В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Режиссер - не должность, а высокая профессия

По дороге в чудесную страну, цирком именуемую, шел добрый молодец-режиссер.

Шел,   шел и увидел   дорожный   столб   и   на   нем надпись:

«Направо пойдешь — попадешь в дремучий бор не­решенных вопросов теории циркового искусства  и цирковой режиссуры.   Услышишь   напевы,   преследующие тебя   одной   и   той   же  заунывной  песней, — «Цирк — это не искусство!»...

«Налево пойдешь — зачаруют тебя чудеса цирка и ста­нешь на всю жизнь его добровольным поклонником, будешь трудиться не покладая рук, не замечая, как бегут годы»...

«Прямо пойдешь — будешь играя дрова рубить. А дро­ва не простые, золотые: что ни щепочка, то «палочка» — рубль! И рубль государственный, народный».

Застыл в раздумье добрый молодец, махнул рукой и пошел...

...Разными путями идут режиссеры в цирк, и всех он гостеприимно принимает, потому что цирк особенно нуж­дается в руке режиссера.

И не только цирк нуждается в руке режиссера, но и режиссер остро нуждается в руке Союзгосцирка — доброй руководящей руке, помогающей ему словом и делом в его повседневном творческом труде.

Увы, как часто еще попытка уйти от шаблона, сделать что-нибудь новое встречается в штыки!

Среди директоров, режиссеров, да и некоторых артистов еще бытуют рецепты для излечения не в меру беспокойных характеров.

А режиссура — профессия, по самой своей сути, не­угомонная. Ее основным двигателем, ее «мотором» является творческое беспокойство. К сожалению, среди режиссеров есть осторожные, такие, кто тщательно заботится о своем покое. Не потому ли режиссер Союзгосцирка В. Миронов, в течение ряда лет работавший надо всем понемногу, так и не выпустил ни одного запомнившегося, добротного номера? Впрочем, не он один может быть назван.

«А зачем мне это нужно!»... Такая «точка зрения» на все новшества еще бытует, главным образом среди тех ди­ректоров, которые рассматривают цирк не как творческое, идеологическое учреждение, а как некую площадку для про­ката номеров и аттракционов. Такого рода хозяйственники забывают или просто не желают считаться с тем, что воз­главляемый ими цирк должен не только выполнять финан­совый план, но активно участвовать в идеологическом воспитании зрителей.

Этот абзац я адресую главным образом таким маститым директорам, как Н. Слаутин, В. Мусатов, М. Псалти.

Я потому остановился на подобного рода «заповеди», что особенно вредно она действует на молодежь, гасит в их душах творческий огонек, прививает неправильное отноше­ние к своему труду.

А отношение к труду бывает разное...

Есть отношение холодное, ремесленное; таких людей не зря именуют «холодными сапожниками».

А в народе издавна существует поговорка «работать с огоньком», то есть работать темпераментно, увлеченно, с  любовью к своему делу. Такой огонек надо беречь, а не гасить его. Сколько артистов и режиссеров жалуются на «водные процедуры», которыми художественный отдел Союзгосцирка усердно старается излечить их от такой «болезни», как творческое дерзание. В занумерованных папках этого отдела стынут яркие замыслы.

Мне могут сказать, что в большинстве своем эти заяв­ки — наивны и прислушиваться к ним не стоит. Нет, стоит! Замыслы, как и люди, проходят несколько стадий. Вначале они только лепечут, а потом — если их заботливо песто­вать — они вырастут, окрепнут и начнут говорить ясным, красочным языком.

Холодный стиль работы отдельных работников Союзгос­цирка вызывает у артистов и режиссеров справедливое воз­ражение. Не меньшее возражение вызывает и деятельность некоторых режиссёров. В первую очередь это относится к категории «всеядных», универсальных режиссеров. С одинаковой легкостью берутся они за все жанры без исключения. Нужен номер воздушных гимнастов — будет! Нужен кон­ный номер — пожалуйста! Нужна буффонадная пара клоу­нов — сделаем!

