В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 11:13 | 27.10.2014

Счастье легким не бывает

Татьяна и Юрий Никулин Для любителей животных Татьяна Никулина прежде всего – президент клуба «Фауна», для читателей – переводчик с английского, Юрию Никулину она была верной подругой и партнером.

...Совсем не так задумывала я когда-то это интервью. Планировала беседовать с женой Юрия Никулина, а пришлось разговаривать с вдовой. Хотя уже минул год со дня смерти Юрия Владимировича, вопросы подбирала с осторожностью, и все-таки однажды получила в ответ резкое "на эту тему я говорить не буду!" Заметив мое смятение, Татьяна Николаевна тут же удивительно мягко улыбнулась, отчего лицо ее преобразилось совершенно, и я вдруг увидела ту, прежнюю Татьяну Никулину... Она рассказывала:

- У меня была очень хорошая семья, хотя и не полная, потому что мама с папой разошлись, когда я была маленькая, но родители сохранили добрые отношения и папа всегда брал меня к себе на выходные дни. А в войну папа погиб. Моя мама, Мария Петровна Ростовцева, из очень интеллигентной семьи. Ее отец был членом Воронежской Думы, потом членом Государственной Думы в Москве. Недавно я получила письмо из Воронежа с просьбой сообщить какие-то подробности о дедушке, но что я могу рассказать, если он умер, когда я родилась... Революция, конечно, всю семью раскидала, осталась моя мама со мной на руках. Она была фантастическим человеком - помогала всем, как могла, ее очень любили люди. До войны у нас всегда собирались певцы, музыканты, устраивались концерты, какие-то чтения, причем общались не так, как сейчас, а без всякого алкоголя, веселились просто оттого, что хорошо было на душе и хотелось общаться. Всю свою жизнь мама была великой труженицей и оптимисткой, ее очень любил Юрий Владимирович, она жила с нами вместе...

По-моему, Татьяна Николаевна - достойная дочь своей замечательной мамы. Так же в доме Никулиных всегда было весело и шумно от гостей, звучала музыка (Татьяна Николаевна играет на рояле), обязательно все пели, шутили, рассказывали анекдоты. Из денег (точнее их отсутствия ) никто проблемы не делал ("Не хватало денег на мясо - варили лапшу. Ну и что?"- говорит она).

- Мы приехали в Ереван, - вспоминает Татьяна Николаевна первые годы своей цирковой жизни, - и очень подружились с джазом Айвазяна, который только что вернулся из Китая. Прекрасные, молодые ребята. Часто после своего концерта они приходили к нам в гостиницу. Мы бежали в магазин, покупали две бутылки "Саперави", прибегали домой, выливали вино в суповую кастрюлю, возвращались в магазин, сдавали бутылки и покупали плавленные сырки, прибегали домой и всю ночь сидели с айвазяновцами - разливали вино половником и так было весело!

- Татьяна Николаевна, а что вы готовили, когда приходили гости?

- Да ничего особенного, что было под рукой, то и на стол. Любили картошку, печеную в духовке. Иногда просто пекли в мундире, подсоленную, а иногда я делала, как меня научили: чистила, прокалывала маленькие дырочки и шпиговала картошку салом, а потом запекала в духовке - довольно муторное занятие, зато вку-у-усно! А вообще Юра был не требовательным к еде, больше всего любил макароны по-флотски, котлеты с макаронами и куриную лапшу.

- А сейчас что запекаете?

- Практически ничего, готовить одной себе никакого энтузиазма нет...

Чувствую, что пора менять тему и спешно перевожу разговор на лошадей. Глаза Татьяны Николаевны загораются вдохновением.

- Удивительно, но лошади и собаки всегда связаны между собой, сколько бы я ни разговаривала с собаководами, в жизни каждого были лошади, - подхватывает тему вмиг помолодевшая Никулина. - Я безумно люблю лошадей. Когда я училась в Тимирязевской академии, занималась конкуром (скачками с препятствиями) и до сих пор во сне вижу, как я куда-то мчусь, беру препятствия. Лет десять назад меня такая тоска одолела по лошади, что я пошла на ипподром и три года там ездила верхом, просто так, для души. Когда ты на лошади, ощущаешь такое потрясающее единение с животным - просто какое-то единое целое, что-то большое, могучее и в то же время удивительно доброе... Как сказала одна маленькая девочка: "Это лучше, чем в сказке!"

