В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Шапито

Ничего  не  изменилось,
Просто  этим  стало  то,
Снится  мне  как  прежде снилось 
Штопанное  шапито.

Александр  Межиров

Цирк  «шапито»,  это  сооружение  разборного  типа  из  брезента  и  металлических  конструкций.  Слово  «шапито»  французское  (колпак).  Вот  этот  колпак  и  натягивают  на  четыре  металлических  мачты.  В  центре  этого  куполообразного  сооружения  манеж  и  места  для  зрителей.  Сборка  и  разборка  такого  «шапито»,  занимает  несколько  часов.  Если  рабочие  опытные  и  каждый  знает  своё  дело,  то  всё  это  сооружение  появляется  в  течении  трёх,  четырёх  часов.  Днём  приехали,  вечером  уже  спектакль,  ну  это  в  том  случае,  как  мы  уже  сказали,  когда  рабочие  опытные.  Со  стороны  никого  не  берут,  бесполезно,  нужна  не  просто  сила,  нужна  квалифицированная  сила.  Делают  всё  это  сами  артисты,  и  получают  за  это  дополнительную  заработную  плату.  Так  у  поляков,  чехов,  немцев,  но  не  у  нас.

Наша  беда  в  том,  и за  этим  строго  следят  чиновники;  упаси  Боже,  чтобы  простой  артист   заработает  много  денег,  этого  нельзя  допустить.  Чем  больше  зарабатывает  артист,  тем  труднее  удержать  его  на  коротком  поводке.  Он  будет  свободен,  независим,  а  нам  такой  артист  не  нужен,  с  таким  артистом  трудно  работать.  Помогать  устанавливать  «шапито»  ты  можешь,  никто  не  запрещает  проявлять  собственную  инициативу, можешь  даже  умереть  на  работе,  только  не  проси  денег.  Основная   масса  артистов,  люди  мало  оплачиваемые,  каждый  перебивается,  кто  как  может.  Кто  шьёт  нижнее  белье,  и  продаёт  его  на  барахолке,  кто  специалист  по  пошиву  джинсы,  но  делает  это  так  что  они  лучше  фирменных,  кто  мастер  по  колодкам.   Все  заняты  серьёзным  делом.  Репетируют  те,  кто  ещё  считает  себя  артистом.

Вот  и  выпускники  циркового  училища  репетируют,  хорошо,  что  они  всего  этого  не  знают,  они  молоды,  в  их  жилах  ещё  кипит  кровь,  они  оптимисты,  верят  в  справедливость.  Много  репетируют,  спорят,  ругаются,  мирятся,  снова  ругаются,  снова  мирятся.  Им  обещают  поездку  за  бугор,  они  в  восторге.  Старшие  им  объясняют;  в  нашей  конторе  всем  обещают,  есть  такие  слова  кажется,  А.С.Пушкин  сказал:  «Надежды  юношей  питают».  Нас  в  своё  время  тоже  кормили  посулами,  не  верьте,  берегите  себя  и  своих  близких.  Но  ребята  даже обижаются,  они  верят,  так  уж  устроен  человек,  а  артист  особенно,  ему  кажется,  что  он  лучший,  а  коллеги  завидуют.  Их  вот  не  посылают  за  рубеж,  ну  и  потух  огонёк  в  глазах,  а  в  искусстве  без  этого  нельзя. Сколько  я  знал  артистов,  и  каждый  из  них  самый  лучший.  Молодые  сетуют  на  то,  что  их  ещё  не  видело  начальство.  Но  вот приехало  начальство  и  их  увидело.  Но  начальство  приехало  по  другому  поводу. 

Начало  летнего  сезона  ознаменован  работой  передвижных  цирков,  вот  и  приехало  начальство,  желая  убедиться,  всё  ли  для  этого  готово.  Их  не  артисты  интересуют,  их  интересует  работа  передвижных  предприятий.  Контора  не  простит  своим  сотрудникам  упущенной  выгоды.  Конечно  они    поговорят  с  артистами,  так  надо,  чтобы  скрыть  истинные  намерения, тут  уж  никуда  не  денешься.  Но  цель  их  приезда  не  в  удовлетворении  жалоб  и  просьб  артистов.  Они  приезжают  в  передвижки  с  неохотой,  там,  в  Москве  они  привыкли  к  своим  удобным  креслам  и  тёплым  кабинетам.  Но  их  посылают,  и  они  едут,  потом  смотрят  программу,  им  это  не  нужно,  но  они  обязаны  это  делать.  Они  понимают, передвижка это «Балаган»,  чего  его  смотреть.  Главное  что  идёт  зритель,  будет  плана  это  самое  главное,  важнее  золотого  тельца  для  нашей  конторы  нет  ничего  на  свете.  Я  однажды  случайно  подслушал  разговор  такого  чиновника  с  директором  цирка.  Тот  всё  спрашивал  директора:

- Ну  как  я  выступил  перед  артистами? 