Некоторые режиссеры, хотя и давно пришли в цирк, до сих пор чувствуют себя в роли миссионеров, явившихся из цивилизованного мира в джунгли, чтобы просвещать.

Когда старые мастера цирка, перешедшие на режиссер­скую работу берутся за постановку, они выпускают, как правило, отличные номера. Почему? Да потому, что за пле­чами у них колоссальный опыт, потому, что подвизаются они только в тех жанрах, которые им превосходно знакомы, в которых они сами успешно выступали в течение многих лет. Убежден, что А. Ширай не возьмется готовить новый репертуар для клоунов, Н. Бауман откажется выпускать конный номер, С. Морозов не согласится ставить номер жонглерам. А ведь они в цирке десятки лет!

Пора думать не только о количестве, но и о качестве, вы­соком качестве режиссерской продукции.

Следует внимательно прислушиваться к тем характери­стикам, какие даются артистами режиссерам, берущимся не за свое дело! И артист в этих случаях прав. Ведь это он, артист, оказывается первой жертвой, а не только касса Союзгосцирка, из которой оплачиваются деяния режиссе­ров.

Своеобразный рекорд в этой области побил режиссер А. Федорович: полтора года он готовил музыкальный номер для  талантливой комедийной  артистки  М.  Капитановой.

-5-

 

В результате номера нет, десятков тысяч рублей нет, арти­стки М. Капитановой в цирке нет (не выдержала, ушла на эстраду). Список можно было бы и продолжить...

Пора повести решительную борьбу с кавалерийскими на­скоками. Налетит такой режиссер-вояка на беззащитного артиста, нуждающегося в перестройке номера. Нарубает своей острой саблей кучу дров (режиссерских «палочек») и исчезнет в облаках поднятой им пыли, унося в виде тро­фея торжественный акт о титанической работе... После такого налета остаются руины прежнего номера, а нового нет и в помине.

И художественный отдел и администрация цирков часто забывают, что цирковой режиссер — не только постанов­щик, создатель нового, но и воспитатель, педагог! А на этом «небдагодарном» педагогическом поприще «палочек» не настругать. Эта повседневная, незаметная, исключительно важная деятельность во внимание не принимается, актов на нее не составляют, дополнительной оплаты за нее не пола­гается... Режиссер, помнящий о своих педагогических обя­занностях, занят с утра и до позднего вечера, и времени всегда не хватает. А ведь не редко такому режиссеру вместо моральной поддержки, задают недовольным тоном вопрос: «Чем это вы целыми днями занимаетесь?»

Поэтому многие избегают такой деятельности. А это и творческие споры, в которых возникают свежие замыслы, и разговоры по душам, и борьба с проявлениями дурного вкуса, и совместные поиски выразительного жеста, соответ­ствующего грима, костюма и т. д. и т. п.

И днем на репетиции и вечером во время представления опытный режиссерский глаз следит за артистами. Внима­тельный, дружеский, заботливый, обязанный все примечать глаз.

Первое знакомство зрителей с программой и режиссером начинается с пролога. Если пролог — визитная карточка всей программы, то в такой же мере он и визитная карточ­ка самого постановщика. Как ни печально, но и сейчас все эти «визитные карточки» на один лад: шагистика... Левой — правой! Ручки... Знамена или букеты цветов... Улыбки... Вступительный монолог... Вот и все! И так во всех цирках. Меняются только участники, постановщики и место дей­ствия, а суть остается той же. Ставят такие прологи ре­жиссеры, ставят артисты, даже некоторые директора цир­ков.

