В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Слово читателей

Живительным источником для каждого журнала и га­зеты является их связь с читателями.

Конференции, письма в редакцию, встречи читателей с авторами и сотрудниками журнала, вдумчивое изучение критических замечаний и пожеланий читателей рождают новые темы и жанры, объединяют вокруг журнала и газеты актив — надежную опору в решении высоких и ответственных задач, которые призвана осу­ществлять   наша   печать.

Конференции в Таллине, Калинине, Клайпеде, Львове, Сочи, Днепропетровске, Запорожье, на которых артисты цирка с живым интересом обсуждали наш журнал, слу­жат укреплению связи с читателями.

Участники обсуждений называли многочисленные материалы, опубликованные журналом в разное время и популяризирующие успехи советского циркового искусства. Упоминались статьи, заметки, корреспонденции, в которых идет речь об известном улучшении организационно-творческой   работы   в   цирках.

Но в фокусе внимания всех читательских конферен­ций оказались критические статьи, опубликованные в пятом   и   шестом   номерах   журнала.

Сочи

Вечерами одна из улиц, выходящих на курортный проспект, заполняется длинной вереницей автобусов.  Нет, это не   санаторные машины!..   Каждый вечер  к окончанию циркового представления здесь подается для зрителей городской транспорт. Цирковое здание органично вписалось с архитектур­ой ансамбль курорта, а деятельность цирка стала неотъемлемой    частью    культурной  жизни   города.  И   вот в «гостиной» цирка собралось около тридцати артистов, чтобы  потолковать   о своем    журнале.    Разговор    шел большой   и   серьезный.

Прежде всего выступающие отметили важность по­добной встречи. По мнению некоторых, журнал стоит в стороне от жизни цирковой семьи со всеми ее тяготами и удачами. И. Бугримова предложила чаще практиковать выезды в цирки штатных корреспондентов журнала. По мнению оратора, журнал должен иметь своих специальных   корреспондентов.   В   ходе   беседы   возник вопрос, на кого же рассчитан журнал — на работников цирка или на массового читателя, для которого излиш­няя  «специфичность» может оказаться ненужной, а по­рой   и непонятной.   Так поставил,   в  частности,   вопрос В. Егорин. На это ответили сами артисты, считающие, что журнал должен быть  одинаково интересным и для  ра­ботников цирка и для  всех многочисленных любителей циркового   искусства.   Выступающие   выражали   пожела­ние видеть в журнале сообщения об интересных случаях из  жизни  цирка,  больше  юмора,    сатиры.    Они    ждут оживления журнала.

Больше    всего   говорилось    о  статьях   Г.   Кадникова «Режиссер не профессия, а высокая должность», К. Константиновского  «Почему?»,  В.  Кунина  «Это  вам  не стационар», а также о заметках В. Плинера «Стиль работы», М. Иванова «О перспективном планировании», о пись­ме в редакцию «Творчество без творчества», критикую­щем работу цирковой студии. Многие (режиссер-инспектор А. Канаев, артисты Ю. Штанге, К. Курбанов и другие), развивая положения, выдвинутые в статье Г. Кадникова, выражали опасение, что практически статья ничего не даст. Все знают о неудовлетворительной работе режиссера   В. Миронова,   а какие   меры   принимались?

Журнал не раз ополчался на стандартное построение прологов. А что изменилось? Создана ли за последнее время хоть одна заметная режиссерская работа в цирке, которую можно было бы поставить в пример, расска­зать о ней в журнале?

Кстати, разговор о действенности публикуемых мате­риалов на «сочинском совещании» возникал многократ­но. Выступавшие требовали в каждом номере печатать материалы  «По  следам  выступлений  журнала».

Ораторы поддерживают мысль Г. Кадникова о предо­ставлении постановок в Московском цирке лучшим ре­жиссерам Союзгосцирка. К. Пармакян предлагает ве­сти постоянную информацию о новых номерах и трю­ках. Он призывает журнал с большим уважением отно­ситься к мастерам цирка и не повторять поспешных и обидных оценок мастеров старшего поколения, допу­щенных Ю. Дмитриевым в одной из его статей, где го­ворилось о возрасте воздушных гимнастов. «Никто не пи­шет, сколько лет Улановой, — замечает Пармакян, — а пишут   о   том,   как   она   танцует!»

