В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Секреты умного смеха Аркадия Райкина

Аркадий РайкинСоветская эстрада знает не­мало актеров сатирическо­го жанре. Но никого из них нельзя сравнить с Арка­дием Райкиным по силе и прочности высекаемого им смеха.

Обычно сатирическое произведе­ние, услышанное с эстрады во вто­рой, а тем более в третий раз, с тру­дом вызывает улыбку — заложенный в нем заряд смешного уже иссяк. Миниатюры в исполнении Райкина вы можете смотреть или слушать много раз и будете неудержимо сме­яться, как при первом знакомстве с ними. Удивительно, как его репер­туар не подвергается влиянию вре­мени. Долгую сценическую жизнь имеют «Лестница славы», «Зависть», «Горит и не горит» и еще многие миниатюры.

Сильна власть этого артиста над зрителем. Голос Райкина почти каж­дого заставляет прислушаться к ра­диоприемнику, задержаться у теле­визионного экрана; его имя на афи­ше гарантирует аншлаг. Чтобы подсчитать число людей, которые знают, любят Райкина и ждут его вы­ступлений, потребуется электронная машина. Об этом говорит поток пи­сем, поступающих на радио, телеви­дение, к организаторам концертов и гастролей. И несмотря на такую популярность, артист не имеет после­дователей на профессиональной эст­раде. Подражать Аркадию Райкину не­возможно, потому что талант его неповторим. Но зато у него многому можно поучиться.

Однажды я спросила у Райкина:

— В чем секрет прочности смеха? По каким законам строится произве­дение эстрады, заражающее миллио­ны зрителей смехом, не ржавеющим от времени?

Подумав, Аркадий Исаакович ска­зал:

— Конструкцию смеха описать нельзя. Гейне говорил: попробуйте раскрыть тайну красоты бабочки, пор­хающей над цветами; вы   поймали ее, а красота исчезла, остались за­пачканные пыльцой пальцы, бесцветный остов  крыльев и бабочка, кото­рая больше не полетит.

Я считаю, что главное это отноше­ние актера-сатирика к смеху. Как-то в театре польских друзей я видел такую сценку: разбирается судебное дело; портниха испортила нарядное платье; клиентка взыски­вает его высокую стоимость. Обе женщины по очереди примеряют спорное платье. Судья-женщина вни­мательно наблюдает за ходом дела и, соблазнившись красивой тряпкой, принимает решение: лучше всего это платье будет сидеть на... моей фигуре. Тут же надевает платье на себя. Вывод — женщина на любом посту остается женщиной. Ситуация, конеч­но, смешная, но стоит ли высмеивать женщину, ставшую государственной деятельницей в социалистической стране, высмеивать за чисто женские слабости...

В Ленинградском театре миниа­тюр, созданном и руководимом Ар­кадием Райкиным, предпочитают для сатирических залпов избирать мише­ни большей социальной значимости. Среди его героев — болтуны, невеж­ды, демагоги, очковтиратели, пере­страховщики, рыцари показухи и про­чие, мешающие людям жить, а обществу совершенствоваться. Смех для Райкина — не цель, а средство; артист стремится смехом не просто развлекать, а заставлять думать и приводить к полезным вы­водам. Темы для сатирических вы­ступлений он ищет всегда и всюду — в гастрольных поездках по городам и странам; во встречах с различными людьми.

Один из источников обогащения репертуара — почта Райкина. Он по­лучает писем, кажется, не меньше, чем редакция областной газеты. Из всех уголков страны незнакомые люди сообщают артисту факты, за­служивающие осмеяния или осужде­ния, шлют юморески, вырезанные из местных газет, журналов, редких из­даний. Иногда с припиской: «беспо­щадней бичуйте все дурное; вот вам текст!» В стремлении помочь сатири­ку пробуют силы в литературном творчестве слесари, геологи, врачи, школьники. Порой в письмах находят­ся крупицы будущих сюжетов и об­разов. Почта Райкина раскрывает неко­торые черты творческого метода артиста. Вот любопытное письмо, по­казывающее, как зрители верят в очи­стительную силу райкинских высту­плений. Доярка А. Голубева из колхоза имени Ленина села Речки Псковской области от имени своих подруг пи­шет: «Дорогой наш артист Аркадий Райкин! Пошатнулись дела в колхозе; уменьшаются удои и урожаи. Пожа­луйста, сочините про наш колхоз кри­тику. Мы исполним ее в колхозном клубе, и тогда с вашей легкой руки колхоз опять выйдет в передовые». Тут же сообщаются цифры удоев от каждой коровы, рационы их кормле­ния и другие экономические вы­кладки. Из писем же узнаем, что искусст­во Райкина пользуется влиянием в эстрадной самодеятельности. Возник­ли народные студенческие театры эстрадной миниатюры — СТЭМы. Их создатели из политехнических инсти­тутов Перми, Челябинска и других вузов обращаются к Райкину за со­ветами при затруднениях с репертуаром, режиссурой, актерским испол­нением, костюмами.