Лошади в какой-то мере и "познакомили" юную Таню с начинающим клоуном Юрием Никулиным: она была на представлении, когда, исполняя "Сценку на лошади", Никулин получил травму и попал в больницу. На следующий день Таня пришла навестить раненого. Интересуюсь, почему она решилась на такой смелый поступок?

- Ну как же, ведь это Юра пригласил меня на этот спектакль, и я чувствовала себя обязанной поинтересоваться, что с ним и как, и потом он с самой молодости был очень обаятельным человеком, видимо, симпатия, возникшая между нами на конюшне цирка, где мы познакомились, и привела меня в больницу.

- Ваша мама не упала в обморок, когда вы сказали, что выходите замуж за клоуна?

- Мама моя была очень мужественным человеком, ее ничто не могло сбить с ног. Свадьбу играли в нашей коммуналке, где мы потом и жили. Были родители Юры, его школьный и фронтовой друзья, а с моей стороны - мама, тетя и ее дочка с мужем. Юра подарил мне к свадьбе отрез розового гипюра, из которого мы сшили свадебное платье.
Юрий Никулин написал в своей книге "Почти серьезно":
"Интересное совпадение. В фильме "Смелые люди" снималась и моя будущая жена. В сцене пожара она верхом на лошади выпрыгивала из горящего дома. Татьяна в то время увлекалась конным спортом и поэтому ее пригласили участвовать в съемках. Кто знает, если бы меня утвердили на роль, может быть, мы с ней встретились бы раньше". Но Никулина на роль не утвердили и они не встретились тогда. А если бы студентку тимирязевки не направили в цирк сопровождать необыкновенную лошадь? А если бы она сделала другой выбор?

- Кем бы вы, Татьяна Николаевна были после окончания академии?

- Моя специальность была бы декоративное садоводство и цветоводство.

- Ну вот, прекрасная профессия, занимались бы парками Москвы, не мотались бы по хозяйским углам и казенным гостиницам, не упаковывали бы кастрюли, тарелки, утюги и подушки...

- Знаете, когда мы были в Канаде в 70-м году, мы пошли на монреальскую выставку "ЭКСПО-70" и в чехословацком павильоне увидели потрясающий аттракцион. Там показывали кинокартину с самым тривиальным сюжетом: молодая женщина встречается с мужчиной, этот мужчина нравится еще кому-то...В самый "драматический" момент картина останавливалась и двое ведущих предлагали залу выбрать, к кому из кавалеров женщина пойдет на свидание: к одному - зеленая кнопка, к другому - кнопка красная. Но трюк-то заключался в том, что кого бы зал ни выбрал, все равно все варианты сводились к тому, что было задумано в сюжетной линии, финал был один. Не знаю, может быть, те дороги, которые мы выбираем в своей судьбе, все равно приведут к одному финалу? И мне кажется, что мы с Юрой все равно бы встретились - на той дороге или на другой?

- Но по-другому вы себя просто не представляете?

- Нет, твердо ответила Татьяна Николаевна.

- Готовясь к интервью, я с наслаждением перечитала книгу "Почти серьезно" - по-настоящему цирковая, увлекательно написанная книга. Когда она писалась, вы были ее первым читателем, редактором или...

- Участником, конечно. Ведь она как создавалась: приходил Шахиджанян сюда, включал магнитофон и шел наговор на пленку. И я включалась в этот разговор, напоминала Юре какие-то эпизоды, в общем, шла общая беседа. А потом все читалось, обсуждалось, вносились изменения - это тоже все делалось вместе. Самое интересное, что когда книга вышла из печати, я ее ни разу не прочитала, только просмотрела - что мне ее читать, когда знакома каждая строчка!

- А увлечение анекдотами, оно на вас каким-нибудь образом распространилось?

- Вообще с анекдотами у меня отношения сложные. Ну, войдите в мое положение: Юра приходил и рассказывал мне анекдот, потом в моем присутствии он рассказывал этот анекдот сыну Максиму, потом при мне рассказывал его в одной компании, в другой, в третьей. Все смеялись, и я, как идиотка, уже зная этот анекдот наизусть, должна была смеяться вместе со всеми, я же не могла сидеть мрачно!..

