В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Труженики цирка

воздушные гимнасты Быковы24 мая 1958 года порадовало жителей Перми тремя радостными событиями: первым солнечным днем запоздавшей и дождливой вес­ны, праздником студентов и открытием цирковой кавалькады по го­родам и селам Урала и Западной Сибири. Первые два события, соб­ственно говоря, и способствовали тому, что открытие кавалькады происходило в городе особенно торжественно.

К 4-м часам дня на площади имени Окулова собрались студенты всех 8 вузов города. Пришли сюда и любители цирка в возрасте от 3 до 70 лет.

В голубом, с черными шлейфами заводского дыма небе парят чайки. Гремят оркестры, всюду задорный смех и жизнерадостные лица. Собравшиеся с любопытством смотрят за приготовлением к представлению приехавших на  машинах участников кавалькады.

—Смотрите,  какие молодые   артисты! — говорит   стоящий   непо­далеку от меня юноша с комсомольским значком.

Плохо,  что все   молодые,— отвечает ему старичок  с  театраль­ным перламутровым биноклем в руках,— среди них даже нет ни од­ного заслуженного артиста.

Ну и что из этого?

Как   что? — повысил   голос     старик,— ведь     пермчане     знают толк в цирковом искусстве. У нас до войны в городе два цирка было.

Не беспокойтесь, дядя,  они не подкачают.

Поживем — увидим!    Посмотрим,   выдержат   ли   они   месячную поездку   по   нашим   уральским  дорожкам,— скептически   улыбнулся старик.

Грянувший марш прервал этот разговор. Началось официальное открытие кавалькады. Я рассеянно слушаю приветственные речи и думаю о словах старика с биноклем. Молодежь! Действительно, почти все участники кавалькады молодые люди. Только двое из них — А. Устинов и В. Титов являются воспитанниками ГУЦИ. Остальные пришли в цирк из художественной самодеятельности. Кавалькада, о большом значении которой говорили с трибуны ораторы, будет не­сомненно серьезным испытанием для каждого участника этого моло­дого коллектива, только что сформированного из артистов Ростов­ской, Московской и Пермской групп «Цирк на сцене».

Артисты волнуются. У выступающих первыми совсем молодых артисток — Н. Яковенко и  В. Волковой дрожат руки.

Спокойней, девочки,  не волнуйтесь, — шепчет им  художествен­ный   руководитель  кавалькады   А.   Шестакович, сам   неизвестно для чего то и  дело поправляя свой желтый галстук.

Волнуются и стоящие на другой машине артисты старшего по­коления 3. Убогова, К. Ермолов и А. Болотов. И даже тяжелоатлет, мастер спорта П. Кравченко, человек, поднимающий одной рукой гири весом в 6 пудов, потирает от волнения ладони. Такова психология каждого настоящего артиста: выступая в новом месте, он не может не волноваться. Впрочем, как и следовало ожидать, волнения были напрасны. Студенты тепло встречали каждый номер и подолгу апло­дировали артистам.

Воодушевленные первым успехом, участники кавалькады после представления торжественно проследовали на своих разукрашенных машинах по улицам Перми вместе с колонной студентов в город­ской сад имени Горького. Там было дано два представления в по­мещении летнего театра и на эстраде. Желающих посмотреть вы­ступления артистов было много. Проходя мимо эстрады, я случайно стал свидетелем такой картины: у забора стоял пожилой мужчина, да, да, тот самый старик-скептик и упрашивал смотрящего через забор  паренька:

Позвольте, молодой человек, хоть  одним  глазком   взглянуть. Ну, подумал я, раз старые любители  цирка так «болеют», значит,начало  кавалькады удалось.