Р. Абакаров считает, что журнал должен вниматель­нее относиться к молодежи, находить и поощрять лю­дей, пока мало кому известных, но достойных внимания.

Артист Г. Агаронов говорил, что сообщения о ново­стях зарубежного цирка, о работе наших мастеров за рубежом должны печататься из номера в номер.

Естественно, что разговор вышел за рамки обсуж­даемых статей. Сами же статьи оценивались по-разно­му. И. Тряпицин и некоторые другие считают статью Константиновского саморекламной. Однако с нарекания­ми автора в адрес отделов Союзгосцирка согласились К.   Курбанов   и   многие   артисты.

Артист Я. Шехтман, которому, как и многим, понра­вилась статья В. Кунина о передвижных цирках, от­метил ее оригинальное построение и то, что она пра­вильно сигнализирует о нетерпимом положении в «пе­редвижках». Он дополнил статью рассказом о том, что в передвижных цирках реквизит и костюмы в сквер­ном состоянии и хотел бы, чтоб журнал уделял большее внимание  передвижным циркам.

Директор цирка С. А. Пищик высказал пожелание Союзгосцирку создать перспективный план на 5—7 лет, который должен стать достоянием каждого работника цирка. В популяризации этих планов большую роль обязана сыграть редакция. А в том, что журнал найдет поддержку у своих «кадровых читателей», — говорит тов.  Пищик, —  можно  не  сомневаться.

Над городом спустился вечер. Началось представле­ние. Артисты и зрители горячо приветствуют дорогих го­стей, находящихся в зале — посланцев революционной Кубы. Кубинцы радостно отвечали на приветствия. В праздничной, приподнятой атмосфере шло представле­ние.

Кубинцы    Говорит старуха деду ты купи мине победу

 Таллин

Темой «номер один» на обсуждении были про­блемы, поставленные в статье Г. Кадникова «Режиссер не должность, а высокая профессия», К. Константиновского «Почему?», В. Плинера «Стиль ра­боты».

Почти все участники конференции говорили о том, что у нас мало режиссеров не по званию, а по призва­нию. А цирк без режиссера, — по образному определе­нию одного из  выступавших, — сирота.

 даже мул понимал что каскадёра из этого артиста не получитьсяпереписка с главком длится годамисидели на ящиках и грустно смотрели

мужщина и женщина курят    

Почему руководители Союзгосцирка мирятся с горе-режиссерами, которые годами не выпускают ни одного добротного номера?! — недоумевают артисты. Не раз, например, и на производственных совещаниях и на страницах журнала подвергался критике режиссер Миронов, а главк недавно назначил его художественным руково­дителем Московской группы «Цирк на сцене».

«Приезжал к нам недавно режиссер Е. Тимошенко, — сказал в своем выступлении и. о. директора цирка А. Л. Колоярский, — он работал с клоунской группой «Семеро веселых» и дал путевку в жизнь плохому дуэту артистов-разговорников — Шадрину и Васильеву. В актив режиссера записана еще одна «палочка», в пас­сив   советского  цирка — еще   один   номер.

— А недавно у нас выступал «сатирик» В. Гурский, — продолжает тов. Колоярский, — в провинциальной мане­ре он исполнял пошлые куплеты про старуху, деда и «Победу».

Только отсутствием необходимого контроля репертуарно-художественного отдела можно объяснить ис­полнение   подобных   «перлов».

Режиссер—педагог, наставник, постановщик — дей­ствительно очень нужен цирку. Об этом говорилось на конференции, об этом же свидетельствовало и увиден­ное   нами   под   куполом   Таллинского   шапито.

Вот на манеже два клоуна. Они готовятся показать фокус с папиросой. Один артист берет у другого изо рта горящую папиросу и, взяв ее в рот, раскуривает. Первый, «обидевшись», отнимает папиросу и.., снова сует ее себе в рот. Это повторяется несколько раз до того,   как   начинается   фокус.