- А теперь в этом доме звучат анекдоты?

- Нет, не звучат. Я живу одна, когда приходит Максим, мы в разговоре употребляем какие-то фразы из анекдотов, ключевые словечки. Впрочем, если появляется что-то хорошее новенькое, Максим мне рассказывает. Вот Юрий Владимирович составлял сборник анекдотов про новых русских, но не успел, теперь мы с Максимом хотим его закончить.

- Татьяна Николаевна, как вы стали заниматься переводами?

- Учить английский язык я начала вместе с сыном, чтобы помогать ему готовиться к урокам в школе. До этого я немного знала немецкий, т.е. могла читать и слегка разговаривать. К сыну приходила учительница, я увлеклась, потом стала заниматься с нею отдельно от сына, а когда начала читать книги, мне стало обидно, что вот я прочитала хорошую книгу, а поделиться ни с кем не могу, говорят, это стимул к работе всех переводчиков. У меня вышли переводы четырех романов Гарднера и два так называемых триллера, сейчас готовлю к изданию еще один роман.

- Ваша первая роль в цирке - это маленький Пьер, я знаю, вы в этой роли были так убедительны, что вам даже девочки записки присылали. Но если бы не возникла необходимость заменить в клоунаде Славу Запашного?

- Ну, значит, придумала бы что-нибудь другое. По своему характеру я очень деятельный человек, роль просто жены меня никак бы не устроила, может быть, сделала бы номер с собаками, на лошади или еще что-то...

- Потом была клоунада "Черный Том"...

- Мне больше нравилась третья наша клоунада - "Рыболовы", когда мы изображали на сухом манеже ловлю рыбы, там было много смешных трюков, разных находок, а когда ребята стали коверными клоунами, появились репризы "Весы", "Розы и шипы", "Бревнышко", всего около восьми реприз, в которые я выходила. Но даже если я физически не присутствовала на манеже, все равно я всегда помогала ребятам в работе, все обязательно обсуждалось у нас с Юрой дома. Ну, может, и не было порой полной творческой удовлетворенности, я никогда из этого трагедии не делала, понимала, что, значит, так сложилось. Главное, что мы всегда были вместе.

- И в кино?

- Практически во всех киноэкспедициях мы были вместе, если съемки проходили на юге, мы брали с собой и Максима, и маму. В "Бриллиантовой руке" Максим даже снялся - мальчиком, идущим по воде с Мироновым, у меня там тоже есть маленькая роль - экскурсовода, съемки Турции проходили в старом районе Баку.

- Юрий Владимирович подчеркивал, что вы очень подталкивали его попробовать свои силы в кино.

- Подталкивала я его только на первый фильм, потом все само пошло. Мне просто очень хотелось, чтобы он снялся в кино, я была уверена, что у него все получится, он и сам хотел, но боялся. Получив афронт от киноинститута, он боялся, что его турнут из кино, будет еще одна травма. Никакой особой своей заслуги здесь не вижу.

- А по-моему, женщина может подтолкнуть как в одну сторону, так и совсем в другую.

- Ну, разумеется.

- А что, по-вашему, нужно сделать, чтобы семья сложилась?

- Наверное, для этого нужно основное: уважать друг друга и не пытаться делать человека "под себя". Если говорить честно, мы, женщины, все равно делаем мужей "под себя", впрочем, как и мужья нас. Но нельзя унижать человека, его достоинство. Если бережно относиться друг к другу, всегда можно жизнь наладить. Конечно, в первые годы трудно, приходиться прилаживаться, подстраиваться к чужим привычкам. Вот у меня часто спрашивали, особенно журналистки: "Какие черты вашего мужа вам нравятся, а какие вы бы изменили?" Да ничего я бы не меняла, потому, что, если бы у него не было этих черт характера , то это был бы не он, а кто-то другой! Мне так кажется.

- Татьяна Николаевна, вы бываете в цирке?

- Да, часто. Я внештатный консультант по художественным вопросам и все программы, номера старого цирка обсуждаются и с моим участием. Вот сегодня я была на экзамене по мастерству актера в студии Валентина Гнеушева. Очень мне понравилось, молодец Валя и молодцы ребята.

