В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

| 11:13 | 28.11.2019

Силовой жонглер Борис Вяткин

Силовой жонглер Борис ВяткинСиловых жонглеров, выступающих с сольным номером, в советском цирке сейчас немного — всего несколько человек. Отчего жанр этот столь «беден» исполнителями»? Только ли оттого, что «тяжелая атлетика недаром называется тяжелой»? Или, может быть, силовое жонглирование не пользуется популярностью у зрителей?

Да, нет. Вроде бы, все как раз наоборот! Спортивные секции по тяжелой атлетике год от года расширяются, а любовь публики к «сильным» артистам так велика, что подчас переходит границы дозволенного: из библиотечных экземпляров газет и журналов то и дело исчезают фотографии этих кумиров публики.

Быть может, сама профессия силовых жонглеров требует какой-то особой, редко встречающейся одаренности? Сегодня неизменным успехом пользуются у зрителей выступления силового жонглера Бориса Вяткина. Как же артист добивается успеха?

Десять лет назад выпускник ГУЦЭИ Борис Вяткин впервые вышел на профессиональный манеж.

Артист начинает свое выступление с «позирования», являющегося видом соревнования в атлетической гимнастике. «Позирование» — вещь необычайно сложная, потому что в статической позе необходимо показать и то, насколько правильна и эффектна система ежедневных тренировок, и свою физическую подготовку, и то, как исполнитель владеет достигнутым (здесь значение имеет уже психологический момент). В выступлении Вяткина присутствует еще один компонент, не обязательный для спортивной программы: его композиция «позирования» имеет завершенность художественного образа. Одну за другой демонстрирует артист непревзойденные в своем совершенстве скульптуры античных мастеров. Эти скульптуры — Геракла Фарнезского, Дискобола, Лаокоона, Зевса — покоряют. И все-таки, когда глядишь на них в обстановке музея, то как бы ни был ими очарован, осознаешь, что это — произведение искусства, а значит, в той или иной степени, но всего лишь плод воображения художника. Вяткин демонстрирует их во плоти, как бы «низводя» тем самым идеал до реальности, не разрушая при этом ни его красоты, ни гармонии, ни величия. Такое не может не вызвать восхищения, однако (как ни покажется странным на первый взгляд!) уже не античной скульптурой, а современным молодым человеком — Борисом Вяткиным.

Образ идеального героя из древнегреческой мифологии артист умеет сохранить и в следующей, более «традиционной» части своего выступления. Когда он манипулирует большим металлическим шаром или жонглирует тремя малыми шарами, когда балансирует на лбу перш, «увенчанный» двумя гирями, поднимаясь при этом по боковым лестницам, или вращает небольшую штангу, словно тросточку, то все эти трюки проделывает так легко, словно они — игра или привычная, не доставляющая особого труда разминка. Даже поклон в номере Вяткина выдержан в стиле образа: этот сильный человек всегда несколько смущен, когда публика награждает его бурей восторженных аплодисментов.

Поначалу дебют Вяткина многими воспринимается как некая неожиданность. В номере молодого артиста элементы тяжелой атлетики органично сливались с элементами атлетической гимнастики, подчиняясь третьей силе — актерскому мастерству.

Однако если мы припомним историю развития советского цирка, то убедимся, что это выступление Вяткина — явление не только не случайное, оно закономерное и долгожданное. Еще в 1919 году в статье «Задача обновленного цирка» А. В. Луначарский писал: «Возьмем главнейшие элементы .цирка. Первым и самым значительным является демонстрация физической силы и ловкости, физической красоты человеческого организма... Там же, где цирковой номер поражает вас грацией и легкостью, где изумительные вещи, кажущиеся чудом, проделываются с естественностью, далеко превосходящей естественность любого обывателя, торжествует человеческий дух. Он торжествует там потому, что это воля духа, то есть нервной мозговой системы, подчинила себе мускулы и кости, потому что человек сделал из себя самого совершенную, живую статую, как скульптор делает прекрасную неподвижную статую из мрамора».

Идеи Луначарского нашли в цирке широкий отклик. Однако не всегда попытки эти заканчивались успехом. Хотя, без сомнения, были интересные номера, например, номера братьев Нелипович, В. Херца.