Дав в воскресенье, еще пять представлений, кавалькада в поне­дельник трогается в путь. Остаются позади прекрасные кварталы новых домов Сталинского района Перми и вот уже все шесть наших машин выезжают на Сибирский тракт, ведущий к сердцу Урала — Свердловску. Дорога в рытвинах и ухабах. Но не это занимает сей­час участников кавалькады. Все они думают о том, как их встретят жители расположенного в 67 километрах от Перми села Кыласово. Там еще никогда не видели артистов цирка. Вопреки предположени­ям, что сейчас, в самую горячую пору весенних работ, колхозникам не до цирка, будущие зрители дали о себе знать за 7 километров от села. Когда головная машина кавалькады остановилась, чтобы подо­ждать отстававшие грузовики с реквизитом, водители проезжавших со  стороны   Кыласова  машин   передавали:

Вас ждут в Кыласове... Велели  быстрее ехать.

Но вот появились грузовики. На попутной машине из Кыласова прибыл «глаза и уши кавалькады» администратор Н. Ронин:

Товарищи, там народу словно в праздник какой... Едемте.

В Кыласове, большом селе с добротными, крытыми тесом избами, происходило действительно что-то необыкновенное. На площади толпа празднично одетых людей. Длинной лентой выстроились школьники с флажками в руках. На украшенной еловыми ветками трибуне большое полотнище: «Привет участникам кавалькады». У заборов сто­ят около двух десятков велосипедов и мотоциклов. Одна за одной прибывают машины с новыми зрителями из соседних деревень и Ергачинской МТС.

Артистов встречают радостно и торжественно. Их поздравляют с прибытием. От имени механизаторов Ергачинской МТС И. Шашев торжественно заверяет артистов, что работники МТС в честь каваль­кады берут на себя обязательство образцово закончить весенний сев.

Бравурный марш оркестра возвещает о начале циркового пред­ставления. Колхозники, плотно обступив машину, внимательно сле­дят за выступлением артистов А. Болотова, К. Ермолова и П. Крав­ченко. Веселый смех перекатывается по площади, когда на свободной проволоке начинает работать артист В. Шконда. Шконда находчивый человек. Он не стал устанавливать свои аллюминиевые мачты, а при­крепил проволоку одним концом к телефонному столбу, а другим к будке машины.

После обеда артисты из бригады П. Кравченко отправляются в колхозный клуб. Там вечером должно состояться представление. Другая бригада во главе с А. Шестаковичем едет в районный центр Калинино.

Сцена в клубе крошечная, с низким потолком. Поэтому акробаты-эксцентрики комсомольцы В. и Л. Белые, срочно репетируют «акробатический этюд».

Вы чего доброго новый номер придумаете,— шутит А. Болотов.

И   придумаем,— задорно  отвечают  Белые.

Восемь часов вечера. В клубе ни пройти, ни сесть. Зал заполнен до отказа. Все номера идут под громкие аплодисменты публики. Заразительный смех сопровождает интермедии, исполняемые ведущи­ми представление артистами Н. Романенко и Н. Третьяковой. Между зрителями и артистами установился настолько дружеский контакт, что когда перед номером тяжелоатлета Кравченко попросили кого-нибудь из публики проверить гири, из зала закричали: «Мы вам верим».

Представление окончено. Но публика долго не расходится по до­мам, делится  своими  впечатлениями.

Спасибо      вам     за     представление,— благодарит     учительница М. Брошинина,— для нас это большой праздник.

Вот   порадовали   нас,   так   порадовали — слегка   оная,   говорит стоящий   у   крыльца пожилой   колхозник, — только    почему   вы   не показали нам дрессированных  собачек?

Ему объясняют, что дрессированные собачки выступают сейчас с другой бригадой в Калинино.

А чем   мы  хуже калининцев?!  Наш укрупненный  колхоз «По­беда» не на  последнем месте в районе. Придется, я вижу, в Москву писать.  Пусть нам в  следующем году снова кавалькаду присылают.

И   обязательно  с  собачками,— добавляет  другой   колхозник. Артисты   идут спать.  В колхозном  общежитии  их ждут   постели   с батистовыми простынями. Но спать не хочется. На дворе теплая, светлая ночь. Завтра ожидается хороший день.

