Перши - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Перши

1.

На перше, который балансирует Юрий Половнев работают  Рафаэль Акопян и Роза  ПоловневаЖанр эквилибристов с першами принадлежит к самым древним цирко­вым жанрам. Акробатов с першами можно видеть на старинных китайских фресках. Очень давно этот жанр существовал в Японии, Индии, Ближ­нем Востоке.

На фото: На перше, который балансирует Юрий Половнев работают  Рафаэль Акопян и Роза  Половнева.

 На стене киевского Софийского собора есть изображе­ние номера с першем. Нужно думать, что если на стене древнего хра­ма художник в группе скоморохов изобразил «першистов», то эти но­мера бытовали и на Руси. Большое распростра­нение    перш    получил   с момента, когда первые, преимущественно «конные» про­граммы стационарных цирков начали «разбавляться» номе­рами   других   жанров.

Европейское название этого жанра попало в между­народный лексикон цирка из Англии. «Перш» в переводе с английского — «шест, жердь». Мы не можем, к сожале­нию, назвать первых европейских исполнителей, но это и не так важно. Интересно проследить эволюционное раз­витие   жанра.

Если в Японии и Китае материалом для першистов были настоящие бамбуковые шесты, то в европейских цирках первые исполнители очень долго работали с деревянными. Материал снаряда оказал влияние и на трюковой репер­туар и на стиль исполнения номеров с першами. Дело в том, что длинные бамбуковые шесты не могли быть толстыми (по ним нужно было влезать) и поэтому они до­вольно сильно прогибались и от тяжести артистов и от их акробатических движений, так как бамбук сам по себе очень гибок. Китайские и японские артисты обычно брали бамбук с очень короткими коленами и чрезвычайно креп­кий на слом. Когда артист (верхний) забирался на верхуш­ку такого шеста, тот сгибался как лук. Для большего эффекта артисты даже усиливали эти пружинящие коле­бания.

На первых японских и китайских першах не было никаких добавочных приспособлений. Артисты придумывали трюки только на голом шесте. Они делали на нем разные «флажки», ложились на верхушке шеста на спину и на живот, зацеплялись за верхний конец носками ног и даже пяткой! Делали так называемые «флик-фляки» (перево­роты), что на вертикальном перше очень рискованно и   требует   огромной   ловкости.

На перш артисты взбирались, ступая по нему ногами. Это напоминает влезание обезьян на шест. Возможно, что ки­тайские и японские артисты имитировали популярный в их классическом театре образ обезьяны и Делали это наме­ренно. Такой способ влезания на перш до сих пор назы­вается   китайским.

Артисты стран Дальнего Востока быстро прогрессиро­вали в этом жанре. Эквилибристика с першами находила все новые и новые возможности и формы. На старинных гравюрах можно видеть самые разнообразные конструк­ции першей.

На верхушку длинного шеста пристраивался второй шест под прямым углом к первому, и на одном из его концов (более длинном) подвешивалась трапеция. Нижний артист держал такой перш на плече, а верхний работал на трапеции. Такой перш и сейчас называется японским. Качающаяся трапеция значительно усложняет работу ниж­него артиста, балансирующего весь снаряд.

Существовали перши из трех шестов, связанные под прямыми углами. Работа на них еще более услож­нялась.

Не довольствуясь этим, артисты начали создавать номера с лестницами, Принцип баланса оставался прежним, но трю­ковые возможности расширились. Восточные эквилибристы держали лестницу на плече. Лестница ставилась на плечо только одним своим концом — второй висел в воздухе, и весь снаряд имел наклонный вид, что усложняло баланси­рование его, особенно во время работы верхнего.

Продолжая творческие поиски, эквилибристы еще более усложнили аппарат, прибавив к нему сначала одну, потом вторую лестницу, так что весь аппарат состоял уже из трех лестниц, скрепленных друг с дружкой (рис. 3).

