В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Слово в защиту лошади

Дзерасса ТугановаИмя прославленного наездника и цир­кового режиссера Михаила Туганова тесно связано со становлением в советском цирке национального искусства джигитовки. C развитием в послевоенные годы конно­го цирка. Его дочь народная артистка РСФСР ДЗЕРАССА ТУГАНОВА, возглав­ляющая ансамбль джигитов Северной Осе­тии «Иристон», выстyпает на манеже 35 лет. Наш корреспондент встретился c ней, чтобы побеседовать o радостях и пе­чалях конного жанра. Неожиданно разго­вор начался не по намеченному плану.

На  фото. Дзерасса Туганова

Вчера вы видели, как на галопе упа­ла лошадь и был тяжело травми­ван джигит, — говорит Дзерасса Михайлов­на.— И вот, все считают, что в этом никто, кроме коня, не виноват. Но ведь легче всего обвинить беззащитную ло­шадь, повинную лишь в том, что стала в цирке «бедной родственницей». Рожден­ная для резвых движений и больших нагрузок, она нередко этого лишена из-за участившихся в последние годы сверх-дальних переездов и длительных простоев. Взять хотя бы наш маршрут в этом году. После простоя в Ярославле, нас отправили в Казань. Там в самые морозы лошадей две недели держали на станции в ваго­нах и во время маневров две лошади были травмированы, до сих пор не рабо­тают. Из Казани вагоны переадресовали в Курск. После этой трехнедельной доро­ги не узнала своих великолепных арабских скакунов. При виде унылых кляч не смогла сдержать слезы. A каково было дрессировщику A. Калугину, y которого недавно в Кировском цирке погибли четыре луч­шие лошади?

Но двинемся дальше. Из Курска пе­реезд в Устинов, затем в Уфу, из Уфы в Алма-Ату, оттуда в Кисловодск, из Кисловодска в Киров. Долгие тысячи километров, несколько путешествий через всю страну, мучительные для лошадей недели в вагонах без движения. Поистине неисповедимы пути отдела формирования программ Союзгосцирка. И вроде хорошие люди в нем сидят, a коней не ценят и не жалеют. Очень нелегко тем, кто сопровождает животных в пути, про­водит неделю, две в вагоне: лишь любовь к лошадям, желание повидать разные города и страны удерживает конюхов на тяжелой и неблагодарной работе.

Отражаются на состоянии лошадей участившиеся случаи недоброкачествен­ности кормов. Осложняет нам жизнь и то, что покрытие арены в разных цирках неоднородно. Привыкать же к новым условиям некогда, надо работать. Зачастую на листе такая плотная резина, что сов­сем не пружинит. Тогда сбивается темп, скользят копыта, a это может привести к падению. Вот и хочется сказать слова в защиту лошади. Не вините ее за то, что упала. Повинны в этом только мы — люди!

— Как же случилось, что лошадь в цирке оказалась иа положении бедной родственницы?

— Когда-то это благородное, самое красивое животное было украшением цир­ковой арены. Примерно до середины пя­тидесятых годов без конных номеров не мыслилось ни одного представления. Но со временем многим директорам цирков, очевидно, кое-кому и из аппарата Союз­госцирка, стало казаться, что кони прино­сят много хлопот, вызывают излишние расходы. Как-то директор одного преус­певающего цирка-дворца пытался и меня убедить, что финансовый план можно прекрасно выполнять и без лошадей. На мой вопрос, вспоминает ли он цирк своего детства, недоуменно пожал плечами и от­ветил: «Я цирком мало интересовался, предпочитал кино». Этот директор — человек безусловно умный и возглавляемый цирк по-своему любит, но цирковое искус­ство рассматривает лишь как средство, способствующее выполнению плана. Вся­кими правдами и неправдами отбоярива­ется он от необходимости иметь дело c се­ном, овсом, опилками и другими забота­ми, связанными c конными номерами.

Сейчас таких, как этот директор, в нашей системе немало. Их утилитарны й взгляд на то, что для нас, влюбленных в цирк, навеки вошло в сердца и души, в значительной мере повлиял на сокраще­ние количества первоклассных конных номеров. Сегодня уже не в диковинку программа без единой лошади. A нам — артистам конного жанра — приходится теперь думать не o творческих достижениях, a o том, как бы разместить лошадей, как их накормить, что делать c неприспо­собленной для них ареной. Как говорится, «не до жиру, быть бы живу».

