В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Мики и Марко


РАССКАЗ

Эту историю рассказал мой приятель, оператор кинохроники. По своим делам ему приходится бывать в разных странах, и всяких интересных ве­щей он знает множество. Я попросил разрешения — пересказать вам то, что от него услышал. Вот она, эта история...

В большом городе, не то во Франции, не то в Бельгии — точно не запомнил, — давал представления известный цирк. Лучшим номером программы было выступление дресси­ровщика Марко с тремя слонами, среди которых славился огромный слон Мики. Это был чудо-слон, трудолюб и весельчак, прирожденный артист. Он трубил в хобот, аккомпанируя цирковому оркестру, танцевал на задних ногах румбу и, как заправский эквилибрист, катался на гигантском   шаре.

Дети, кто только мог, стремились увидеть славного Мики. С детьми шли и взрослые, которые лишь делают вид, что ходят в цирк ради детей, а вообще-то сами не прочь посмотреть на разных клоунов и зверей.

Мики был скромный и простодушный слон. За все свои фокусы он получал в день полгрузовика сена и три кадушки сахарной свеклы, вовсе не требуя прибавки за выпадающий   на   его   долю   успех.

С цирковой арены Мики уходил под гром аплодисмен­тов и шумные крики восторга. На ходу он подхватывал хоботом и уносил за кулисы дрессировщика Марко, с ко­торым был в самых дружеских отношениях.

У цирка был хозяин, толстый человек с черными кра­шеными усиками. Сам он, конечно, не выступал, но ему принадлежали все звери-артисты. У него служили все акробаты, наездницы и дрессировщики, что по вечерам удивляли публику. Под конец представления хозяин во фраке выходил на арену и раскланивался, будто все апло­дисменты, которые заслужили актеры, принадлежали ему.

Хозяин цирка богател, а Мики и Марко работали. Но они не завидовали хозяину; они любили друг друга и были довольны   своей   работой.

И вот однажды - случилось несчастье. Мики заболел. Как это началось, не заметил даже самый близкий Мики чело­век — дрессировщик Марко. То ли Мики внезапно затоско­вал по воле, то ли однажды чего-то очень испугался. Надо вам сказать, что слоны, несмотря на свой гигантский рост, могут, например, в ужасе шарахнуться, увидев пробежавшую близко мышь. Словом, неизвестно с чего, но Мики затосковал. Он стал безразличен ко всякой еде и потуск­невшими глазами печально смотрел на Марко. А затем случилось худшее. Однажды Мики, добрый Мики ударил хоботом проходившую мимо его стойла цирковую лошадь, и она больше уже не могла выступать в цирке, Пришлось убрать Мики подальше от других животных. Конечно, и на публику   выпускать   его   стало   опасно.

Меж тем никто не мог заменить Мики на арене. Ни его брат, неуклюжий и ленивый Самбо, ни их мать, медлитель­ная и спокойная слониха Дора, которые всегда выступали вместе   с   Мики.

Шли дни. Мики не выздоравливал, Публика каждый ве­чер неистовствовала, требуя выхода своего любимца. Пришлось объявить о его болезни. Сборы в цирке резко падали. Хозяин был в отчаянии. Еще бы, ведь Мики принес ему столько денег! В конце концов он решил продать Мики.

Когда Марко об этом узнал, он не мог найти себе места от горя. Марко принялся уговаривать хозяина. Уверял, что еще не все потеряно. Мики выздоровеет и опять станет радовать публику. Можно еще немного подождать. Ведь Мики столько принес доходу цирку, что имеет право по­ болеть хоть месяц. Но хозяин и слушать не хотел Марко. Он сказал, что слон разорит его на одной только сахарной свекле.   Марко   ушел  ни  с   чем. Слона покупал зверинец, который принадлежал город­скому муниципалитету. Директор зверинца не мог заплатить за слона столько, сколько хотел хозяин цирка, и они долго торговались. Повздыхав, хозяин, в конце концов, продал   Мики.

Потом он вызвал Марко и велел отвести ночью Мики в зверинец. Марко наотрез отказался провожать своего друга в клетку. Хозяин цирка раскричался и грозил про­гнать дрессировщика. Но Марко остался непреклонен. Тогда хозяин нанял тележку-прицеп, на которых перевозят самые большие и тяжелые машины. По краям тележки сколотили высокие стены наподобие стойла. В эту громад­ную деревянную коробку ввели Мики и повезли ночью по городу.

Мерно урча, маленький тягач тащил прицеп по тихим улицам. Странное сооружение на колесах уже миновало центр, как вдруг в городе выключилось электричество. Разом погасли яркие световые рекламы и уличные фонари, на которые поглядывал из своей коробки Мики. Наступив­шая внезапно тьма, вероятно, напугала слона. Мики рва­нулся в сторону и с силой ударился о стенку передвижного стойла. Гигантский ящик со страшным грохотом развалился. Мики испугался еще больше, жалобно затрубил в хобот и в страхе побежал, не видя ничего перед собой. Но тут огни на улице снова зажглись, и Мики с разбегу врезался в ярко освещенную витрину большого кондитер­ского магазина. Может быть, витрина показалась слону выходом на арену, кто его знает? Голова Мики оказалась в   магазине,   передние   ноги в   витрине, а задние   вместе с хвостом остались на улице. Мики был настолько толстокож, что стекла его даже не порезали. Но сдвинуться он больше   не   мог   ни   в   одну   сторону.

На место происшествия прибыли пожарные и отряд полицейских. Потом приехал взволнованный хозяин цирка. Последним прибыл насмерть перепуганный владелец кон­дитерского магазина и тут же потребовал возмещения всех убытков,   нанесенных   слоном.