Интересно то, что такая трансфармация аппарата про­исходила прямо на глазах зрителей. Сначала шла работа на одной лестнице, потом подавалась другая, она быстро входила в первую и укреплялась небольшими растяжками под углом, потом так же приделывалась третья. И хотя такой аппарат в Европе назвали «японской лестницей», в   принципе   это   тот   же   перш.

Восточные эквилибристы первые начали балансировать такие лестницы на ногах, создав новый жанр — балансиро­вание ногами, в чем они очень сильны. Мы относим эти номера к так называемому жанру антиподистов, родина которого тоже Дальний Восток (Япония и Китай). Цирковое название этого жанра европейского происхождения («анти» — против, «подос» — нога. — Греческ). Китайские и японские артисты, конечно, имеют свое название такого жанра.

Когда европейские колонизаторы проникли на Дальний Восток, они познакомились и с его искусством. Цирковые дельцы возили туда свои труппы и приглашали азиатских артистов в Европу и Америку. Таким образом жанр першей появился на Западе, где его эволюционный путь был уже несколько   иным.

2.

Первые европейские артисты держали перш за поясом. Делался специальный широкий и крепкий пояс с ремнями через плечи для лучшего распределения тяжести. Шесты, напоминаем, были из дерева. Они были довольно грубы и тяжелы, так как тонкий шест мог легко сломаться, а лонжи тогда применялись только на репетиции. Этот номер главным образом преследовал цель — подчеркнуть опасность и риск для верхнего акробата, то есть то, на чем мог   заработать   хозяин.

Шест ставился  нижним концом  в  специальный  мешочек («стакан») в поясе, и в случае нарушения баланса «нижний»   мог   даже   придержать   его   руками.

Быстро были придуманы приспособления, помогавшие разнообразить трюковую часть номера. Первой появилась петля на верхнем конце и благодаря ей — новые трюки («ножные флажки»), потом приспособления для стоек на руках («руль») и для баланса на полове («бублик» для копфштейна»).

Увеличилось число работающих на перше: сначала их стало два, а потом и три! Номера с першами получали все большую и большую популярность, так как в сущности не требовали сложной аппаратуры: она была предельно проста. Нужна была только высокая квалификация ниж­него, чтобы без риска ежедневно работать перед зрите­лями. Риск, конечно, все-таки был, но за это платили деньги. Пожалуй, никакой другой жанр не выявляет эле­ментов риска с такой очевидностью, как жанр эквилибри­стов с першами. Некоторые исполнители нарочно подчер­кивали опасность: больше чем надо передвигались по ма­нежу, как бы теряя баланс; выкрикивали короткие предостерегающие    реплики,    вроде    «спокойно!»,    «внимание!» и т. п.

Номера с першами не динамичны, но воздействие их огромно, и зрители всегда с затаенным вниманием следят за   каждым   движением   исполнителей.

Европейские цирки выдвинули много отличных мастеров этого жанра. На першах можно было видеть и настоящую акробатику, и сложные конструкции, вроде, например, небольшого трека, по которому мчался мотоциклист, но, пожалуй, самого блестящего расцвета этот жанр достиг в советских цирках. Фантазия и изобретательность наших артистов, их мастерство необычайно высоки.

 1 - Стойку   не   лестницах   на   верху   перша демонстрируют артисты  Косаребриковы 2 – Народный артист Дагестанской АССР М. Иванов несет по канату перш со стоящей на нем партнершей 3 – Этот сложный трюк в исполнении артистов Рогаткиных в комментариях не нуждается

      1                           2                             3

На фото:

1 - Стойку   не   лестницах   на   верху   перша демонстрируют артисты  Косаребриковы

2 – Народный артист Дагестанской АССР М. Иванов несет по канату перш со стоящей на нем партнершей

3 – Этот сложный трюк в исполнении артистов Рогаткиных в комментариях не нуждается

3.

