В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Воздушная гимнастка Галина Адаскина

 

Гимнастка на трапеции Галина АдаскинаЭтот необычный гимнастический аппарат появился в Московском цирке минувшей весной. Ночью, после окончания представления, его подвешивали над полуосвещенным манежем.

Нет, нет, не так… совсем не так, - почти не сдерживая раздражения, говорит режиссер. Нельзя сразу убирать ноги. Нет, не получается…

Но странное дело, гимнастка, которая только что выслушала эти горькие слова, вовсе не выглядела обескураженной, растерянной. Глаза ее горели верой, когда, ловко и быстро спустившись по веревочной лестнице, она обратилась  к  режиссеру:

Надо попробовать  еще раз. Еще   только один  раз. Теперь я поняла. Вы  увидите!

И снова неудача. Глубокой ночью, когда все силы уже на исходе, режиссер,  артистка  и  ассистенты  расходятся.   На  прощание  одна  короткая фраза:

Завтра,  в   12 ночи!

Да, нелегкий путь избрала Галина Адаскина. Не раздумывая, без коле­баний она ответила горячим согласи­ем на предложение Петра Майстренко сделать номер на сконструиро­ванном им новом аппарате. Впрочем, это не было самонадеянным, необду­манным поступком. Все ее прошлое говорило о том, что она вправе браться за самые трудные, самые сложные    гимнастические    задачи.

...Еще в детстве маленькая худенькая московская школьница часто видела себя в мечтах в цирке на гимнастической трапеции. Между тем силенок у нее тогда было так мало, что девочка не могла даже подтянуться один раз на перекладине. А кончила школу Галя уже отличной гимнасткой, имея первый разряд по группе девушек. И естественно, что в цирковое училище ее приняли с охотой.

По-разному здесь складываются судьбы учащихся. Некоторые не сразу могут найти себя, определить, в каком жанре выступать. Этих сомнении у Адаскиной не было. С первого дня занятий она твердо знала, чего хо­чет, и неуклончиво шла к этому. Педагог Сергей Дмитриевич Морозов имел все основания быть довольным своей ученицей. Помимо трудолюбия в ней угадывался прирожденный дар гимнаста.  Прошло  немного     времени, и   Галя   уже   выполняла   самые   слож­ные упражнения.

Высокую оценку получил выпуск­ной номер Адаскиной. До нее таких трюков под куполом цирка еще не делала ни одна гимнастка в нашей стране. После каскада темповых упражнений, главным образом типа «швунг-трапе», то есть различных «обрывов», Адаскина показала очень сложный трюк — десять ризенвеллей (десять оборотов на вытянугых руках в воздухе вокруг неподвиж­ной перекладины) и в заключение еще   серию   заворотов   на одну   руку.

С тех пор прошло почти десять лет. Мастерство гимнастки окрепло, но­мер ее стал более совершенным, впечатляющим, И когда эта невысо­кая, черноволосая, с большими выра­зительными глазами артистка подни­малась под купол цирка и по-женски красиво и мягко исполняла трюки, которые раньше считались мужской привилегией, становилось понятным, что такое призвание в цирке — при­звание, в котором воедино слиты -  настойчивость, сила воли и прирож­денный   талант   гимнаста.

О мастерстве Адаскиной говорит и такой факт. В широко известном номере воздушных гимнасток Бубно­вых как-то заболела одна из испол­нительниц. Между тем в ближайшее время предстояла поездка в ФРГ. Адаскина после нескольких репети­ции, в течение десяти дней, «вошла» в номер и вместе со своими новыми партнершами заслуженно разделила успех   гастрольной   поездки.

А вот еще характерный пример. В один из летних дней 1958 года днепропетровцы были приглашены на стадион на цирковое представле­ние. Первоначально в его программу был включен и номер Адаскиной. Но в день представления администрация передумала, предоставив ей лишь роль участника парада. Для такого решения на первый взгляд имелись основания. Дело в том, что трапе­цию можно было подвесить на стре­ле башенного крана, находившегося на крутом пригорке над стадионом. Если в цирке гимнастка обычно вы­ступала на высоте не больше 20 мет­ров, то здесь высота увеличивалась вдвое. Но надо было знать артистку, чтобы понять, что именно это обстоя­тельство — возможность попробо­вать свои силы в новой, более труд­ной обстановке — как раз за­интересует ее. Узнав, что формаль­ным препятствием является запрет местной строительной организации, Адаскина тут же остановила первое же проходившее такси и бросилась разыскивать инженера. К вечеру ей удалось, наконец, получить требуемое разрешение. Но для репетиции уже не оставалось времени — еще не успели подвесить к крану аппарат, а на стадион входили первые зрители. Однако и это не остановило артистку. И когда высоко в темном вечернем небе, освещенная лишь лучами про­жектора, начала работать выглядев­шая снизу совсем маленькой, почти игрушечной, гимнастка, казалось, что она бросила вызов самим звездам...