Но предсказание не сбылось. Четвертый день кавалькады начал­ся капризной уральской погодой. Небо сплошь обложено тучами. Хо­лодно. С минуты на минуту должен пойти дождь. Не унывают только деревенские ребята: они играют в цирковых артистов. А настоящие артисты тем временем садятся в машины и едут в Кунгур, старый ку­печеский город, ставший за годы Советской власти одним из про­мышленных  центров  Пермской  области.

Начался дождь. Его капли звонко стучат о переднюю стенку будки и делают сумрачными лица артистов: срывается торжествен­ный въезд кавалькады в Кунгур! Как выступать в такую погоду во дворе перед рабочими Кунгурского машиностроительного завода?!

Артисты не разговаривают между собой, и поэтому только по приезде в Кунгур стало известно, что означало их сосредоточенное молчание. Вместо того чтобы отдохнуть после дороги в гостинице, они идут к приехавшему со своей бригадой из Калинина А. Шестаковичу.

Жонглер-эквилибрист на проволоке В. ШкондаАлександр Александрович! Я хочу сегодня непременно на заво­де выступать,— говорит артистка 3. Убогова.

И   меня   обязательно  с   собой   возьмите,— просит   В.   Шконда.

А  как же   с отдыхом? — с  иронией  спрашивает  Шестакович.

Отдыхать будем  после представления,— улыбается   К.   Ермолов. И   вот    мы   едем   на   завод.   Дирекция   завода    рекомендует   дать

представление не во дворе, а в инструментальном цехе. Наши ма­шины под радостный гул собравшихся рабочих въезжают прямо в цех. Открываются борта грузовика, и после короткого митинга начи­нается концерт.

В цехе довольно холодно. Из распахнутых ворот дует пронизы­вающий ветер. Грузовик был под дождем, и поэтому на влажной пло­щадке автомашины скользят ноги, но артисты не обращают внимания на неудобства: перед ними сотни то внимательно-любопытных, то веселых, брызжущих искорками смеха глаз рабочих. Артисты рабо­тают с огоньком. Это замечают и сами зрители:

Здорово  представляют,— восторгается фрезеровщик  Г.  Пшеницын,— хорошее это дело кавалькада: у самого как-то энергия  при­бавляется.

Да, работают замечательно, — соглашается с ним мастер ин­струментального цеха П. Лучанинов,— жаль только, что я работаю сегодня в вечернюю смену.

В заводском Доме культуры в этот вечер выступала бригада А. Шестаковича.

За время кавалькады мне неоднократно приходилось видеть про­грамму этой бригады — «Шутки в сторону». Но сегодня, сидя в боль­шом красивом зале Дома культуры, которому мог позавидовать не только районный, но и областной центр, я с удовольствием опять смотрел эту программу. Я увидел в ней новое: большое творческое вдохновение артистов. Сегодня все они — ведущие программу А. Шестакович и В. Вахницкая, акробаты Н. Яковенко и В. Волкова, вентролог Р. Бавицкая и иллюзионист В. Быковский, антипод А. Усти­нов и эксцентрик В. Титов, исполнители на электрогавайских гита­рах Н. и В. Крибо и аккомпаниатор Г. Котельман — выступали с не­обыкновенным подъемом.

После представления ко мне подошел один из работников Дома культуры:

Я впервые видел близко со сцены цирковых артистов. Видел, как тщательно они готовились к выступлению, как мастерски исполняли свои номера. Вот это молодежь так молодежь!

А  ведь   были  люди,  которые сомневались,  что они  выдержат трудности кавалькады,— сказал я, вспомнив старика из Перми.

Что вы! Это же настоящие труженики, а труженики  преодоле­вают  все препятствия.

Пермь  —  Кунгур    

 

                                                                    Е. МАРКОВ

  Журнал «Советский цирк» июль 1958 г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100