В первые же годы после революции латышский спорт­смен Яков Бахман создал выдающийся номер эквилибри­стов на першах. Он первый держал на лбу перш с тремя верхними! Его партнеры не верхушке длиннейшего шеста демонстрировали труднейшие акробатические трюки без всяких предохранительных средств. Номер Бахмана был подлинным аттракционом в любой самой сильной про­грамме.

Великолепный номер создал со своими учениками Л. Ольховиков (Океанос). Его партнеры Иван Папазов и Григорий Раев делали трюки даже сильнее, чем у Бахмана! Превосходно держал перш-лестницу Г. И. Дельвари, начавший свою карьеру еще в старом цирке. Он делал трюк, который сейчас не исполняется. В финале номера он балансировал на плечах длинную лестницу. На верху лест­ницы был укреплен турник. На этом турнике его партнер делал быструю «мельницу» на локтях. Это очень эффект­ный трюк, тек как зрителям непонятно, как держится при таком   вращении   лестница   без   растяжек.

Артисты Мильва, братья Мирославские, отец и сын Войницкие, Т. Сидоркин —все это великолепные номера, известные далеко за пределами наших границ. Серафима Сосина до сих пор осталась единственной исполнительницей заднего сальто на маленькой площадке, которая была укреплена на верхушке перша!

Советские першисты создали за сорок лот столько выдающихся номеров и трюков на першах, что им можно посвятить целую книгу. А. Симадо, Н. Свирин, А. Маяцкий (Лео-Маро), И. Золототрубов (Розано), Ами (Трофимов), Г. Утехин, А. Доленко, Лурих (К. Сауков), Н. Хибин, Р. Манукян, С. Лабецкий, Петлицкие, Юлианс, Н. Чумаков, С. Кожевников, С. Нестеров, Французовы, Кузнецовы, Е. Милаев, Шидловские, Половневы, В. Беньяминов — таков далеко не полный список мастеров, каждый из которых внес   в   жанр   много   нового.

А. Н. Маяцкий усложнил работу с першами, поставив на перш ренское колесо и впервые продемонстрировав хож­дение по двум качающимся лесенкам с першем на лбу. Рафаэль Манукян увеличил число ренских колес до трех. Н. Свирин и П. Тарасов носили перш по канату. Н. Юлианс (Н. Мачейкис) переносил перш с двумя партнерами через лестницу, держа перш в зубах. Держа перш с партнером в зубах, С. Кожевников ловит на него «сальто на второго». Братья Павловы демонстрировали феноменальный трюк — «тройная колонна на перше», причем каждый делал с подкидной доски сальто в плечи. Этот трюк достоин того, чтобы   о   нем   рассказать   подробнее.

Нижний держит перш на поясе. Второй партнер влезает на   перш   и   становится   там   в   «рогатки»   (приспособление для ног). Третий делает с под­кидной доски сальто в плечи стоящему на перше, и, нако­нец, четвертый также делает ему сальто в плечи. Получается колонна из трех на перше, а всю комбинацию нужно рас­сматривать как колонну из пяти артистов, причем место одного артиста занимает перш, довольно высокий сам по себе. Это — трюк   экстра-класса!

Нужно   еще   напомнить   то, что у Павловых все  взрослые. Там     нет    легких    мальчиков, обычно идущих верхними в та­ких трюках. Это показатель вы­сочайшей квалификации и долголетней совместной работы, оценить  который в  полной   мере   могут   только   профес­сионалы.

Несколько позже на першах появились трапеции и бам­буки. Перши начали держать на ходулях и проволоке (Ко­жевников). Перши демонстрируют на китайских катушках. Перш держали даже на движущемся по кругу мотоцикле (Ващенко)   и   велосипеде   (Польди).

 Фрагмент   номера    под    руководством    заслуженного    артиста РСФСР  и  Белорусской ССР  Е.  Милаева

Фрагмент   номера    под    руководством    заслуженного    артиста РСФСР  и  Белорусской ССР  Е.  Милаева

Поразительные трюки делали и делают артисты Французовы. Нижний балансирует сразу два перша — один на лбу, другой в зубах, — и на каждом перше по партнеру! Или такой, например, трюк: с купола на очень длинных тросах свисают два кольца. Французов, держа перш с партнерами на лбу, подходит под кольца, берется за них руками и повисает! Кольца подтягиваются вверх, и он, балансируя длинный шест в висе, поднимается все выше и выше!