— А вы вспоминаете цирк своего дет­ства?

Храню о нем живые, самые теплые воспоминания. C той порыв стране вырос­ли десятки цирков-дворцов, значительно преуспели многие жанры, возросла арти­стичность исполнителей, усложнились трю­ки, богаче стало оформление. И это, конечнo, всех нас радует. Но в то же время как-то потускнела волнующая романтика цирка, что когда-то так захватывала нас. Ушла в небытие та самая неописуемая словами «изюминка», преображавшая цирк в дивный сказочный мир, создавав­шая ощущение праздника, без которого уже не так ярко горят глаза y ребяти­шек, не так велика радость о6щения c цирком и y взрослых зрителей. Мне кажет­ся, что былой «изюминке» во многом способствовали блистательные выступле­ния конных дрессировщиков и наездников со своими поразительно красивыми живот­ными. Множество видов конного жанра разнообразили тогда цирковые програм­мы, были их традиционной основой, клас­сикой циркового искусства.

Вспомните хотя бы дрессуру лошадей на свободе. B конвейере было когда-то до двадцати «конюшен», как называют в цирке большие группы дрессированных лошадей. Обычно они, разнообразя репертуар, демонстрировались весь сезон. Зрелище это было великолепным. Подоб­ранные по масти, выхоленные кони, в нарядной сбруе, c яркими султанами на головах, по выстрелам шам6арьера совершали перестроения, кружились в вальсе. Но меня особенно тогда вол­новали выступления изящных гротеск-наездниц, их грациозные балетные дви­жения на коне, удивительное чувство баланса. K сожалению, сегодня вы многого такого уже не увидите.

— Дзерасса Михайловна, в нашем жур­нале не раз публиковались статьи o не­благополучии в конном жанре. Какое, на ваш взгляд, они оказали влияние на ход событий?

— Ну и вопрос вы задали! Но попробую ответить. Еще в 1960 году мой отец Михаил Туганов, в статье «Тревожась o любимом жанре» писал o том, что конный цирк остро нуждается во внимании, что ценные предложения, высказанные на первом совещании по конному жанру в 1953 году, так и не были претворены в жизнь, что ряд конных номеров теряет свои былые высокие художественные качества. Спустя двадцать лет статьей Ю. A. Дмитриева «Кому нужен манеж?» журнал начал полемику о конном жанре, в которой примяли участие дрессировщик Алексей Соколов и режиссер Виктор Кош­кин. Все эти публикации были своевремен­ны, повышали интерес к конному цирку и подавали надежды, что вскоре жизнь артистов-конников и их четвероногих парт­неров станет лучше и веселее.

Дзерасса ТугановаНа  фото. Дзерасса Туганова

Однако этого так и не произошло. Если в некоторых видах конного жанра и не было за эти годы серьезных количе­ственных изменений, то художественная ценность многих номеров начала вызывать большое беспокойство. Партия учит нас, что сегодня следует перенести центр внимания c количественных показателей на качественные. Эта задача вплотную встала и перед нами, артистами Советского цирка. И беспокоит нас не только снижение творческого уровня конного цирка, но и обострение диспропорции между его разными видами. Некоторые из них почти полностью исчезли с арены. Взять хотя бы «Па-де-де», «Па-де-труа», “Гротеск-наездница», «Почта» , «Парфорс-­наездник», «Тандем», «Кабриолет». Пе­речень этот можно еще продолжить. Ра­нее такие номера придавали цирковым - программам так недостающую им в наше время калейдоскопичность.

Только родная мне джигитовка прочно укрепила свои позиции. Количество ее номеров постоянно растет и уже превы­сило два десятка. K сожалению, нельзя сказать, что все они обрели свое творческое лицо, некоторые слишком походят друг на друга. Однако лучшие группы джигитов, органично включив в себя фрагменты других видов конного жанра, стали по своей художественной вырази­тельности подлинно аттракционами. Например, ансамбли Ирбека Кантемирова, Давлета Ходжабаева, Юрия Мерденова, Тамерлана Нугзарова...

Прогресс в области джигитовки о6ъяс­няется просто. Темпераментное, яркое и, важнее всего, поистине национальное искусство наездников-джигитов высоко ценится на мировой арене. Печально что сегодня слабо популярны за рубежом  другие виды советского конного цирка.  И это обстоятельство, на мой взгляд, во многом обусловило падение интереса к конному жанру в системе Союзгосцирка и привело к разочарованию некоторых артистов-конников.

