В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Их день рождения


У летчиков-истребителей в парных полетах  есть «ведущий»  и   «ведомый».    В  воздухе «ведущий»     дает       команду «Делай,   как   я!»   И   «ведомый»   делает.   Здорово    делает!  Иногда     ему ненадолго бывает разрешено      выполнить      собственный маневр      и      «ведомый»     выполняет. Однако  он  совершенно    уверен,    что, если сделает    что-нибудь не так, «ведущий»   обязательно   поправит   его   и поможет.
В жизни каждого человека был свой «ведущий». Это был педагог или мастер, отец или старший товарищ. Он стоял рядом, и его команда «Делай, как я!» была призывом к творчеству. Но наступает момент, когда «ведомый» сам произносит: «Делай, как я!» — и становится «ведущим». И его ответственность перед людьми, перед самим собой и перед своим «ведомым» возрастает.
Самый способный студент любого учебного заведения — это прежде всего «ведомый».
И день выпуска, день окончания последнего курса — решающий момент в жизни «ведомого». Он становится  «ведущим».

Какие чудесные зрители были в этот день в уютном училищном цирке! Писатели и художники, актеры и искусствоведы, режиссеры и журналисты, папы и мамы, друзья и приятели с младших завистливых курсов... Но вот сказаны слова приветствий, затихли первые доброжелательные аплодисменты, и первый номер объявляет не традиционная импозантная фигура в черном фраке, а красивая семнадцатилетняя девчушка в скромном милом платьице.
—Роликобежцы! — говорит она в зал. — Ирина      Столбова,      Аполлон
Некрасов  и Борис Фомин.  Режиссер-педагог  Николай  Эрнестович  Бауман.
О, с этим именем связано много интересных номеров. И вот мы видим, как двое парней с партнершей, смущаясь и волнуясь, показывают вполне приличную, во много раз виденную работу. И не дождавшись середины номера, мой сосед, большой знаток цирка, отдавший арене не одно десятилетие, тихонько говорит кислым тоном:
—    Ничего,   очень   мило...   Они   «обкатаются»,  и  все будет    в    порядке.
К   сожалению...   —  он  удивленно  замолкает. В это время на манеже идет
вольтижная   комбинация.   Взлетает   в сальто-мортале   Ирина   Столбова,   ловят ее партнеры и вновь бросают.
—    Послушайте, — возбужденно говорит мне сосед. — Да это же настоящая ханд-вольтижная работа! Это же никогда    не    делали     роликобежцы!..
Ах,   какие  молодцы!   Нет,   это   будет прекрасный  номер!
Он с удовольствием аплодирует смущенной тройке, робко раскланивающейся у занавеса.
В этом выпуске Николай Эрнестович Бауман дал жизнь еще двум номерам.
Чуть кокетливая и обаятельная Людмила Щербакова — соло-жонглер. Она артистична. Она легко и весело жонглирует, мягко и красиво держится на манеже. И ничего страшного, что во время исполнения было два-три «завала». Попробуйте-ка не волноваться в день выпуска, в самый ответственный день за восемнадцать  лет!
Николай Бауман специалист жонгляжа. И никто не удивился, узнав, что третий номер, поставленный
Н. Бауманом, — это эксцентрические жонглеры Геннадий Ермаков и Игорь Денисов.
Униформисты — мальчишки с младших курсов — вынесли на манеж какую-то очень веселую и пеструю будку и выстроились в проходе с важными физиономиями. На арену выскочили двое парнишек без всякого грима, одетые в чуть-чуть нелепые костюмы, и с бесшабашным весельем и подкупающей легкостью начали свой номер. Смелые и оригинальные комбинации состояли из непривычных, но сложных трюков. Сюжетная канва, на которой строился номер, чувствовалась от начала до конца, и трюк в этом номере был не самоцелью, трюк был подспорьем, средством выражения отношений между партнерами. Номер создан на подлинном эксцентризме. А хорошие жонглеры и способные комедийные актеры Игорь Денисов и Гена Ермаков сделали свой номер одним из лучших в выпуске этого года.