Это, можно сказать, предел и фантазии и мастерства. Ведь кольца свободно подвешены, они даже чуть-чуть качаются, когда артист повисает на них. Диапазон движе­ния головой для нижнего ничтожный — сантиметры, и все же   перш   не   падает!

Оригинальнейшие и труднейшие трюки делали артисты Лабецкие. Создатель и руководитель номера С. Лабецкий переносил через лестницу перш, на котором один партнер делал стойку на руках, а второй тоже стоял на руках у   него   на   шее.

Петлицкие первые балансировали перш на вращающемся пьедестале. Теперь этот трюк — перенос перша через лестницу во время вращения пьедестала — делают не­сколько артистов, и для советских исполнителей это уже не рекорд,   а   ведь   трюк   по-настоящему   труден.

Очень оригинальный и трудный номер придумал С. Нестеров. Он сконструировал пневматические перши. В его першах вмонтированы камеры сжатого воздуха, и в определенные моменты, во время исполнения трюков партнерами, перши на глазах зрителей удлинялись почти вдвое! В это же самое время верхняя часть перша поворачивалась еще и вокруг своей оси, вращая верхних артистов в акробатических трюках. Это, вне сомнения, новшество в жанре першей, говорящее о правильном использовании артистами современной техники при кон­струировании   аппаратуры.

О том, как велика любовь к своей профессии у наших артистов, говорят такие факты. Л. М. Петлицкий — ниж­ний в номере першей, и М. Д. Дмитриев, тоже нижний, были на фронте ранены в ногу. У Петлицкого одна нога полностью потеряла подвижность, а Дмитриеву ампутиро­вали ступню. Инвалидность? Отказаться от цирка? Переме­нить   профессию?    Нет!..

Михаил Дмитриев сделал протез, вернулся после настой­чивых тренировок к любимой работе, и мало кто из зрите­лей замечает, что одной ступни у артиста нет. Так же поступил и Петлицкий. К тому же он еще усложнил свой номер.

4.

Высоких достижений в жанре першей у нас добились женщины. Они, вероятно, впервые в мире начали высту­пать  в амплуа   «унтерманов»,   то   есть   нижних.   Артистка Мюльман держала перш на большом деревянном шаре! Она же делала трудный для исполнения трюк — «вращаю­щийся перш», трюк, в котором нижний вращает поясной перш, а верхний висит в зубнике на верхушке его. При быстром вращении верхний партнер принимает горизон­тальное   положение.

Мария Ширай первая начала держать перш на лбу со взрослой партнершей (Ольгой Гаупт), причем добилась очень трудного трюка: она держала перш на пуантах, то есть стоя на носках в балетных туфлях.

Если говорить о девушках-унтерманах, нельзя не упомя­нуть и о девушках, работавших и работающих на верху першей.

А. Манион, одна из представительниц династии разно­сторонних артистов Манион, ничем не уступает по квали­фикации мужчинам. Ее стойка на руках и баланс на голове на перше образцовы по исполнению. То-же можно сказать и о недавно ушедшей из цирка Ольге Гаупт: она идеально школьно стояла на перше на одной руке, на двух руках и на копфштейне без всяких лонж! Отлично работала на першах и выпускница циркового училища Л. Старкова. Артистки Аникина и Власова совсем «не допустили» в свой номер с першами мужчин. Они выступают вдвоем, испол­няя   очень   интересные   трюки.

