В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Семеро из галактики

Под куполом — гимнасты «Галактики». Фото Е. САВАЛОВАИх семеро — молодых, обаятельных, грациозных. Девушки в белых трико, юноши — в серебристых. С первой минуты воздушного полета они изумляют каскадом сложнейших трюков и оригинальных комбинаций.

Под куполом — гимнасты «Галактики». Фото Е. САВАЛОВА

Движения гим­настов стремительны, бесстрашны, ма­тематически точны. Артисты словно парят в воздухе — они раскачиваются на трапеции, отрываются от нее, вле­тают в руки висящего вниз головой ловитора; делают головокружительные переброски, обороты. Сложность трюков все нарастает. Вас ошеломило «девичье» двойное саль­то, но вот уже гимнаст демонстрирует в воздухе тройное сальто, завершаю­щееся пируэтом в полтора оборота. Держась одной рукой за трапецию, гимнастка Ядвига Кокина легко взмы­вает к самому куполу, повисает на носочках, а затем падает оттуда «кам­нем». Покорив высоту пятиэтажного дома, она мгновенно вскакивает в пружинящей сетке, натянутой над ма­нежем.

Участники незабываемого зрелища демонстрируют отличную технику, смелость, артистизм. Этот подлинно нова­торский номер в классическом жанре воздушного полета получил романти­ческое название «Галактика». Тройное сальто в воздухе, десятиле­тиями считавшееся высшим достиже­нием жанра, гимнаст Николай Сухов выполняет, как рядовой трюк, на каж­дом представлении. Ядвига Кокина — первая гимнастка, совершившая двад­цатиметровый прыжок в сетку. Эти и другие рекордные трюки молодежи удалось освоить благодаря специальной аппаратуре. Под куполом на расстоянии двадцати одного метра друг от дру­га подвешены два мостика. Между ними точно посредине — двухъярусная ловиторка, на которой одновременно располагаются два ловитора. Нижняя ловиторка поворачивается на 180 граду­сов, благодаря чему ловитор может принимать или отправлять вольтиже­ра в обе стороны.

Профессиональный стаж участников «Галактики» один год, все они выпускники Училища циркового и эстрадного искусства прошлого года. Самому стар­шему из артистов — Владимиру Мяловскому — двадцать два года; самой млад­шей — Ядвиге Кокиной — скоро будет девятнадцать! Биографию каждого из семерых можно изложить на полстраничке. Недавние московские школьни­ки увлекались спортивной гимнасти­кой, а потом, повинуясь призванию, по­ступили в ГУЦЭИ. Исключение состав­ляет Ядвига Кокина — воспитанница сельского интерната города Даугавпилса. Сейчас вся эта дружная группа гото­вится к поступлению на заочный фа­культет Театрального института. Тогда к ежедневным тренировкам, репети­циям и представлениям прибавятся теоретические занятия, работа с кни­гой.

По давней цирковой традиции груп­повой номер появляется на афише под именем его руководителя. Новый воз­душный полет назван «Галактика» — в ансамбле нет главного, все его участ­ники находятся на равном положении. Их объединяет непреходящее творческое соревнование, упорное стремление овладеть самыми сложными трюками, совершенствовать свое мастерство. Вла­димир    Ракчеев репетирует тройное сальто, а постоянный исполнитель этого трюка Николай Сухов добивается ново­го рекорда; кроме Кокиной «девичье» двойное сальто делает и Валентина Ватулина.

Выясняю, как молодые гимнасты научились «летать». Как им посчастливилось познать знакомое птицам чув­ство парения? Под руководством режиссера-педа­гога Юрия Мандыча номер готовился около двух лет. Ежедневные трениров­ки, занятия акробатикой, гимнасти­кой, эквилибром и хореографией. С пола поднимались все выше и выше, осваивались с высотой, привыкали к трапеции, к сетке. В полете, быть может, как ни в ка­ком другом жанре, каждый исполнитель зависит от партнеров, и это развивает чувство локтя, абсолютно взаимно­го доверия.

...По команде ловитора вольтижер уходит с мостика и повисает на раскачивающейся трапеции, чтобы потом отпустить ее и, перевернувшись в воз­духе, быть подхваченным ловитором, от которого требуется не только матема­тический расчет, но даже интуиция. Ведь расстояние между мостиком и ловиторкой гимнасты преодолевают по-разному: скорость полета зависит и от веса артиста. И ловитор непременно учитывает, кто из его товарищей в данный момент ушел с мостика — Ядвига или Валентина, Николай или Владимир.

Взаимоотношения исполнителей в полете сложны и возникают не только между вольтижером и ловитором, но и третьим их партнером. Для завершения трюка требуется с мостика послать товарищу трапецию. И стоящий на мо­стике артист делает это с такой фили­гранной точностью, что кажется, будто трапеция послушно, как разумное су­щество, подходит к парящему в возду­хе гимнасту в точно заданную секунду. Отличная ансамблевость в группо­вом полете помогает гимнастам мгно­венно оценивать самые неожиданные ситуации, возникающие порой при ис­полнении трюка, и уверенно находить единственно правильное решение.

Каждое движение оторвавшегося от опоры тела гимнасты отвоевывают у природы усилиями воли и огромного труда. Под куполом цирка, когда за артистом следят тысячи глаз, лететь надо не только смело и точно, но и пластично, красиво. Очень трудно бро­сить свое тело в воздух так, чтобы оно летело с вытянутыми в «ниточку» но­гами! Гимнасты артистичны не только в трюке, но и при падении. Артист летит в сетку так, что зритель воспринимает даже вынужденное падение как трюк. Вольтижеры работают под куполом легко, увлеченно, с подкупающей непосредственностью. Когда они втроем раз­мещаются на мостике, шириной в ступ­ню, то кажется, что им там вполне удобно и даже как-то уютно.

Новый воздушный полет получил единодушное признание зрителей и прессы. Но в нем таятся возможности для более яркого выражения замысла «Галактики». Оригинальная аппаратура и особенно мастерство гимнастов позволяют обогатить номер еще более сложными трюками и комбинациями, например встречными перелетами. Дальнейшая разработка композиции позволит режиссеру еще лучше проявить себя. Мне кажется, что значительно эффектней будет появление гимнастов сразу под куполом в «ракете» или «спут­нике». Стоит подумать и о более ориги­нальном световом оформлении. Почему бы, например, не расцветить цирковой купол, превратив его в «звездное небо»? Нельзя ли использовать прожектора, как бы выхватывающие из темноты «Вселенной» фигуры летающих людей, хотя бы при выполнении ими наименее сложных трюков?

Думается также, что не очень удач­но музыкальное сопровождение номера. Вероятно, более эмоциональной была бы тут лирическая музыка, исполняемая на скрипке или виолончели. Постоянно совершенствуясь, велико­лепная семерка молодых гимнастов мо­жет превратить свой номер в одно из высших достижений советского цирка.
 

А. СТАРТОВА

Журнал Советский цирк. Июль 1967 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100