— Чудесные ребята! — громко сказал мой сосед. — Просто прелесть. А вон тот, слева, Ермаков, еще и диплом с отличием получил!..
Странный, необычный, не очень законченный, но безусловно интересный номер представил режиссер-педагог Георгий Никитович Аркатов.
Его ученица Рэна Ларина продемонстрировала занятную работу на трапеции. Это не набор классических трюков воздушной гимнастки, в течение всего номера не выпускающей из рук трапецию. Ларина спокойно бросает трапецию и на резиновых амортизаторах летит вниз несколько метров, делая различные сальто-мортале. Амортизаторы возвращают ее обратно, и номер продолжается как ни в чем не бывало.
Очень интересная мысль заложена в создание этого номера. Он еще не совсем сделан и передается в Центральную студию циркового искусства для доработки. И мы уверены, что появится необходимый темп, станут более разнообразными комбинации, и придет подлинное мастерство. Все необходимые для этого компоненты есть. Г. Н. Аркатов является и автором номера «Жонглер на шаре» в исполнении Хельми Каплур.
Но вот девушка, ведущая программу, объявляет: «Фрагменты к номеру «Эквилибр», режиссер-педагог Николай Григорьевич Денисов». На манеже появляется Слава Марков. В руках он держит два полутораметровых костыля и делает фордершпрунг (переворот вперед) «в три угла», как говорят в цирке, т. е. трижды в разных направлениях. А затем с короткого разбега он переходит в стойку на руках на костыли и продолжает идти по ковру на этих своеобразных ходулях вверх ногами.
Прямо скажем, если это «фрагмент», то «фрагмент» интересный. Затем следуют композиционно несвязанные, давно знакомые трюки и великолепное заключительное сальто на манеж.
Нас честно предупредили, что это не номер, а всего лишь фрагменты номера, и не хочется предъявлять никаких претензий. Мне нравится парень Слава Марков, но мой сосед, человек дотошный, недовольно ворчит:
—Ну    что   это    за    «фрагменты» такие!   Что  они  ему  номер  не  могли
целиком сделать, что ли?
Небольшая пауза, и на ковер выходит пара силовых акробатов — Борис Лавин и Валерий Канарский. У обоих первоклассно развита мускулатура. Оголенные торсы очень красивы. Номер, насыщенный сильными трюками, ребята исполняют предельно легко и профессионально. Остроумно решены комбинации, «точки» расставлены именно там, где нужно.
Долгие аплодисменты проводили счастливых ребят за кулисы.
Мой сосед кончил аплодировать последним:
—Чудесные     парнишки,       верно?! Как   это   они   «опускание   в   мост  со стойкой»   лихо  делают,   а!
Он немного помолчал, вытер со лба пот, а затем попросил у меня программку.
—    Хочу   взглянуть,   кто   им   номер такой  сделал... — пояснил  он  и,  заглянув в программку, с удовольствием прочел:
—    Режиссер-педагог     Н.   Т.     Зверев. Молодец   Н. Т. Зверев! — сказал   мой сосед   и вернул программку.
Инна Абакарова и Регина Каневская танцуют на проволоке. Они совсем разные. У Инны грациозная, мягкая, лирическая манера, у Регины — темперамент, динамичность и предельная уверенность в каждом движении. С ними занимались Лидия Игнатьевна Штульман и Мария Кузьминична Жирнова.
А когда объявили номер акробатов-прыгунов, мой сосед оживился.
—    Обожаю прыгунов! Сам когда-то прыгал, лет тридцать тому назад... —
сказал он. — Только я не расслышал, как их там объявили?
—    Их объявили   «исполнителями   в номера», — говорю я. Это значит, что
после выпуска их по одному, по двое будут направлять в разные уже существующие номера акробатов-прыгунов.
—    Странно, — покачал головой мой сосед.
Один за другим, передними сальто вылетают на манеж Москаленко, Малышев, Гуламов, Лебедев, Захватов, Канунников и Нина Гуламова. Начинается номер. Да, да,  именно номер!