Замечательный номер демонстрировали артисты Брок (Сидоркины). Их номер выделялся из числа всех. На верху очень длинного перша у них была укреплена довольно большая конструкция из труб, сделанная в виде фонаря. На этой конструкции Сидоркина демонстрировала ряд трю­ков, состоящих из эффектных срывов и вращений (она была отличной гимнасткой на трапеции), Но самое инте­ресное в их комаре было то, что сам Сидоркин (нижний) вначале делал вид, что он с трудом справляется со своей ответственной обязанностью. Он все время бегал по ма­нежу, как бы ища баланса, а перш, казалось, вот-вот упа­дет... Так Сидоркин подходил к самому барьеру, и часто, боясь, что шест действительно упадет, зрители покидали свои места. Но на самом трудном трюке, когда верхняя начинала крутить «мельницу», Сидоркин вдруг спокойно шел в центр и стоял на одном месте, как вкопанный. Зри­тели понимали, что все, что происходило, делалось нароч­но, и награждали исполнителей громкими аплодисментами. Это своеобразная «игра на нервах», свойственная глав­ным образом старому цирку, но доступная только «унтер-манам» высокой квалификации.

Таковы некоторые достижения прошлого и настоящего в жанре першей. Исчерпаны ли его возможности и каковы перспективы   этого   жанра   сегодня?

Попробуем   ответить   на   эти   вопросы.

Трюковой репертуар номера Океанос (1928 год), исполнявшийся артистами Л. Ольховиковым, И. Папазовым, Г. Раевым

Трюковой репертуар номера Океанос (1928 год), исполнявшийся артистами Л. Ольховиковым, И. Папазовым, Г. Раевым.

5.

Каковы перспективы жанра першей сегодня? Как и во всех жанрах циркового искусства, са­мый важный вопрос се­годня — вопрос репер­туара, проблема созда­ния новых номеров, но­вых трюков.

Артисты цирка ста­раются беспрерывно об­новлять свои номера, придумывают       новые трюки, новые конструк­ции аппаратуры и рекви­зита. «Драматургия» цирка — это изобрета­тельство.

Кажется,     уже    при­думано   все,  что можно было  придумать   с  пер­шами и на першах: перш на поясе,  перш  на пле­чах, перш на лбу, в зубах, на одной ноге... Перш на ходулях, на велосипеде,  на мотоцикле,  на канате,  на шаре, на ка­тушке, на воздушной рамке, на свободной проволоке... Не было, кажется, только исполнителей с першами на лоша­ди, на батуде и  на трапеции.  Куда направить творческую мысль новаторов в области першей?

Нам кажется, что поиски должны пойти по двум направ­лениям; по линии усложнения работы и изобретения новых конструкций.

Нам могут возразить: «Усложнение работы? Но это из­вестно всем! Вы ломитесь в открытую дверь!»

Это правда: «дверь открытая, но, к сожалению, в нее сейчас никто не ломится. Поясним наши слова.

Многие артисты, далеко не исчерпавшие своих возмож­ностей и возможностей жанра в рамках своего номера, единственным средством улучшения номера считают пе­реоформление его новой аппаратурой и костюмами. В большинстве случаев нового оформления не требуется, так как сами артисты по своей квалификации не готовы к этому.

К примеру, нужно ли новое оформление жонглеру, бросающему пять палочек? Он требует «переоформить» его палочки на букеты цветов. Будет ли номер новым, если пять палочек будут заменены пятью букетами? Или деревянные  палочки  будут заменены  пластмассовыми?

Или, скажем, гимнасты выступали на «торпеде», испол­няя пять каких-то трюков, а в новом номере работают на «ракете», делая те же пять трюков, выросло ли мастер­ство артистов в новом варианте номера? Нет, не выросло. Зрители увидели только новый аппарат.

Многих наших мастеров можно упрекнуть в том, что из года в год они показывают один и тот же репертуар, так что даже нашему ведущему, Московскому, цирку чаще приходится придумывать новые «шапки» на афишах, чем показывать новые номера в программах последних лет.

Хорошо, конечно, быть «звездой» циркового небо­склона, но не нужно уподобляться небесным звездам в их кажущейся неизменности. Стоит и в цирковое небо запускать побольше новых спутников.