- Хорошо – ответил  директор, - главное  в  нашем  деле  обещать,  обещать  и  обещать.

Когда  он  беседовал  с  артистами, он  их  слушал,  но  не  слышал,  они  ему  говорили  что  мы  делаем  двойное  сальто  на  колонну,  Но  чиновник  не  из  художественного  отдела,  ему  наша  терминология  не  понятна,  это то  в  чём  он  никогда  не  сможет  разобраться. Начальник  тоже  не  лыком  шит,  он  научился,  как  надо  разговаривать  с  артистом.

- Ну  вот  видите -  улыбаясь  говорит  он – у  вас  всё  ещё  впереди.  Сложный  трюк  это  прекрасно,  но  вот  только  не  совсем  чётко  просматривается  сюжет  вашего  номера,  тут  есть  над,  чем  вам  следует  поработать.  Тонкого  и  глубокого  понимания  циркового  искусства  у  него  нет,  это  видно   сразу,  но  он  чиновник,  а  значит  человек  случайный,  поэтому  у  него  заранее  заготовлены  ответы.  Это  когда  артист  начинает  говорить  о  трюках,  ему  указывают  на  отсутствие  сюжета,  когда  артист  говорит  о  сюжете,  ему  говорят  об  отсутствии  трюка. Это  такие  своеобразные  качели,  трюк  есть – сюжета  нет,  сюжет  есть – трюка  нет. У  чиновника  есть  безотказное  на  все  случаи  жизни  оружие,  оружие  самое  простое – это  демагогия.

В  последний  день  перед  отъездом  в  Москву,  он  долго  сидел  в  вагончике  директора  цирка,  там  была  и  главбух  и  ещё  кто-то  из  администрации,  пили  коньяк  и  закусывали  дорогими  конфетами.  Свет  горел,  чуть  ли  не  до  самого  утра,  а  потом   его  машиной  отправили  на  вокзал,  с  больной  головой  и  опухшей  физиономией.  Директор  цирка,  на  другой  день  ходил  ворча  осматривая  свои  владения,  всяческими  словами  ругая  незваного  гостя,  мол  принесла  нечистая  негодяя,  в  Москве  делать  нечего  вот  и  разъезжают,  кровь  людям  портят.  Все  эти  визиты  у  меня  вот тут, и  он  взял  себя  за  горло  двумя  руками.  Вот  как  они  мне  достаются  эти  визиты,  и  он  похлопал  левой  рукой  по  левому  карману.  А  им  что,  они  приехали  и  никаких  забот,  а  я  как  дворовый  пёс  с  пеной  у  рта  кручусь  с  утра  до  вечера, организовываю  эти  приёмы.  Всё  с  проверками  приезжают,  вы  лучше  у  себя  там,  в  Москве  порядок  наведите.  А  то  план,  план. У  меня  всегда  план,  работать  надо,  тогда  и  план  будет  Мне  этот  визит  денег  стоит,  они  там  думают,  что  у  меня  тут  с  неба  манна  небесная  сыпется .Каждый  рубль  потом  и  кровью  достаётся,  нужно  головой  работать,  это  тебе  не  бумажки  с  места  на  место  перекладывать.  Это  производство,  живой  организм,  и  этим  организмом  надо  управлять.  А  непредвиденные  расходы,  рассчитывали  так а  вышло  эдак.  Я  хоть  и  директор,  а  руки  у  меня  связаны,  и  всё  это  по  их  милости.  Сами  не  работают, так  хоть  другим  дайте.

Я  многого  не  прошу,  ну  руки  то  развязать  можно?  Я всегда  заканчиваю  сезон  с  прибылью,  дайте  немного  свободы.  Так-то  тоже  нельзя.  Слава  Богу,  отправил,  всю  ночь  поили,  ещё  с  собой  дали,  а  то  ведь  приедет  в  «Главк»,  такую  портянку  накатает,  а  мне  это  нужно  под  старость  лет.  Я  тоже  хочу  покоя,  а  то  обо  всех  думай.  Если  я  проколюсь  ни  одна  скотина  слова  обо  мне  доброго  не  скажет,  им  ведь  туда,  сколько  не  давай  всё  мало.


Из книги Паяцы Владимира Фалина

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100