Многообразие контактов со зрите­лями обогащает репертуар артиста. В поисках темы Райкин идет не от смешного, а от социально значимого. Просто смешное тоже имеет право на существование, но это еще дале­ко не все. Гораздо труднее осмеять те вредные явления в нашей действи­тельности, которые, на первый взгляд, совсем не кажутся смешны­ми. Открыть смешное во вредном — вот главная задача сатиры. В Таллине артист познакомился с видным строителем. Тот поведал о нелепом положении, в котором очу­тились эстонские столяры, непревзойденные мастера по изготовлению деревянных дверей. От мастера потребовали за срок, необходимый для изготовления одной двери, де­лать две. Причем, качество изделия заказчика не интересовало. Давай ему  только   количество! Райкин задумался: что произойдет, если подобное равнодушие к качест­ву охватит все стройки? Родился за­мысел, по которому драматурги Азов и Тихвинский написали монолог «Строители». Монолог получился не смешной. Это не смутило исполните­ля. Он понимал, что тема требует беспощадного осмеяния и стал настой­чиво искать смешное в недрах тек­ста. В итоге Райкин значительно переделал текст и создал образ на­хального, самоуверенного бракодела, который произносит монолог, пере­сыпанный некстати употребляемыми и нелепо выговариваемыми русскими и иностранными словами: «какчество», «коликчество», «бутыльброт», «винтку недовинтил», «крутку недо­крутил» и т. д. Внешний вид, поведе­ние, лексика этого оратора вызыва­ют взрывы смеха и одновременно компрометируют того, кто пренебре­гает ответственностью за качество своего труда.

Цель задуманной миниатюры бы­ла достигнута. Искусство Райкина интернацио­нально. Артист со своими партнера­ми осмеивает такие пороки, которые не приемлют все нормальные люди, где бы они ни жили. Однажды в Ленинград приехал известный английский дирижер Артур Блисс. Когда он вернулся на родину, то поделился с читателями газеты «Таймс» впечатлениями о ленинград­ском театре миниатюр: «Напрасно некоторые считают, что бюрократ — явление чисто русское. Настоящий бюрократ родился и живет в Лондо­не. А их  взяточнику еще надо поучиться у нашего. Разница в том, что там с ним борются,  а у нас нет!» При лепке образов сатирических героев артист широко пользуется ре­чевыми характеристиками — говора­ми разных местностей, акцентами, лексическими особенностями про­фессий; своеобразием жестов, пла­стики. Весь этот арсенал средств вы­разительности — результат тонкой и точной наблюдательности актера, по­могающей обогащать драматургию и создавать живые, запоминающиеся образы.

Райкин очень изобретательно пользуется контрастами, вызываю­щими самые неожиданные эффекты. В ответ на сообщение о пожаре рав­нодушный служака рассказывает анекдоты («Горит и не горит»); бла­городный поступок ученого, подарив­шего государству накопленную за целую жизнь личную библиотеку, сталкивается с хамством и нелепой подозрительностью лица, принимаю­щего щедрый дар. У советских и зарубежных зрите­лей получила популярность миниатю­ра «За здоровье женщин!» из по­следней программы «Волшебники живут рядом». Она построена на контрастной ситуации, доведенной до гротеска. Нередко положенное в основу но­мера отрицательное явление дово­дится до абсурда: посетитель сто­ловой самообслуживания перечисле­ние своих обязанностей завершает: «поел — пиши на себя жалобу!». Эмоционален контраст между со­держанием речи и отношением к ней того, кто ее произносит. Холостяк поет песенку, воспевающую свободу и прочие «блага» одиночества. Но Райкин исполняет ее так, что трогает зрителя до слез. В своем творчестве артист обращается к различным жан­рам — от эксцентриады и комедии-буфф до лирико-драматических ми­ниатюр.

Для Ленинградского театра ми­ниатюр пишут лучшие эстрадные драматурги. Но Аркадий Райкин — всегда соавтор увиденного зрителем произведения. И не только потому, что многие номера появляются по его замыслам. Как бы совершенна ни была принятая театром драматур­гия, Райкин пытливо ищет в ней (часто не подозреваемые автором тек­ста) зёрна смешного и развивает их всеми доступными актеру средствами. В обычном спектакле актер ис­полняет одну роль. Для этого ему предоставляется целый вечер и сот­ни слов текста. Аркадий Райкин за вечер исполняет более двадцати ро­лей. На изображение каждого персо­нажа ему отпущены считанные слова и секунды. Чтобы в таких условиях раскрыть образ, показать характер человека, его духовные интересы, профессию, возраст, окружающую среду, нужен каскад актерских на­ходок.

Маской артист пользуется доволь­но скупо — при мгновенном перевоплощении и для короткого пребы­вания персонажа на сцене. Маска для Райкина не обязательна пото­му, что трансформируется не только внешний облик персонажа, но и внут­ренняя характеристика. Его искусство трансформации виртуозно. Он сталкивает своих ге­роев в вагоне, гостинице, столь стре­мительно вводит их в единый водо­ворот действия, что, кажется, они вот-вот все сразу выбегут на сцену. Трогательную заботу об артисте про­явил один из зрителей, инженер-электрик А. Ушаков. Он предложил сконструировать механического «Райкина», его двойник-робот, который в самых сложных ситуациях будет вы­ручать артиста. Творчество Райкина — это слож­ные поиски и самозабвенный труд. В искусстве сатирического смеха все должно быть очень тонко и точно. Тут нужен самый чуткий камертон и вкус художника, большой граждан­ский пафос, виртуозное актерское мастерство.

Известно, что рассмешить со сце­ны очень просто. Для этого достаточ­но, к примеру, артисту... потерять брюки. Но в Ленинградский театр миниатюр такому смеху вход стро­жайше запрещен. Здесь творят ум­ный смех, имеющий точный адрес и двойной прицел: сражать дурное, за­щищая хорошее... В этой статье не ставилась задача дать исчерпывающий анализ искус­ства Аркадия Райкина. То, о чем здесь рассказано, раскрывает неко­торые секреты прочности смеха вы­дающегося мастера эстрады. Глав­ный же секрет в том, что артист всегда несет мысль в своеобразном интенсивном насыщении и дарит зри­телю чудесное зрелище неповтори­мого таланта.


Амалия КИРИЧЕНКО

Журнал Советский цирк. Ноябрь 1965 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100