Претензий к художественному отделу (нач. С. П. Семочкин), призванному направлять и стимулировать твор­ческую работу артистов, на конференции высказы­вается много. «Не отвечают на письма»; «отделываются отписками»; «формально относятся к рассмотрению творческих заявок»; «не поощряют инициативу». Об этом говорили артист Феррару и режиссер-инспектор Н. Марков. Б. Манжелли рассказал о факте, кажущемся невероятным: в художественном отделе затеряли сце­нарий   его   нового   номера.

«Редакция поступила правильно, напечатав заметку Плинера о невнимании художественного отдела к арти­стам, создающим новое, — говорит М. Ширвани. — Дей­ствительно, своим увлечением совещаниями и заседания­ми работники Союзгосцирка напоминают «Прозаседав­шихся»   Маяковского».

«Люди, которых назначают на руководящие должно­сти в системе Союзгосцирка, — сказал в своем выступ­лении И. Блейхер, — не пользуются у артистов до­статочным авторитетом. Галанцева, например, которого справедливо критикуют в статье В. Кунина «Это вам не стационар» я не обвиняю. Это мы, работники Союзгос­цирка, повинны в том, что его назначили директором цирка, да еще передвижного, где работать труднее!

В журнале уже не раз писалось о необходимости профессиональной подготовки наших административных кадров. Однако никаких мер Союзгосцирком до сих пор   не   принято».

По мнению выступавших статья «Творчество без твор­чества» верно сигнализирует о неполадках в деятельно­сти Студии циркового искусства. «Зачастую артист на­ходится на репетиционном периоде в Студии полгода, — говорит В. Беляков, — и только перед отъездом ему на­спех готовят реквизит, кое-как сколачивают ящики и от­правляют на работу со старым репертуаром. Такие фак­ты  встречаются сплошь  и рядом...».

Артист В. Козловский работает над восстановлением своего прежнего номера «Акробаты-каскадеры с му­лом». В номере требуются три каскадера, а репетирует только один. Когда художественный отдел подберет остальных, — в общем, неизвестно. Несколько месяцев назад В. Козловскому прислали акробата, у которого бы­ла травма позвоночника. Прежде чем его отозвали из

номера, он с полгода получал зарплату, числясь на ре­петиции. «Даже мул понимал, что каскадера из этого артиста не получится», — сказал один из участников конференции.

На следующий день после конференции в Таллин­ском цирке проездом побывал член редколлегии нашего журнала Ю. А. Дмитриев. По окончании представления артисты попросили его высказать свои впечатления. Бе­седа, возникшая экспромтом, оказалась полезной. Не­лицеприятные оценки, деловые замечания, интересные аналогии из практики нашего и зарубежного цирка — все это придало разговору убедительный творческий характер. Жаль, — сказал кто-то из артистов после этой встречи, словно продолжая разговор, начатый на кон­ференции, — что работники главка с нами так не бесе­дуют... А как нужны артисту и добрый отзыв, и дельная критика,   и   умная   подсказка!»

Немало справедливых требований на конференции было   предъявлено   к   журналу.

— Надо радоваться, что в «Советском цирке» стали Появляться принципиальные, критические статьи, — ска­зал один из участников конференции. — Но этого не­достаточно. Журнал станет авторитетнее, если его вы­ступления получат конкретный отклик, будут иметь «от­дачу». До сих пор о мерах, которые были приняты по материалам журнала, читать не приходилось. Редколле­гия должна бороться за действенность своих выступле­ний».

Калинин

На читательскую конференцию журнала пришли почти все участники программы.

—Правильно пишет В. Плинер о стиле работы худо­жественного    отдела, — говорит    В.    Зимин. — У    арти­стов нет возможности полностью проявить свою инициа­тиву,  а переписка с главком длится  годами.  Производ­ственные мастерские не выполняют в срок заказов. Все это   крайне   тормозит   создание   нового...

Выступающие говорили о неполадках в передвижных цирках, о недостатках в новых, недавно выстроенных цирковых зданиях. Критические замечания были выска­заны также в адрес журнала, который по мнению арти­стов,   должен   быть   более   оперативным.

—Мы, артисты, хотим работать так, чтобы приносить своим  искусством радость  советскому зрителю, — гово­рит  артист  А.  Цейтлин. — Этим  желанием  и   продикто­вана критика  работы   отделов Союзгосцирка,   призван­ного деятельно  помогать  артистам.