Как пример новаторства в жанре першей можно вспомнить сенсационное сальто на перше Серафимы Сосиной, сделанное почти сорок лет назад и оставшееся до сих пор своеобразным «рекордом» в цирке. Этот трюк, не требовавший сложной аппаратуры, был построен на лич­ном мастерстве артистов. С. Сосина и В. Харитонов  (Готхарс) смело соединили в одно целое такие, казалось бы, далекие друг от друга жанры, как перш и партерные прыжки! Этот «творческий гибрид» внес настоящее нов­шество в репертуар цирка.

Первым этапным трюком в эволюции жанра першей был трюк, когда на перше появились два исполнителя и они начали демонстрировать акробатику — стойки «руки в руки» и «голова в голову».

Следующим этапом было появление на верхушке пер­ша трех артистов.

В искусстве работы с першами есть три особенности: одни трюки демонстрируют мастерство работающих на верху перша; другие — показывают мастерство нижнего («унтермана»); в третьих — одновременно проявляется мастерство и нижнего и верхних.

Например, нижний держит перш, а на нем два артиста делают стойку «голова в голову» и «руки в руки». Это трюк, демонстрирующий главным образом мастерство двух  верхних  артистов.

В. Беньяминов переносит перш через качающуюся переходную лестницу, которая к тому же еще и вращается вокруг своей оси. Его партнерша стоит на верхушке перша на одной ноге в специальной подножке. Это трюк, показывающий мастерство   нижнего.

Андрей Симадо переносит лерш через две лестницы, идет с ним по канатам, делает на площадке, лежащей на канатах, «японский пируэт», и все это время его партнер стоит на верхушке перша на голове! Это трюк, демонстрирующий искусство и нижнего и верхнего, т. е. идеаль­ное  использование  возможностей   перша.

Ю. Половнев демонстрировал трюк, в котором верх­ний (артист Г. Ульданов), стоя на руках на верхушке трех­метрового перша, перелетал так вниз в руки нижнего! Вот высокое  мастерство и нижнего и верхнего!

Новое не всегда зависит от аппаратуры. Артисты Французовы решили показать на першах трюки «ханд-вольтижа». Это очень трудно и требует высочайшей ква­лификации и верхних и нижних. Зато цирк такого еще не видел.

У Французовых верхние уже сейчас переходят с пер­ша на перш, не слезая на землю. Теперь они задумали делать перелеты в акробатических трюках — в стойках на руках.

Представьте себе двух нижних, держащих на першах двух партнеров, которые стоят в специальных «вилках». Один из них берет «руки в руки» верхнего и перебрасы­вает его партнеру, стоящему на другом лерше (рис. 4)! Если Французовы добьются освоения этого трюка (а в этом можно не сомневаться), они откроют новые воз­можности в работе с першами.

Уже сегодня ставится вопрос и об исполнении на пер­шах трюков «плечевой акробатики». Трудность здесь за­ключается в освоении совершенно новой техники балан­сирования, но тем замечательнее будет, когда артисты решат эту задачу.

Ю. Половнев задумал балансировать перш на одно­колесном велосипеде—моноцикле. Трюк интересный и трудный.

К. Наумов, придумавший оригинальную переходную лестницу, вращающуюся, как лопинг, репетирует сейчас новый замечательный трюк: он берется руками за концы лестницы, балансируя на лбу перш с партнершей; лестни­ца начинает вращаться и поднимает артистов вверх (рис. 5). Наумов балансирует перш, вися на руках! В та­ком положении он достигает верхней точки и спускается по лестнице с другой стороны. Это большая победа та­лантливого   артиста.

Переходные лестницы всегда были тесно связаны с работой с першами. Обычная лестница сменилась вращаю­щейся вокруг своей оси (арт. Петлицкие), вращающейся, как лопинг (арт. Наумовы), вращающейся и качающейся (В. Беньяминов). Казалось, что перш переносится через лестницы во всех возможных ситуациях и придумать уже ничего нельзя, но артист Г. Федин нашел новый способ переноса перша, пожалуй перекрывающий по трудности все показанное до сих пор.

