В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Снежный человек

Сегодня почти весь город толпился у паноптикума мистера Макларди. Трехметровые буквы огром­ной рекламы были видны за несколько миль.

«Мировая   сенсация!   Только   у   нас!   Гималай­ское  чудо! Единственный экземпляр снежного человека». Плата за вход была сногсшибательной: десять долларов с взрослого, пять — с ребенка. И откуда только у людей взялись деньги. Паноптикум осаждали со всех сторон. Да­же полиция оказалась бессильной. Счастливцы, видевшие «чудо», не успевали отвечать на вопросы. Они выбира­лись из толпы со свернутыми на сторону галстуками, без пуговиц и нередко без кошельков. Ни у меня, ни у Сэма не было ни цента, но нас осенила блестящая идея. Сэм волочился (и не без успеха) за же­ной старика Мэфа — Дженни. Старик месяц тому назад поступил работать сторожем в сумасшедший дом. Пла­тили там по-королевски, потому что богатые пациенты уко­кошили уже двоих сторожей (так они развлекались на прогулке от нечего делать). Охотников занять эту долж­ность не находилось. У Мэфа же не было выбора: краси­вая молодая жена стоила ему недешево, а он недавно потерял   работу.

Когда мы примчались к Дженни, она одевалась, чтобы идти смотреть на «чудо», и милостиво согласилась при­хватить   нас   с   собой. Однако попасть в паноптикум, даже имея билеты, было не так-то просто. Если бы не золотая голова Сэма, мы до вечера проторчали бы у входа. Он взобрался на крышу какого-то фургона и заорал во все горло.

— Леди и джентельмены! Пока вы стоите здесь и вам за ваши же доллары ломают кости, по Мичиган-авеню ве­зут самку для этого типа — снежную королеву Гималаев. Вы сможете увидеть ее бесплатно и еще успеете вернуться!

Толпа хлынула в сторону Мичиган-авеню, и мы свобод­но   проследовали   в   паноптикум. Снежный человек находился в застекленной витрине, похожей на ледяную пещеру. Отовсюду свисали сосульки, выли мощные вентиляторы, поднимая тучи снега, от ко­торого почему-то сильно несло нафталином. Багровое искусственное солнце тускло светилось в сером полотняном небе. Гималайское «чудо» сидело на камне спиной к нам и с рычаньем глодало кость, похожую на ляжку мамонта. Кругом валялись черепа неизвестных животных и окровав­ленные шкуры. Зрелище было потрясающее. Рядом кто-то взвизгнул. Чудовище, обросшее рыжей шерстью, при­подняло свою приплюснутую голову и поглядело на нас через плечо злыми красными глазами. Взгляд его вдруг стал довольно осмысленным, и он встал с камня. Нарядная пожилая леди упала в обморок, и служитель понес ее к выходу. Худой джентльмен в очках, наверное ученый, уверенно сказал: «В нем пробуждается инстинкт самоза­щиты. Это опасно». К несчастью, в этот момент в комнату хлынули обманутые Сэмом владельцы билетов, и нас притиснули   к  самой   витрине.  Толстое  зеркальное  стекло  угрожало лопнуть. Дженни повисла  на плече у Сэма и дро­жала   от   страха.

— Ладно!   Пошли  отсюда! — громко  сказал   Сэм,  обни­мая Дженни. — Не бойся, малютка! Я посижу с тобой, пока твой   старик  не   вернется   с  дежурства! — И   он   влепил  ей звонкий   поцелуй.

Тут произошло нечто невероятное. Гималайское «чудо» схватило с пола здоровенный череп и с криком «Я тебе покажу, негодяй, как шляться к чужим женам!» ринулось прямо на нас. Зазвенело стекло, и снежный человек вце­пился в Сэма. Он яростно извивался и рычал, пока нако­нец не вынырнул из своей шкуры и, как был в светло-сиреневом   комбинезоне,   рванулся   к  Дженни.

— Потаскуха! — вопил   он,   разевая   свою   размалеван­ную пасть, в которой сверкали металлические коронки. — Я   сверну   тебе   шею.
— Мистификация!    Обман! — захлебнулся   в   крике   уче­ный джентльмен и треснул Мэфа тростью по спине.

Из  помещения  мы  вылетели   вместе:   я, Дженни, Сэм, полсотни зрителей во главе с ученым и «снежный чело­век» Мэф. Мы неслись по улице под громкое улюлюканье мальчишек. Один из них подставил старику подножку. Это нас  спасло.  Мы  скрылись   в  каком-то  темном  дворе. Так, сами того не желая, Сэм и я испортили Мэфу блестящую карьеру. Мистер Макларди — это Дженни рас­сказала потом Сэму — готовил старика еще на две роли: первого человека с Марса и ожившего идола с острова Пасхи. Мэф согласился на эту нелегкую работу, потому что из сумасшедшего дома его выгнали на другой же день. Он отвесил пощечину какому-то помешавшемуся на драках богачу, который ткнул его кулаком в зубы. Свою службу в паноптикуме Мэф держал в строгой тайне, по­этому Дженни ничего о ней не знала. И вот теперь все пропало! Мы посоветовали Дженни успокоить Мэфа: та­кой талантливый человек нигде не пропадет. Паноптику­мы есть и в других городах, а газеты охотно помогут оду­рачить   доверчивых   простаков.


Е. КАН

Журнал Советский цирк. Март 1964 г.

оставить комментарий

 

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100