Львов

Груды щебня, досок, развороченная земля вокруг недостроенного цирка... Не верилось, что открытие состоится через два дня. Тем более что один раз   оно   уже   было   отложено.

— Может быть и откроемся, но как? — говорили хмурые,   расстроенные   артисты.

Да, артистам было не безразлично, как выступить. А на служебном дворе, сидя на заколоченных реквизитных ящиках, жонглер В. Викторов и жокей Г. Лапиадо грустно смотрели, как служители в очередь (очень мало места) водили их застоявшихся и уже чуть отвыкших от манежа лошадей. Манеж был окончательно готов лишь в день премьеры.

Здесь следует оговориться, что упрек свой артисты адресовали вовсе не директору. Наоборот, они с ува­жением говорили о директоре М. Браймайстере, кото­рый вместо легкой реконструкции за короткий срок фактически построил новый цирк, красивый и удобный для зрителей. В таком цирке и артистам приятно рабо­тать.

Нет,   упрек   был   в   другой   адрес.

Уже который раз отдел формирования (нач. Л. Г. Зай­цев) обрекает артистов на простой. Некоторые из них в срочном порядке» прибыли во Львов 11 июня, тогда как открытие состоялось... 6 июля! На читательской конференции, состоявшейся на следующий день после премьеры, приводились многие факты подобного рода.

Предоставим слово заслуженному артисту РСФСР Евгению   Морусу.

—В прошлом  году, — рассказывает он, — у нас бы­ло 70 дней простоя. Напомню об одном печальном слу­чае. К концу гастролей в Красноярске мы получили раз­нарядку   в   Уссурийск.   Я   позвонил   В.   Щетинину,   который  бывал  в  этом  цирке  и  знает,  что  воздушный  по­лет там не может работать ни на большой, ни на малой дистанции.   И   все  же   разнарядка   была   подтверждена. Ни телеграммы, ни официальный  акт,  подписанный ди­ректором Жировым о том,  что номер  не сможет разместиться,   не   помогли. Мы   были отправлены,   по существу, на простой  и пробыли в Уссурийске почти месяц.

Это в прошлом году. Нынешний год начался не ме­нее «многообещающе». Закончив гастроли в Челя­бинске 20 февраля, мы приступили к работе в Ростове лишь 14 марта. За май—июнь работали всего 10 дней. И вот Львов. Прибыли сюда по разнарядке 20 июня, открытие — 6   июля.   Арифметика,   как   видите,   простая.

(Реплика с места акробата А. Саженева: «Вас хоть направили в город, где есть цирк, а ведь бывают слу­чаи, когда отдел формирования дает разнарядку туда, где и цирка совсем нет: приехали как-то артисты в Орджоникидзе,  а там и слыхом не слыхали  о цирке»).

—Я    рассказываю   об   этом   потому, — продолжает выступающий, — что от подобной практики прежде все­го  страдает само  творчество.  В  Ростовском  цирке  нас обещали оставить до конца сезона. Обрадованные, мы приступили  к   репетиции  сложнейшего   и   красивейшего
в  воздушной  гимнастике трюка — тройного сальто-мор­тале. Нам хотелось подготовить его к XXII съезду пар­тии. Казалось, что многолетняя работа и некоторые ус­пехи,   достигнутые   в   цирковом    искусстве,   дают   хоть
минимальное   право   на   внимание   со   стороны   художественного отдела и отдела формирования к моим твор­ческим  замыслам.  Увы,   нас  вновь  сорвали  с  места,   и вот  мы   во  Львове.   15  дней   вынужденного безделья!
Даже   аппарат  невозможно   было  установить.  О  каком же  высоком  творчестве  может  идти   речь?!   Впору   все начинать  сначала,  чтобы  обрести   элементарную   спор­тивную   форму...

О том, что творческие предложения и замыслы не находят у работников художественного отдела активной поддержки говорят заслуженные артисты РСФСР К. Берман, С. Кожевников, артисты В. Маслов, Ю. Морус,   режиссер   Г.   Кадников   и   другие.