Артисты Ващенко балансируют перш на мчащемся по арене мотоцикле. Верхний партнер выходит   в   стойку

Артисты Ващенко балансируют перш на мча­щемся по арене мотоцикле. Верхний партнер выходит   в   стойку.

Обычную лестницу с удобными ступеньками он заменил шестом на растяжках и решил поднимать перш на лбу, взбираясь руками и ногами по шесту, стоящему на манеже.

Стиль влезания на шест Федин заимствовал у наших друзей — китайских артистов. Это так называемый «обезья­ний» способ — как бы хождение по шесту. Этим способом Федин уже поднимает свою партнершу (пока без перша). Трюк с першем репетируется, и это будет, вне сомнения, замечательная победа и мастерства и воли артиста.

Г. Федин — очень интересный артист и человек. У него огромное тяготение к изобретательству; в его «портфе­ле» много интересных сценариев и чертежей. Он интере­суется технической литературой, много  экспериментирует.

Из приведенных замыслов видно, что творческая мысль новаторов упорно и плодотворно работает над созданием новых номеров и трюков.

Э. Кукушкина и Н. Власова исполняют редкий для женщин-артисток номер

Э. Кукушкина и Н. Власова исполняют редкий для женщин-артисток номер

6.

Усложнение работы на першах не может, конечно, идти без модернизации самого перша. Это тоже интересный путь, если конструкция аппарата будет оправдана интерес­ной трюковой работой артистов.

На перш можно подвешивать гимнастические аппараты — трапецию, «бамбук» и даже «воздушную рамку». Баланси­рование свободно качающихся снарядов наиболее трудно, и таких трюков мы видим меньше всего. Можно монтиро­вать разные лопинги, т. е. вращающиеся аппараты.

Первый оригинальный лопинг на перше — ренское ко­лесо — показал   А.   Маяцкий.

Монгольская артистка Церендулма держит перш, на котором вращаются ее две партнерши. Их лопинг имеет вид вращающегося «бамбука».

Р. Манукян держал на перше три ренских колеса.

Ядвига Романаускене делает на перше лопинг — «мерт­вую   петлю» — на   велосипеде.

Самое трудное в номерах с першами — придумать кон­цовку номера: желательно, чтобы она была динамичной и эффектной. Пожалуй, лопинг — лучшая концовка, так как можно придумать разные конструкции лопингов на перше.

Оригинальна конструкция так называемого ломаного перша, описанная в предыдущем номере журнала. В начале работы перш имеет обычный вид, но, по мере того как верхний поднимается выше и выше, перш как бы ломается и принимает новое положение. Когда артист слезает обратно, перш опять становится ровным, как вна­чале. Конструкция такого перша для специалистов не представляет трудности: в местах «слома» — специальные шарниры; внутри перша через блоки проходит трос с резиновым амортизатором, который ставит перш в перво­начальное положение по мере того как он освобождается от тяжести исполнителя.

Можно сделать раскрывающийся перш, постро­енный тоже на принципе амортизации: перш раскроется, когда артисты поднимутся на его три конца. Должно быть эффектным, если на перш поместить добавочные короткие перши или лесенку

На першах можно делать акробатические и гимнастические трюки в самых различных ва­риациях. При современной квалификации нижних воз­можны трюки балансирования першей на акробатических пирамидах.

Оригинальный и трудный трюк для двух исполнителей — «качающийся копфштейн». Качания происходят в разные стороны строго синхронно (на шестеренках). Раскачивание проводит нижний.

Трюк «перш на мотоцикле» уже показывал В. Ващенко, но это был не совсем чистый перш: ставили его за поле, придерживая руками. Однако возможно балансиро­вать перш на мотоцикле и чисто, если мотоцикл будет рав­номерно двигаться по строго определенному радиусу. Для этого его нужно соединить жесткой трубой с центром манежа.