— Это, наверное, не главная причина неблагополучия в жанре!

— Нет, конечно. Причин много. Глав­ная, на мой взгляд, в том, что наши цир­ковые училища, студии, творческие ма­стерские, готовя профессиональных арти­стов всех основных цирковых жанров, за многие годы не выпустили ни одного наездника или дрессировщика. A жизнь показала, что можно куда быстрее стать дрессировщиком собачек или, как это ни парадоксально, крупных хищников, чем лошадей. Чтобы управлять ими на арене или готовить для выездки в «Высшей школе верховой езды», надо долгие годы учиться чувствовать лощадь, обрести спо­собность научить и ее почти интуитивно ощущать каждый ваш посыл. А это целая наука. Тоже и в конной акробатике. Вспомните, A. Александров-Серж c целью подготовки жокеев для своего ансамбля специально открывал в Иваново детскую конно-акробатическую студию. Те конные номера, которые пользуются сегодня большим успехом, за малым исключением, укомплектованы артистами, продолжающими дело своих отцов или прошедшими выучку у опытных мастеров. Нехватка имеющих навыки артистов-конников и берейторов, отсутствие всякой базы для их подготовки, вот что в основ­ном привело к обеднению жанра.

— Как вы полагаете, c чего надо начи­нать, Чтобы повысить интерес к конному цирку, возвратить ему былой блеск!

— B этом разговоре я выражаю не только свое личное мнение. Ведь мы, ветераны цирка, встречаемся, делимся своими мыслями. Считаем, что первым конкретным мероприятием должен стать созыв хорошо подготовленного совещания по вопросам конного цирка. Пригласить на него всех, кому дорог этот жанр, включая и спортсменов-конников. Конечно, необ­ходимо присутствие директоров цирков, c ними и будет искренний нужный разговор. Это совещание должно стать пере­ломным этапом в истории нашего конного цирка. Очень хотелось, чтобы те, от кого зависят его радости и печали, повернулись бы к нему лицом.

— И основным предметом обсуждения на совещании мыслится проблема кадров!

— Вне всяких сомнений. O необходи­мости создания учебно-тренировочной ба­зы, которая стала бы центром советского конного цирка, говорят и пишут уже очень давно. Мне всегда казалось, что отсутствие такой базы — какое-то вопию­щее недоразумение, которое должно вот‑вот рассеяться. Но шли годы, в десятках городов строились новые стационар­ные цирки, а о том, что для них понадобятся и конные номера, никто серьез­но не задумывался. Правда, в конце шести­десятых годов был создан проект соору­жения в Москве конно-цирковой школы. Но ее строительство несколько раз от­кладывалось и по последним сведениям должно начаться только в 1990 (!) году.

B Статье «Кому в цирке нужен манеж?» Ю. A. Дмитриев предлагал как выход из создавшегося положения возложить под­готовку конных дрессировщиков и наезд­ников на Всесоюзную дирекцию по под­готовке цирковых программ, аттракцио­нов и номеров, в частности, на ее Харь­ковский филиал. Интересно, рассматрива­лось ли руководством Союзгосцирка это, на мой взгляд, дельное предложение? Есть опасения, что оно вызывает y Дирек­ции ряд серьезных возражений. Кто же захочет принять на себя неизбежно свя­занные c конным цирком заботы? И ведь вопрос об учебной базе — это вопрос и о целом штате преподавателей, берейто­ров, режиссеров конного жанра. A где они?

Заслуживает внимания постоянная работа c молодыми стажерами дрессиров­щика Алексея Соколова. Многие кон­ные номера обязаны своим рождением этому опытному мастеру. Вопросы настав­ничества, как плодотворного метода под­готовки артистов-конников, тоже должны быть рассмотрены на совещании.

— Накопилось множество проблем!

—  Великое множество. Длительное время не решается такая важнейшая, как обеспечение нас высококачественным конским поголовьем. B нашей стране выращены новые замечательные породы лошадей. Мы должны показать их зрите­лям. Сейчас никто нам в этом не помо­гает. Давно уже мы предоставлены самим себе. Централизованно не может разре­шиться даже не такой уж, думается, сложный вопрос, как определение универсаль­ного для всех цирков покрытия арены. Много y нас разных болячек. Да разве обо всех расскажешь?..
 

Беседу вел K. АЛЕКСЕЕВ

Журнал Советская эстрада и цирк. Ноябрь 1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100