Заметка В. Плинера «Стиль работы» точно отражает положение дел, — подтверждают артисты. — Если так встречают уже подкрепленное делом предложение известного мастера, что же говорить о молодых артистах, еще не успевших завоевать себе имя.

Когда же заговорили о Студии, о ее работе по вы­пуску номеров разговорного жанра, К. Берман заме­тил:

—Есть коверные, которые умеют все делать, и есть такие, которые только «разговаривают», и  притом пло­хо. Говорить с манежа нужно уметь. Это — большое ис­кусство.  За  последние  годы  появилось  слишком  много
«клоунов»-разговорщиков,   не   отмеченных    ни   единой искоркой таланта, не владеющих ни одним жанром цир­кового   искусства.

Как бы заключая обсуждение и выражая общее мне­ние,   Е.   Морус   сказал:

—Редакция правильно   поступила,    начав этот разго­вор.   Мы   верим   в   его   пользу.

Клайпеда

Передвижной  цирк №  10  раскинул  свое двухмачтовое шапито почти в самом центре горо­да. Шапито не новое, но содержится в образцовом порядке. Очень чисто; ковры, дорожки, занавеси (в том числе и на боковых дверях). Удивительно желтые опил­ки. Все это производит приятное впечатление, хотя мно­гое здесь совсем как в статье «Это вам не стационар»: нет, разумеется, пола; плохое электрооборудование; в артистических гардеробных сквозь щели чувствуется дыхание  Балтийского моря (день довольно свежий).

Понятно, что ни один номер журнала не имел у «передвижников» такого успеха, как «Советский цирк» № 6, в котором напечатана статья о передвижных цир­ках. Не удивительно, что читательская конференция, состоявшаяся   здесь,   носила  бурный   характер.

—Мне   хочется    поделиться   своими   замыслами, — сказал   артист   Н.   Щеголев.    Вот   первый.    Представьте, что на манеж  выносят большой  ящик, на нем надпись «Осторожно, не кантовать!» Неловкие униформисты ро­няют  его,   и   он   разбивается.  Из  ящика  достают  части большого, в человеческий рост «робота». К пустому ту­ловищу — зрители видят это! — приставляют ноги, руки, голову — робот оживает!  Он  отвечает  на вопросы,  ку­рит,  самостоятельно  передвигается...  В  финале  он   па­дает: внутри —пусто... Подал эту заявку в художествен­ный  отдел. Мне ответили,  что для аттракциона Сокола делается   настоящий   робот,  действующий   при   помощи электроники,   и  что  мой   «робот»  может  скомпромети­ровать (?1) идею Сокола. Второй замысел — это, коротко говоря,  «дрессированный»  автомобиль.  Эффект  в  дан­ном  случае  заключается  в  том,  что  внутри  машины — это  показывают  зрителям   вначале — нет   ни  водителя,
ни двигателя! Автомобиль пародирует работу «лошадей на   свободе»:    выезжает  в  манеж,    вальсирует;    накло­няясь,  едет   на  Двух  боковых   колесах;    затем   делает стойку на передних, а в финале — поднимается на «оф» и так, на задних колесах, уезжает за кулисы. Я демон­стрировал   в   Союзгосцирке  маленькую   модель   такого автомобиля,   и   она   «исполняла»   все   описанные   мной трюки. К сожалению, и этот замысел не получил одоб­рения...

Н. Щеголев — интересный человек, умеющий при­думать новое. На представлении мы видели его ори­гинальный аппарат — вращающуюся свободную прово­локу.

В практике отдела формирования есть и такие фак­ты. «Я три раза за четыре года работал в Ашхабаде, — сказал в своем выступлении П. Рублев. — Отдел фор­мирования снова чуть ли не силой посылает меня из Ижевского цирка в Ашхабад. Приезжаю. Там мне го­ворят: «Вы здесь не нужны», — и отправляют меня в г. Куйбышев. Переезд в Ашхабад стоил 11 тысяч руб­лей, из Ашхабада в Куйбышев еще 10 тысяч рублей, а от Ижевска   Куйбышев  недалеко».

Артисты Д. Шевченко, Н. Стрекалова и другие уча­стники обсуждения с горечью рассказывают о том, что достаточной творческой помощи «передвижкам» Союз­госцирк   не   оказывает.

