

Пожалуй, одному Хасанбеку Кантемирову не мешают постоян­ные разъезды. У него многолетний опыт. За свою тридцатилетнюю жизнь Хасанбек учился в 42 школах и двух институтах. Из клас­са в класс переходил с похвальными грамотами. Окончил Централь­ный институт физической культуры имени Сталина, сейчас учится на театроведческом факультете.

Может ли помочь институт театрального искусства в дрессиров­ке животных? Возможно, Генриетте Беляковой в ее цирковой рабо­те он мало что даст. Просто ей легко учиться потому, что интерес­но. Сейчас она делает это для себя, для повышения своей культуры. Но у Генриетты Беляковой та же мечта, что и у Виктора Кошкина, — написать о своем искусстве. Вот тогда ее диплом и знания театро­веда помогут дрессировщикам.

Студенты-заочники — подлинные энтузиасты. В цирковой среде бытует слово «кураж». В него включается понятие увлечения, подъ­ема, отваги. Этим емким словом и можно определить учебу в ин­ституте жонглера-конника Виктора Кошкина, канатоходца Алексан­дра Стариченко, наездника Хасанбека Кантемирова, дрессировщи­цы Генриетты Беляковой, жонглера Виктора Владимирова, воздуш­ной гимнастки Валерии Волоковой, акробата Евгения Акифьева, пя­тидесятилетнего студента режиссера-инструктора Петра Петровича Кваскова и многих других. Поэтому в институте окружают их осо­бенным вниманием и  заботой.

Были малодушные в этой группе энтузиастов? Пока не было. Хотя один (не будем называть его фамилии) еще не твердо решил, но думает бросить учебу. Тяжело. Два раза в год, зимой и летом, нужно приезжать на сессию.

В афишах уже объявлен номер. К директору цирка приходит студент. Он просит отпустить его в Москву. На его стороне право и закон. Положение директора трудное. Группа, с которой рабо­тает артист, становится на вынужденный простой. И не всегда ди­ректор следует велению долга. Студент получает отказ.

Трудно отпускать студентов, но нужно. В Управлении цирков забывают, что люди самоотверженно учатся. Этот значительный факт отражен лишь в их биографиях. А студенту, пусть он и холо­стяк, необходима отдельная комната, направление перед сессией а город, ближайший к Москве, увеличенный лимит на оплату гру­за — учебников и книг. Не лишним в числе назидательных был бы и поощрительный приказ о тех, кто отлично сдал экзамены сессии. Советскому цирку нужны культурные, широкообразованные люди.

 

В. ЛЕБЕДИНСКАЯ

 Журнал «Советский цирк» август 1958 г.
 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100