Существуют перши в воздухе (на канате) и на воздуш­ном аппарате (рамке). Перш на канате впервые показали, как мы уже говорили, П. Тарасов и Н. Свирин. Н. Яунзе и В. Арзуманов исполняли труднейший трюк — перш на ма­ленькой рамке. В свое время это была сенсация. «Перш на канате» исполняется сейчас другими артистами. Исполните­лей перша на рамке в настоящее время нет, как нет, впро­чем,   и   акробатики   на   рамке.

Китайские артисты, гастролировавшие у нас, соединили эквилибр со стульями и перш — получилось очень эффект­ное и оригинальное зрелище. В жанре першей это ново.

Хочется сказать несколько слов о трюке, о котором давно спорят, получится или нет. Мы говорим о перше на лошади. До сих пор этот трюк никто даже не пробовал ре­петировать, и это легко объяснить: не приобретать же для группы першистов лошадь! Нам кажется, что этот сложный трюк могут показать наездники. Сейчас акробатика на ло­шадях достигла очень больших высот. Среди наездников есть очень сильные «унтерманы» для которых перш — не за­дача, а учиться стоять на лошади им не нужно. Этот трюк мог бы сделать и жонглер на лошади такой квалификации, как, скажем, Ольховиков.

Перш на плече или в одной руке на лошади теоретиче­ски возможен, если верхний будет делать не очень слож­ный трюк, позволяющий сохранить постоянное положение корпуса. Перша в таком динамичном сочетании цирк еще не видел.

Тесно связан с жанром першей эквилибр с лестницами, балансируемыми на ногах, так как, если для артиста с пер­шем местом работы может быть весь манеж, балансирова­ние на ногах ограничивается только несколькими сантимет­рами: нижний, лежа на тринке, не имеет возможности пе­редвигаться с места на место. Он может подать ноги только на 10—20 сантиметров вперед и назад.

Эквилибр с ножными лестницами был всегда довольно популярным номером в цирках, но в нем обычно работали два исполнителя с примитивным трюковым репертуаром.

Артист М. Ротберт первый создал очень сильный группо­вой номер в этом жанре, впервые показав трюк двойного баланса — лестница на лестнице.

Артистка Софья Деринг — единственная женщина, дер­жавшая очень длинный перш на одной ноге. Мария Ширай держала на лестнице двух партнеров.

Позже 3. Гуревич и Е. Милаев довели свои номера до качества   аттракциона.

Заслуженный артист РСФСР и БССР Е. Милаев составил свой номер только из рекордных трюков и показывает со­вершенно новый трюк — переходную лестницу на ногах. Пе­реносить партнера через обыкновенную лестницу, укреп­ленную в манеже растяжками, доступно очень многим исполнителям. Твердостоящая лестница дает возможность нижнему манипулировать довольно свободно, давая ему точку упора. У Милаева лестница стоит на ногах на чистом балансе, без растяжек, и чтобы перенести по такой лестнице партнера, стоящего на голове нижнего на руках, нужно большое мастерство и держащего лестницу и артистов на лестнице.

Перспективы этого жанра так же безграничны, как и в жанре чистых першей.

Журнальная статья не позволяет поговорить о всех воз­можностях трюкового репертуара, да и автору не по силам объять необъятное. Если бы был объявлен конкурс на но­вые номера и трюки в жанре першей, то специалисты при­слали бы, наверное, много новых и интересных предло­жений.

Краткий обзор показывает, что жанр эквилибристики с першами имеет настоящих мастеров и новаторов. Мы рассказали далеко не о всех наших «першистах» и их замыс­лах. Зрители ждут от артистов новых номеров, и очень хорошо, что они их скоро увидят. К услугам новаторов у нас все: режиссеры, конструкторы, мастерские — всесторонняя поддержка.

А. ШИРАЙ

 Журнал «Советский цирк» март 1961 г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100