- Расскажите, пожалуйста, о Фонде Никулина.

- Фонд действует. Он был создан Юрием Владимировича для помощи пенсионерам цирка и молодым артистам, которых нужно поддержать. У нас 60 постоянных подопечных, которым мы выделяем небольшую прибавку к пенсии, люди рады такой помощи, им без нее худо, а бывает, что нужно кому-то сделать платную операцию, кого-то отправить в дом отдыха, а кому-то и с похоронами помочь. Вот этим и занимаемся. Нас человек десять актива, главный у нас - Максим. Сейчас создаем музей Юрия Владимировича, небольшой, в помещении фонда на Маросейке. А дальше посмотрим, может, перенесем музей в цирк, но пока там нет подходящего помещения: за кулисами нельзя, потому что туда не смогут попасть зрители, а другие помещения арендуют у цирка коммерческие предприятия.

- Фонд - коммерческая организация?

- Нет, чисто благотворительная, мы живем только на пожертвования, помогают все, кто может, постоянный спонсор у нас только "Анексим-банк", мы ему очень благодарны.

- Вы довольны тем, что сын не стал клоуном? Ведь его постоянно бы сравнивали с отцом, это очень тяжело.

- Во-первых, мы с Юрой решили, что у него не было клоунских данных. Зато были способности тележурналиста.

- Мне очень нравился Максим в роли ведущего "Доброго утра" и многие мои друзья отмечали его приятную, интеллигентную манеру общения, задушевные интонации, приятный по тембру голос. А почему он ушел с телевидения, из-за цирка?

- Там сложилась такая невыносимая обстановка, его просто убрали с эфира и не давали ничего делать.

- Удивительно! Но это, наверное, тот случай, когда что бог ни сделает, все к лучшему, все-таки приятно сознавать, что никулинский цирк возглавляет Никулин-сын.

- На посту директора ему безумно трудно, на него свалилась огромная тяжесть и ответственность, но он тянет, он молодец.

- Маленького Никулина назвали Юрием в честь дедушки, конечно. Есть надежда, что у нас будет новый клоун Юрий Никулин?

- Думаю, что Юра - не клоун, хотя актерское начало в нем, несомненно, заложено, но он - другой. Вот посмотрим, что будет из самого младшего Никулина - Максюшки. Очень своеобразный мальчик. Личность. Трудный характер, но ребенок совершенно неординарный. Посмотрим, все жизнь покажет.

- Татьяна Николаевна, друзья вас, конечно, не забывают?

- Мне много звонят, навещают. Сейчас у меня гостит наш с Юрой друг из Австралии - Женя Давыдкин. Когда-то он эмигрировал из Харбина в Австралию, где мы и познакомились во время своих первых гастролей в эту страну. Все русские эмигранты стараются общаться с артистами из России, а с Женей мы подружились. Потом мы еще раз были в Австралии, сдружились еще больше. У Жени там жена-австралийка, две дочери, но он очень тоскует по родине и вот уже восемь лет каждый год приезжает к нам в гости. Юра его просто обожал.

- Расскажите, пожалуйста, о самых светлых минутах вашей жизни.

- Вы знаете, я даже не могу вспомнить, потому что считаю, что прожила безумно счастливую жизнь. Нет у меня таких вот всплесков "ах-радости", просто очень хорошая была жизнь и все.

- А можно сказать, что вы прожили легкую жизнь?

- Нет. Вот это отнюдь нет. Всякое было - и тяжелое, и доставлявшее горькие переживания. Жизнь не бывает легкой, мне кажется.

- Что, по-вашему, женское счастье?

- Счастье не бывает женским или мужским, оно или есть, или нет его. У меня был чудный муж, которого я всю жизнь очень любила. У меня сын, которого я безумно люблю. У меня два обаятельнейших внука, которые называют меня Таней. Старший подходит иногда, прижимается ко мне и говорит: "Таню-юша!" Ну что, это женское счастье или счастье вообще?!..

Это интервью вышло в номере еженедельника «Сударушка» в июле 1998 года. Оно очень женское и откровенное.
Такой и запомнилась мне Татьяна Николаевна, светлая ей память!

Людмила ДИКУЛЬ. 15-21 июля 1998 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100