И вот прошлой весной Галина Адаскина начала готовить новый ма­нивший своей неизведанностью но­мер.

Что такое аппарат П. Майстренко? Представьте себе специально сконструированный штамберт с укреплен­ными на нем двумя стойками и скрепляющей их перекладиной. Сде­лав на перекладине стойку на кистях, артистка выдергивала закрепляющее кольцо, благодаря чему неподвижная верхняя часть аппарата начинала вра­щаться. Одновременно начинала вращаться на вытянутых руках и сама гимнастка. Внешне трюк напоминал ризенвелли, но только внешне. Вспомним, что при ризенвеллях вра­щение тела достигается за счет боль­шого маха и сильного швунга ногами. Здесь же диаметр описываемого кру­га был гораздо больше и сами ризен­велли исполнялись не на неподвиж­ной перекладине, а на жесткой трапеции. Эти обстоятельства вызы­вали необходимость точного перехода от маха к швунгу.

Долго репетировала Адаскина. Сколько раз, выдернув кольцо и на­чав описывать на вытянутых руках оборот, она не могла замкнуть круг. Иногда проигрыш был значительным, достигая 30-40 градусов, а иногда был самым минимальным, в 5-10 градусов.  Но во всех случаях трюк  не получался.

Так продолжалось не дни, а недели. Было от чего прийти в отчаяние... А тут, как на грех, пришлось прервать репетиции; после неосторожного движения оказалась поврежденной мышца. Поправилась Адаскина — за­болели режиссер и автор номера П. Майстренко. Казалось, все скла­дывалось так, что впору было отка­заться от замысла. Тем более что в скептиках и «прорицателях» недо­статка не было. Одни не верили в исполнительницу, другие критикова­ли аппарат, но все вместе упрямо не верили в успех.

А между тем Адаскина настойчиво стремилась к поставленной цели. Заболел Майстренко, на время вместо него был приглашен педагог ГУЦИ Л. Шляпин. Вместе с артисткой он искал ответа на поставленную за­дачу. Нужно было не только «пой­мать» и понять, но и зафиксировать правильное положение тела во время вращения. Лишь в этом случае могла прийти победа.

И победа была достигнута! Полго­да трудных, порой мучительных ис­каний  увенчались  удачей.

И вот, наконец, залитый яркими ог­нями манеж Московского цирка.

Воздушная гимнастка Галина Адаскина!  — объявляет  инспектор.

Мы видим, как артистка поднима­ется на трапецию и исполняет на ней ряд сложных, красивых трюков. Сре­ди них в первую очередь обращает на себя внимание два обрыва — в носки из положения стоя на каче сзади и снова в носки на каче впе­реди с поворотом на 180 градусов. Отметим кстати, что оба эти трюка московский зритель увидел впервые. В репертуар артистки входит также ряд гимнастических элементов, вы­полняемых в хорошем темпе, легко и свободно. В их числе — оборот вперед в упор сзади (из свободного балансирования на спине), уверен­ный, длящийся продолжительное вре­мя задний бланш. Такие трюки, не­сомненно, являются большим до­стижением для женщины-гимнастки. Необходимо при этом отметить, что Адаскина делает все трюки (включая обрывы) без лонжи на высоте при­мерно в 15 метров.

А в заключение зрители видят эф­фектный финал на новом аппарате. Точно, технически безупречно Адас­кина совершает семь стремительных круговращений. На последнем из них гимнастка, находясь под куполом цирка, отрывается от аппарата и, описав в воздухе кривую, повисает на тросах в полуметре над манежем.

Когда смотришь яркий, увлекатель­ный номер Галины Адаскиной, вспоминается крылатая фраза, приписы­ваемая Эдисону: «Талант — это девяносто семь процентов пота и три процента вдохновения».

А. БАСМАНОВ
 
Журнал «Советский цирк» март 1961 г
 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100