Силовой жанр начался в цирке с выступлений спортсменов-тяжелоатлетов. А что мы имеем в виду под рекордами в тяжелой атлетике? Прежде всего поднятие тяжести. Поднятие и не более того. Вот номера и сводились обычно к тому, чтобы просто поднять тяжелую штангу, в лучшем случае, украсив зрелище впечатляющим появлением артиста или подходом его к реквизиту.

При том, что многие цирковые жанры (силовое жонглирование в том числе) по-прежнему требуют от исполнителей хорошей спортивной подготовки (у Вяткина, например, дневная норма регулярных тренировок достигает 1,5-2 тонн), нужно ли и возможно ли продолжать сегодня спортивные соревнования на арене цирка?! Конечно, нет. Нынешние мировые рекорды в тяжелой атлетике давно уже перевалили за 200 кг, но каких бы успехов ни добился спортсмен, он выступает всегда несколько раз в году, а артист выступает, как правило, более тридцати раз в месяц. К тому же на арене цирка не существует ни возрастных, ни весовых категорий, а общение силового жонглера со своими тяжестями отнюдь не сводится лишь к поднятию штанги (мы уже могли убедиться в этом на примере номера Б. Вяткина). Так мыслимо ли соперничество при столь разных условиях и мотивировках труда?

Отнюдь не ради красного словца и небезосновательно Евгений Багратионович Вахтангов сказал однажды, что и на арене цирка артист должен играть по системе Станиславского, имея в виду обязательное создание художественного образа, выявляющего жизнь человеческого духа.

Все это Борис Вяткин прекрасно понимает. Об этом свидетельствовал и его дебют, о том же говорит и новая работа артиста.

Под звуки бравурной музыки на середину манежа выходит «бегемотоподобный» (артист обильно использует «толстинки» в создании костюма) Вася Пуд. Его безмерная грудь сверху донизу украшена бесчисленными медалями: Вася Пуд — многократный чемпион! Быть может, поэтому он так уверен, что публика знает и любит его: пока ему подготавливают реквизит, Вася, лихо подкрутив огромный черный ус и вскинувши вверх правую руку, словно он только что установил новый мировой рекорд, отправляется совершать круг почета. Он не шагает, а буквально вышагивает, преисполненный какой-то неведомой нормальному человеку важности. Несколько секунд спустя, отделавшись от первого гипнотически воздействующего впечатления, мы понимаем, что этому человеку просто-напросто трудно ходить: здоровенный живот мешает ему поднимать ноги, а сами ноги, каждая с порядочный бочонок, плохо поддаются управлению — Вася косолапит, словно годовалый младенец. Наконец, мы не можем не заметить, что этого богатыря мучает одышка.

Но вот он остановился между двух увесистых штанг. Шпрехшталмейстер приглашает почтенную публику испробовать их тяжесть. Попытки зрителей оказываются, конечно, безуспешными, ведь каждая штанга весит ни много, ни мало по 200 кг. Когда публика достаточно натешится над неудачниками, а заодно испытает чувство унижения по поводу собственного «несовершенства», Вася Пуд берет инициативу в свои руки и начинает «священнодействие»: двое рабочих укладывают тушу Васиного тела на небольшой пьедестал, опускают ему на живот дубовую доску, на которую (уже вчетвером) взгромоздят затем одну из штанг. Вторую лежащий Вася будет держать над собой на вытянутых руках. Дальше последует обязательное усложнение номера: на живот Васе поставят две двухпудовые гири. Ну, а финальный, самый эффектней трюк сложится из того, что на бедного, через силу улыбающегося Васю вспрыгнут еще и четыре униформиста, а он вытерпит все это, то есть около семисот килограммов веса. На поклон Вася выйдет со штангой на плечах, мало того — на штанге будут восседать две хорошенькие девушки, весящие, однако, за пятьдесят килограммов каждая.

Трудно испытать радость, тем более — эстетическое наслаждение от такого зрелища! А ведь когда-то подобные номера разыгрывались на манеже цирка всерьез. В новом номере Б. Вяткин работает с настоящими тяжестями, но своего героя Васю представляет нам, конечно же, с иронией. Только поэтому сегодняшний зритель цирка смотрит на всю эту демонстрацию силы охотно, смеясь от души. Однако свое предпочтение, свой истинный и искренний восторг он отдает герою другого вяткинского номера, где Человек предстает как гармонично развитая Личность — разумная, красивая и сильная.

Вот так интересно, образно, с юмором решает свои номера «Старый цирк» и «Скульптуры» силовой жонглер Борис Вяткин.

ЕЛ. МАРКОВА

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100