Справедливо требуют артисты ускорить создание но­вых современных конструкций передвижных цирков. «Советские люди расщепили атом, покорили космос, строят чудесные корабли и машины, а теплой конюшни, хорошего передвижного цирка у нас все еще нет», — говорят «передвижники» с возмущением, и они правы.

Общее мнение присутствовавших на собрании выра­зил артист Л. Петлицкий: «Наш коллектив, обсудив статью В. Кунина «Это вам не стационар», просит, что­бы Управляющий Союзгосцирком тов. Бардиан бы­вал в передвижных цирках, помогая улучшить условия, в   которых   мы   работаем».

Конференция окончена. Но беседа продолжается. Заходит речь о том, что клоунам Д. Рагозину и Б. Голину, выступающим в программе, крайне нужна по­мощь   режиссера.

—Как раз к нам и приехал режиссер Студии цирко­вого   искусства  А.  Лазарев, — говорит  директор  цирка В.   Штейн.

—И   что   же?

—Ничего.   Посмотрел   в   воскресенье   программу   и уехал  в  Палангу... На пляж. Только его и видели... Де­сять дней он в  цирке не появлялся.

Всем   присутствующим   делается    неловко.

бывают случаи когда отдел формирования даёт разнарядку туда где цирка совсем нетни один номер журнала не имел такого успехаробот щеголева может скопромитировать идею соколаавтомобиль делают стойку на передних колёсах

 приехал к нам режисёр посмотрел программуи уехал в палангу только его и виделимелкий реквизит для нового номера из багажа выбрасывают

после декады половину программы отцепили и мы поехали в периферийные цирки

 Днепропетровск и Запорожье

Днем состоялась конференция в Днепропетров­ске, поздним вечером — в Запорожье. И, наверное, ско­рая днепровская волна принесла в Запорожье вопрос, с которым к нам уже обращались днем:

— Да, критические статьи журнала справедливы. То, о чем пишут авторы верно. Обо всем этом и мы гово­рили не раз. А будет ли какой результат?

Выступление журнала воспринято артистами как об­надеживающее начало. «Отрадное явление, — говорит тов. В. Тихонов, — что редакция журнала «Советский цирк» избрала новое направление в своей работе». С этой оценкой соглашается главный режиссер Харьков­ского и Днепропетровского цирка Е. Зискинд: «...нако­нец, появляются статьи, — говорит он, — которые заде­вают нас за живое, потому что они связаны с самым насущным в нашей работе».

Участники читательских конференций в Днепропет­ровске и Запорожье с болью говорили о том, что они не раз оставались один на один со своими замыслами. Никто не препятствовал их желанию создавать новые номера, но Никто и не помогал. «Надо поддерживать артистов, создающих новые номера без отрыва от про­изводства, — говорит Л. Жирнова. — Ведь создавать но­мер трудно: переезды, перерывы в репетиционной ра­боте, снова переезды, и опять все приходится начинать сначала».

Один из популярных мастеров цирка А. Корнилов поведал историю своего организационно-творческого общения с художественным отделом. Кажется парадок­сальным ее сюжет, хотя опыт артиста мог служить до­статочной гарантией успеха творческого замысла. «В свое время я предложил пантомиму «Доктор Айбо­лит». Работал над нею пять лет. Многие режиссеры хо­тели помочь мне. Но не нашлось в художественном ру­ководстве людей, которые по-настоящему поддержали бы творческую мысль. Я предложил новый номер «Тигры на слонах». Идею подхватили, сказали, что осуществить ее можно. Но потом, почему-то все отпало». О репертуаре клоунов говорил на конференции в Днепропетровске Н. Скалов. «Всесоюзное совещание клоунов — это прозвучало громко. А что клоуны пока­зали?.. Не было по-настоящему остроумных, интерес­ных   реприз,   клоунад,   буффонад».

О репертуаре для клоунов, коверных, сатириков го­ворил и артист Я. Гофтман. Он отмечал, что нет еще нужных связей с авторами, пишущими для цирка.