Ирина Столбова Аполлон Некрасов и Борис Фомин
 Ирина Столбова, Аполлон Некрасов и Борис Фомин

Борис Левин и Валерий Канарский
Борис Левин и Валерий Канарский

Несмотря на то, что они могли бы просто демонстрировать  сольные прыжки, ребята все-таки показали номер. Не очень верно построенный, копирующий многие действующие номера прыгунов, но все-таки вполне законченный номер.
А когда Вася Москаленко очень уверенно «скрутил» двойное заднее сальто-мортале, мой сосед с довольным видом заерзал на своем месте.
Они исполнили почти все существующие акробатические прыжки. Одни лучше, другие хуже. Но такого количества разнообразных трюков я не видел давно. Двойные задние сальто, двойные «арабские» боковые сальто, сальто с пируэтами, с полутора-пируэтами, сальто с двойными пируэтами сыпались на красный училищный ковер, как из рога изобилия. А когда трое мальчишек закончили весь номер одновременным исполнением двойного заднего сальто, мой сосед захлопал так громко, что я невольно отодвинулся от него.
—Господи! — закричал он. — Да ведь в наше время «двойные» только
Сосин и Коровин делали! Это же чудом считалось!.. Мы же на них как на
святых молились!.. Ах, какие ребята!
Он сел, шумно отдуваясь, и совсем недоуменно спросил:
—    Почему это они  «исполнители  в номера»?    Почему    из    этой    семерки
нельзя было сделать самостоятельный номер? Странно... Очень странно...
—    Эквилибрист    Станислав      Черных! — объявляет девушка.
Занавес раздвигается, и на манеж очень спокойно и уверенно выходит молодой коренастый парень.
Он вспрыгивает на стол, берет в руки две полуметровые дощечки, ставит их и жмет на этих дощечках стойку на руках, а затем переходит на одну руку, подняв другую вместе с дощечкой. Трюк сделан, следует переход на две руки и молниеносный прыжок со стойки на дощечках в стойку на стол. Очень  хорошая  комбинация!
Потом Черных кладет на стол одну катушку, ставит на нее другую и сверху кладет еще одну. Какими-то предельно точными движениями он забирается наверх и балансирует, стоя на этом фантастическом пьедестале. Зрители буквально замирают. И вдруг — сальто-мортале назад, катушки летят в разные стороны, а улыбающийся Черных, стоит на ковре!
Но три катушки — не предел для этого парня. Он ставит четыре катушки и жонглирует тремя булавами, он ставит пять катушек и, удерживаясь на них каким-то неземным способом, прыгает сверху на ковер. Мало того, он строит пирамиду из семи стульев и делает на последнем, седьмом стуле стойку,

— Ну и парень! — восхищенно сказал мой сосед. — Уж на что я калач тертый, а с этими катушками он меня чуть в прединфарктное состояние не загнал!

Для подготовки манежа к следующему номеру потребовался десятиминутный перерыв.

Мы с  соседом  встали и  вышли  в фойе.
—    Сейчас   посмотрим  «воздушный полет», — сказал мне сосед, — Давненько  училище  не  выпускало  такие номера... Да и этот в муках рождался!
—    Почему? — удивился я.
—    Да потому,    что    новое    здание училища   выстроили   только   недавно, а в старом такую махину, как «воздушный полет», не натянешь. Вот и приходилось репетировать номер в течение полутора лет в клубе завода «Серп и молот» с пяти часов утра до девяти. Ну не мучение ли? Они ведь только последние   два   месяца   в   нормальных условиях тренировались... Да, кстати, будете смотреть номер, обратите внимание на девочку. Ее зовут Оля Свирина. Вместо четырех лет она училась только три года. Ей разрешили сдать досрочно.   А   все   потому,   что  за  всю историю циркового училища она единственная, не  получавшая ни одной оценки ниже «пятерки» со дня поступления до выпуска. Это, я вам скажу, явление уникальное!  Пойдемте, там уже, кажется,  все готово...
Три девушки с третьего курса объявляют номер:
—«Воздушный полет»!  Исполнители: ловитор Олег Лозовнк, вольтижеры Ольга Свирина, Рудольф Уваров, Михаил Болдырев, Герман Федоренко.
Режиссер-педагог   Юрий    Гаврилович Мандыч!
Странная, непривычная конструкция висит там, где никогда ничего не висело в подобных номерах. Под мостиком вольтижеров укреплено что-то похожее на большие качели.
Должен сразу сказать, в этом номере срывов и «завалов» было больше, чем в любом другом. И все же. Все же это лучший номер всего выпуска!
Впервые в этом жанре были нарушены казавшиеся незыблемыми строжайшие традиции классического полета. Великолепная по новизне конструкция аппарата позволяет вольтижерам исполнять трюк не только с трапеции. Снизу, из-под мостика эти странные качели буквально катапультируют вольтижера через весь манеж в руки ловитора. И это создает грандиозный эффект. Автор этой конструкции Ю. Г. Мандыч.
Я не буду подробно останавливаться на всех трюках номера, но об одном расскажу. Когда Герман Федоренко сделал чистое переднее сальто из-под трапеции в руки ловитора, мой сосед подскочил и рявкнул:
— Черт побери!  Этого трюка я не видел уже четверть века ни в одном «воздушном полете»!

                                                                                                                  *    *    *

Вот и все. Кончился просмотр выпускных номеров Государственного училища циркового искусства. Кончилась пора студенчества. Начинается большая, тяжелая, интересная, творческая работа. Будут появляться новые трюки, изменятся композиции номеров. Будут меняться партнеры, настроения... будет многое неучтенное дипломом. И это будет прекрасно! «Ведомые»   станут   «ведущими».

В. ВОЛОДИН

Фото  Леонида  Бабушкина

Инна Абакарова
Инна Абакарова

 Людмила Баранок
Людмила Баранок

 Ольга Свирина и Олег Лозовик
Ольга Свирина и Олег Лозовик

 Владимир Шпак и Игорь Колпинский
Владимир Шпак и Игорь Колпинский


О. ПАУЛИ

Журнал ”Советский цирк” сентябрь 1961г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100