И удивляться не приходится — весь процесс постановки давно канонизирован. Даже цирковые коллективы не избе­жали этого бедствия. А ведь где еще, как не в коллективе» стабильном творческом содружестве артистов и режиссеров, нужно было бы повести беспощадную борьбу со штампом, с рутиной! Где еще есть такие возможности Для поисков и осуществления нового, как в Московском цирке? Увы, и в Московском цирке до последнего времени имели ме­сто примитивы, штампы.

А ведь у режиссера периферийного цирка чаще всего, кроме энтузиазма, ничего другого нет.

Из учебника физики известно: чтобы что-то передвинуть, перевернуть, необходимы точка опоры и рычаг.

Наша точка опоры — это оперативная работа репертуар-но-художественного отдела и отдела формирования про­грамм. Поддержка наших творческих планов.

Наши рычаги — это в первую очередь новая, добротная и разнообразная цирковая драматургия. Это актеры: буффонадные клоуны, коверные, сатирики, ведущие програм­му... Без этого режиссер как без рук. Без этого все инте­ресные замыслы остаются на бумаге.

Нужны новые оригинальные по форме и злободневные по содержанию прологи: героические, романтические, коме­дийно-сатирические и просто смешные — ярко буффонные. Самодовлеющая роль стихотворных монологов, во время чтения которых основная масса участников пролога уныло топчется на месте, играя роль декорации, должна быть све­дена до минимума. Это — примитив, от которого пора от­казаться.

Нужны сценарии сюжетных представлений, нужны остроумные цирковые обозрения, в сюжетный ход которых могут легко включаться самые разнообразные номера про­граммы, имеющейся в данном цирке.

Удачный пример — детский спектакль «Трубка мира».

В искусстве построения злободневных, исторических, фее­рических и просто веселых сюжетных представлений зна­чительные успехи достигнуты у наших зарубежных друзей: в ГДР, например ревю «Мяч катится вокруг света» в берлинском варьете «Фридрихштадт-Паласт», в Чехословацкой Социалистической Республике — цирковой комедийный спектакль «Два мужчины в облаках» и т. д. Следовало бы тщательно изучить этот опыт.

Нужно закреплять за цирком на весь сезон, на первое время хотя бы за ведущими периферийными цирками, груп­пу артистов разговорного жанра: клоунов, коверных, сати­риков. Если к ним присоединить еще и грамотного веду­щего программу — такими силами можно браться за поста­новку и сюжетных представлений, и обозрений, и оригиналь­ных прологов. Следовало бы организовать при некоторых цирках самодеятельные студии клоунады и сатиры. Лучших студийцев можно было бы занимать в идущей программе цирка как вспомогательный актерский состав. Со временем редеющий отряд клоунов и сатириков пополнился бы мо­лодыми студийцами, отобранными из числа лучших.

Нужно решительно добиваться, чтобы программы, на­правляемые в периферийные цирки, перестали являть собою комплект наспех собранных номеров, из которых почти не­возможно построить доброкачественную программу.

Об этом три года тому назад писал главный режиссер Харьковского цирка Е. Зискинд в своих заметках «О не­отложных нуждах периферийных цирков». За это время ничего не изменилось.

Необходимо значительно увеличить ассигнования на по­становочную, педагогическую и экспериментальную работу в  периферийных цирках.

Пора убрать невидимую, но несокрушимую стену, от­гораживающую Московский цирк от доступа других режис­серов. К разовым постановочным работам на манеже Мо­сковского и Ленинградского цирков следует привлекать лучших режиссеров Союзгосцирка и тех театральных режиссеров, которые знают и любят цирк. Если Московский цирк — академия, пусть в этой академии кроме бессмен­ного президента будут еще и члены-корреспонденты.

Бесспорно, что советский цирк добился больших успехов. Но все мы хорошо знаем, что многое еще следует исправ­лять, а то и в корне перестраивать.

На этом я и закончу свои размышления... хотя их можно продолжить.

Г. Кадников

 Журнал «Советский цирк» июнь 1961 г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

teploon.ru чугунные радиаторы ретро, метрика