Если об этом говорят артисты-сатирики резных по­колений, — необходимо обновить методы работы с авторами и артистами-исполнителями. «Мне кажется, — говорит А. Фурманов, — что сатириков и артистов раз­говорного жанра в Студию посылать не нужно, их луч­ше всего направлять в цирки, где есть режиссеры». Это не единственное решение. Надо экспериментировать. Активно, последовательно, проявляя творческое беспо­койство.

Вспоминая опыт прошлых лет, участники конферен­ции говорят, что настало время возродить конкурсы но­вых номеров и аттракционов, которые обогащали ре­пертуар советского цирка, выдвинули интересных исполнителей,   активизировали   творчество   артистов.

Пожалуй, нигде так остро не ощущается необходи­мость обновления репертуара и создания нового, как в национальных коллективах. Артист Ташкенбаев, вспо­миная недавнюю практику, дающую себя знать и сейчас, говорит, что «у нас активно занимались оформле­нием национальных коллективов, когда готовилась дека­да. Тогда создавались необходимые условия для рабо­ты, У нас, например, после декады половину програм­мы отцепили и мы поехали в периферийные цирки. Но программа уже не та, которую видел московский зри­тель. Коллектив, созданный а 1959 году, мог показать полноценную программу из двух отделений. Сейчас у нас одно отделение, да и то с натяжкой. Вывели одного партнера, мы просили взамен другого. Не дали. Проси­ли дать новый номер — не дали. Просили жонглера, ска­зали:   вам   не   нужен».

И в передвижных цирках выступал коллектив узбек­ских артистов. Испытав на себе неустроенность быта и производства, артисты живо реагировали на статью В. Кунина, называя новые имена - факты, схожие с те­ми,   о   которых   рассказывает   автор.

Завершая конференцию читателей, директор Днеп­ропетровского цирка Ф. Д. Яшинов сказал: «Ду­маю, что все ценное из сказанного участниками конференции редакция журнала положит в основу своих бу­дущих выступлений, чтобы шире освещать деятельность цирков,  их  производственную  и творческую  практику».

Конференция артистов-читателей, участников прог­раммы Днепропетровского цирка проходила в красном уголке. Это — крытая терраса, примыкающая к заку­лисной части. Цирк здесь новый и построен он быстро, дешево с хорошим знанием дела. В нем удобно арти­стам и зрителям. Внутренний дворик, опоясывающий круглое здание — это открытое летнее фойе, которое не угадывается со стороны фасада. На улицу выходят двери, расположенные, как и полагается в каждом теат­ральном здании. И вот, войдя в одну из них, снова ока­зываешься на улице. Это неожиданно хорошо и зрители с удовольствием прохаживаются здесь до начала представления и во время антрактов. Когда летним ве­чером очутились мы в этом дворике, будто попали на площадку парка. Фойе под открытым небом — остроум­ное решение. По-южному хорошо и в Запорожском цирке, расположенном в парке. Правда, здание здесь во всех отношениях уступает Днепропетровскому, и одинаковые программы смотрятся по-разному: здесь —  в Запорожье они бледнее, чем  в  Днепропетровске.

Города-соседи на Днепре радушно встречают зри­телей. И мы готовы были настроиться на лирический лад, вспомнив слова великого классика: «Чуден Днепр при тихой погоде»... Да, Днепр был чуден. Но погоду, цирковую погоду, как убедился читатель из нашего краткого рассказа о конференциях, тихой назвать бы­ло   бы   опрометчиво.

На читательских конференциях, состоявшихся в пер­вую декаду июля, присутствовало около 300 человек. В обсуждении материалов журнала приняло активное участие более 50 человек. Не было среди присутствую­щих нейтральных, пассивных слушателей. Не только вы­ступления, но и реплики, возникавшие во время речи оратора или в паузах между выступлениями, придавали конференциям характер оживленной и откровенной бе­седы.

Любовь к цирку, к своей профессии, понимание высо­кой ответственности перед зрителем сделали выступ­ления   боевыми,   страстными.

Участники конференций гордятся успехами и дости­жениями нашего цирка. Они полны решимости доби­ваться новых высот, устраняя все мешающее осуще­ствлению творческих замыслов. Этим и объясняется го­рячность, с которой критиковали они журнал  отделы Союзгосцирка.

днепропетровск зрители цирка


Журнал ”Советский цирк” август 1961г.

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100