В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Смелый эксперимент

Чем ближе поезд подъезжал к Минску, тем больше воз­растало наше волнение: мне и моим товарищам — режиссерам Союзгосцирка предстоя­ло увидеть там новый и необычный цирковой спектакль «Бахчисарайская легенда».

А. Зотова  в роли  ЗаремыЧем-то он нас порадует? А может, и огорчит? Мы знали только одно — впервые в истории советского цирка режиссер Н. Зи­новьев и артист Б. Манжелли со­вместно с балетмейстером И. Куриловым средствами конной пантоми­мы воплотили на арене бессмертный пушкинский сюжет «Бахчисарайского фонтана». Возможен ли в цирке та­кой  эксперимент?  Удался  ли  он?

А. Зотова  в роли  Заремы

И вот мы в Минске, в чудесном цирке-дворце. То, что я здесь увидел, меня чрезвычайно обрадовало. «Бах­чисарайская легенда» — удивительно поэтичный и красочный спектакль. Он начинается сценой у фонтана, у которого, погрузившись в глубокое раз­думье, стоит хан Гирей (артист Б. Манжелли). Такой режиссерский прием здесь вполне закономерен. Все остальное действие проходит пе­ред зрителем как воспоминание Гирея о прошлом, о его скорбной любви. В спектакле есть сцены, которые особенно запоминаются. Это своеоб­разное лирическое па-де-де Марии и Вацлава в чудесном исполнении Л. Лукьяновой и В. Манжелли, сцена боя с участием джигитов Нугзаровых. Привлекает внимание поэтично­стью своей игры молодая артистка А. Зотова, исполняющая роль Заремы. Во всем спектакле, в каждой сце­не видно удивительное чувство меры. (Этого чувства, к сожалению, порой не хватает многим нашим цирковым программам.) Здесь все предельно ясно, ничто не отвлекает зрителей от идеи представления. В спектакле нет трюков ради трюков и танцев ради танцев. Каждый жест, каждое движе­ние артистов предельно выверены, соответствуют характеру   персонажа и ситуации, несут глубокую смысло­вую нагрузку.

Значительный вклад в создание чудесного спектакля внесли и худож­ники А, Фалъковский и Р. Вайсенберг, пожалуй, без них вряд ли «Бахчиса­райская легенда» удалась полностью. Красочные декорации, костюмы и реквизит выполнены по эскизам этих художников с большим вкусом и по­зволяют зрителям легко перенестись в обстановку происходящего на ма­неже действия. Я не ставлю себе цели дать в не­большой статье подробный разбор всего спектакля. Скажу кратко. В нем представлено почти все многообра­зие цирковых жанров; номера орга­нично вплетаются в сюжетную ткань.

Б. Манжелли в роли Гирея. Фото Ф. БернадскогоБ. Манжелли в роли Гирея. Фото Ф. Бернадского

И пусть не посетуют на меня актеры, чьи фамилии не упомянуты в статье. Это вовсе не значит, что их игра не привлекает. Пусть поймут правильно меня —артиста, отдавшего конному цирку 40 лет жизни. Вполне понятно, что в «Бахчисарайской легенде» я особо пристальное внимание уделил дрессировке лошадей. Она безуко­ризненно четкая, композиционно построена удачно, лошади красивые, конные номера хорошо вмонтирова­ны в программу. Пожалуй, тут есть все элементы высшей школы верхо­вой езды: вольтижировка, гротеск и прочие «мудрые» названия, столь дорогие сердцу каждого конника. К сожалению, такой большой мастер дрессировки, как Б. Манжелли, не ис­пользовал до конца все возможности конного жанра. Хотелось бы, чтобы руководитель коллектива уделил больше внимания элементам высшей школы верховой езды, чтобы он уси­лил дрессуру, чтобы... впрочем, же­лать-то всегда легче всего, а вот как это осуществить на практике?

Меня беспокоит дальнейшая судь­ба спектакля. Если работники управ­ления проявят должное внимание коллективу артистов и окажут ему практическую помощь, то конная пан­томима будет жить и ее смогут уви­деть сотни тысяч зрителей в различ­ных городах страны. Многое зависит и от директоров цирков. Кстати сказать, репетиции спектакля начались в Киевском ста­ционаре, руководство которого ока­зывало всяческое содействие в ра­боте   молодого коллектива. Но есть, к сожалению, директора, которые довольно равнодушно встре­тили появление на свет чудесного спектакля. Они говорят о том, что в программе, мол, много лошадей и станков для всех нет, с фура­жом трудно, коллектив слишком большой, а администрация на такое количество артистов не рассчитывала. Подобные разговоры не содействуют успеху представления и только пор­тят настроение у артистов. Мне само­му в прошлом приходилось сталки­ваться с такими явлениями. Мы дава­ли «Представление на Дону». Отношение к моему коллективу было такое, что пришлось резко «сокра­тить штаты». Вместо положенных 50 минут, представление шло — 12. Сами понимаете, что из этого вышло. Подобной ошибки повторять нельзя. Ведь коллектив конкой пантомимы «Бахчисарайская легенда» провел не только большую творческую работу, но и осуществил смелый экспери­мент, соединив, казалось, две несов­местимые величины — Пушкина и цирк.

Надо дать новому спектаклю зе­леную улицу. Его успех свидетель­ствует о возрождении лучших тради­ций конного цирка и опровергает высказывания некоторых товарищей о том,  что лошадь   сходит   с   арены. Удачная постановка «Бахчисарай­ской   легенды»    обязывает    артистов-конников еще больше работать над созданием новой дрессуры и номе­ров. Для этого необходимо Союз­госцирку иметь специальную базу. О базе я говорил еще на совещании по конному жанру в 1957 году. Мно­го хороших и ценных предложений было высказано там и другими ар­тистами. Но пожелания так и остались пожеланиями. Надеюсь, что после «Бахчисарайской легенды» про­изойдут какие-нибудь перемены к лучшему. Посоветую читателям журнала посмотреть этот чудесный и необычный спектакль. Им вы оста­нетесь довольны.


М.   ТУГАНОВ, народный артист РСФСР

Журнал Советский цирк. Март 1964 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100