Хотя час был и поздний, на улицах отыскалось доста­точное количество зевак. Засверкали молнии фотохронике­ров. Они бегали вокруг несчастного Мики и со всех сторон снимали его зад, чтобы утром повеселить в газетах жите­лем   города.

Мики стоял, как гранитный истукан. Только маленькие испуганные глаза его да нервно вздрагивающий хобот говорили  о  том,  что  слон  жив  и  невредим.

Пожарные навели на Мики прожектор. Их главный брался вытащить слона из витрины, но за дальнейший порядок в городе не ручался. Полицейский начальник заявил, что во избежание несчастий, которые взбесившийся слон может принести жителям, его следует убить. При этой мысли у хозяина цирка, который еще не получил ни одного франка со зверинца, начался тик. Он уговорил полицейских повременить и немедленно послал за Марко. Дрессировщика с трудом отыскали в компании его друзей — артистов, среди которых он хотел забыться в своем горе. Марко доставили на место. Как только он увидел, что стало с его бедным слоном, глаза дрессировщика напол­нились слезами. Хозяин цирка умолял Марко спасти слона от гибели. Марко отстранил хозяина рукой ивошел внутрь магазина.

Лишь только Мики узнал друга, он вздрогнул всем телом, обнял хоботом Марко за талию и потянул его к себе.

—Спокойно,  спокойно,   Мики, — несколько   раз   повто­рил Марко,  похлопывая слона по хоботу. — Назад, назад, Мики...  Ну,  два  шага  назад,  приятель, — ласково  продол­жал   он.

И тут произошло чудо. Мики напрягся, и шагнув назад, стал   выбираться   из   окна.

Толпа отпрянула от витрины. Давя остатки сваленных им пирожных и кексов, слон выбрался из каменной колодки и остановился на тротуаре. Улица мгновенно опустела, а пожарные заняли свои места на машинах. Но слон и не думал никого преследовать. Положив хобот на плечо Марко,   он   спокойно   ждал   новой   команды.

— Не возьмем ли мы его назад, шеф? — крикнул дрес­сировщик хозяину цирка, который для безопасности укрылся в магазине. Но тот только отчаянно замахал ру­ками:

— Ведите его, ради бога, ведите в зверинец!..

— Пойдем, дружище, — печально  сказал  Марко,  погла­див хобот на своем плече. Мики шумно фыркнул и заша­гал вслед за своим избавителем. На безопасном расстоянии за ними следовали полицейские и толпа ночных гуляк.

Вслед за Марко Мики доверчиво вошел в заранее при­готовленную для него стальную клетку, чтобы навсегда там остаться. Не глядя старому другу в глаза, дрессиров­щик   удалился.

Бывший хозяин слона получил свои деньги. На следую­щий день цирк покинул город. Вместе с ним уехал и дрес­сировщик   Марко.

А   дальше   произошло   вот   что.

Слон Мики выздоровел. Вероятней всего, это случилось в ту самую ночь, когда он после испуга увидел Марко. Возможно, это и так. Во всяком случае, Мики снова обрел прежний аппетит и веселье. И вот однажды, когда из летнего ресторана, расположенного неподалеку от простор­ного вольера Мики, донеслись звуки румбы, огромный слон, к удивлению всех, поднялся на задние ноги и с гра­цией, которой всегда славился, заплясал на месте.

Со всего парка сбежался народ. За доставленное удо­вольствие Мики немедленно получил четыре булки, кото­рые тут же продавала ухаживающая за мим женщина. Мики смешно раскланялся и разом проглотил булки.

Удивленный  директор  зверинца  привел  музыкантов  из ресторана и попросил их снова сыграть тот же мотив. И Мики опять поднялся на задние ноги. С тех пор он каж­дый  день   танцевал   и   раскланивался   перед   публикой.

Директор зверинца сиял от счастья. Чтобы не утомлять слона, он установил часы, когда Мики должен был танце­вать. К этому времени возле его площадки собиралось столько детей и взрослых, что парк едва вмещал всех же­лающих. Блестящие монетки дождем летели к ногам Мики. Он кланялся и покупал на них булки.

Слухи о том, что Мики снова здоров и приносит нема­лый доход зверинцу, достиг того города, где теперь вы­ступал цирк. Хозяин цирка, дела которого шли плохо, ахнул от досады и немедленно вызвал к себе Марко. Он просил Марко лично убедиться в том, что Мики здоров, и говорил, что ничего не пожалеет, только бы вернуть чудесного слона назад. Самому Марко он пообещал столько денег, сколько тот захочет, лишь бы он сумел по­мочь   делу.

Марко появился в парке в тот самый час, когда вольер окружила радостная толла детей. Они кричали от восторга и весело аплодировали Мики. Марко стал пробираться сквозь толпу, и сердце его забилось. Он увидел своего любимца. Тот весело кланялся и собирал монетки, которые бросали ему благодарные зрители.

 

Марко чувствовал: окликни он Мики, тот бы непременно узнал его. Но кто мог знать, что было бы с Мики дальше! Может быть, увидев Марко, он бы опять затосковал... И Марко не стал пробираться к клетке — пусть Мики будет здоров и весел! Вскоре Марко покинул парк, чтобы больше уже никогда не встречаться со своим старым другом. Хозяину он сказал, что Мики его не узнал. Затем навсегда оставил цирк и уехал в другие края. А жадный хозяин в конце концов разорился и закрыл свой цирк. Но его никто   не   жалел.

Что касается Мики, то он и сейчас находится в том же парке. Никто не знает, вспоминает ли он о своем вер­ном Марко, но, во всяком случае, Мики полюбил добрую женщину, которая за ним смотрит, и часто кладет ей хо­бот на плечо, как когда-то клал его на плечо Марко...

 

Арк. МИНЧКОВСКИЙ

  Журнал «Советский цирк» март 1961 г

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100