В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Соркар на улице Бомбея

Соркар на улице БомбеяИндию издавна называют страной чудес. Представляется, что люди там постигли нечто, недоступное другим народам. И когда путешественник попадает в какой-нибудь город Индии, он еще больше утверждается в этом мнении.

На первых же порах ему обязательно встретятся за­клинатели змей, заставляющие быстрых, как молния, кобр задумчиво танцевать под звуки заунывной музыки. Увидит он и бро­дячих факиров, которые прямо на мосто­вой бросают в корзину с землей семечко и в какие-нибудь пять минут выращивают из него зеленое деревце. Случается встре­тить бородатых йогов; они спокойно сту­пают босыми ногами по костру, на многие часы их опускают в глубокую могилу, без очевидного вреда для них.

Волшебство разлито как бы в самом воздухе Индии. Здешних жителей не уди­вишь самыми изощренными фокусами. И тем поразительнее постоянный и огром­ный успех индийского иллюзиониста Соркара в любом городе этой обширной страны. Можно объяснить восторги публи­ки, когда Соркар дает представления в Англии, Франции, Соединенных Штатах Америки, Австралии, Японии. Но в Индии, чтобы заслужить славу Великого, фокусник, наверное, действительно должен творить чудеса.

Соркар — основатель и президент Об­щества иллюзионистов Индии, почетный член кружков фокусников Бельгии и За­падной Германии, «мэтр-фокусник» Фран­цузской ассоциации фокусников, дважды лауреат премии Сфинкс» (международная премия в области искусства фокусов, присуждаемая в Нью-Йорке). В 1962 году Ве­ликий Маг побывал и в Советском Союзе. Гастроли продолжались около месяца — он выступил в Москве и Ленинграде. Гость показал интересную программу. Он застав­лял по мановению волшебной палочки взвиваться в воздух столы со стоящими на них вазами, на глазах публию» без тради­ционного ящика «распиливал» циркульной пилой свою ассистентку пополам — видно было, как пила вгрызалась в «живое» тело. Это было искусство иллюзии высшего класса.

Но Соркар отнюдь не утверждает, что обладает какой-то сверхъестественной си­лой. Он говорит, что самое главное не то, что иллюзионист показывает, а то, как он это показывает. Зритель многообразен, одному нравятся пышные и загадочные эффекты, другому — внешняя простота трюка. Но все без исключения высоко це­нят артистичность, сценическое мастерст­во фокусника. Прирожденный талант и многолетний труд позволили Соркару до­стичь этого мастерства. Искушенные ин­дийские зрители видят в нем прежде всего великого актера, умеющего по-новому рассказать о том, что они уже знают.

Недавно мне случилось побывать на представлениях Соркара в Индии. После посещения Советского Союза его програм­ма «Инд-ра-джал» обогатилась новыми номерами. Представление длилось долго, но никого не утомило. С самого начала Сор­кар сумел установить контакт со зри­телями. Он предстал перед своими поклон­никами эдаким добродушным, несколько ироническим человеком, он как бы всем своим видом говорил: посмотрите, какие забавные манипуляции можно делать с обыкновенными вещами, если вниматель­но изучить их свойства. Он не пытался соз­дать завесы таинственности между собой и залом, не прибегал к эффектным магиче­ским «пассам». Нет. Он двигался не спеша, шутил, рассказывал о своих поездках за границу, в Советский Союз. И вместе с тем ни на одну секунду не сбился с четкого ритма.

Так может вести себя на сцене только человек, для которого выступление — удо­вольствие. И на самом деле, непринужден­ная демонстрация фокусов, очевидно, является естественной потребностью для Соркара.

— Я живу фокусами, — признается Ве­ликий Соркар. — Сколько я себя помню, я всегда находился в обстановке исчезаю­щих и появляющихся предметов, в обста­новке, где они приобретали неожиданные чудесные качества.

Соркар — это сценическое имя Портула Чандра Саркара. Он родился пятьдесят четыре года назад в семье фокусника. Фо­кусниками были его деды и прадеды. Имя его далеких предков упоминается в двор­цовых хрониках индийского императора из династии Великих Моголов — Джахангира. Еще тогда семья Саркаров была желанным гостем на увеселительных вечерах импера­тора. Нынешний представитель рода вол­шебников с отличием окончил математи­ческий факультет Калькуттского универси­тета, но он не изменил семейной традиции.

Вместе с тем не прошли даром годы пребывания в университете. На незауряд­ных знаниях математики построены некото­рые номера артиста. Соркар берет кусок теста, залепляет им свои глаза. Поверх надевается непроницаемая повязка из черного бархата, за­тем еще одна повязка. На сцену выносится большая классная доска. Желающие ил публики пишут на ней мелом любые мно­гозначные цифры. С поразительной быст­ротой Соркар множит в уме эти числа, из­влекает из них квадратные, кубические корни, возводит их в третью, четвертую степень. Ответы он ставит точно под запи­сями зрителей.

Затем математика уступает место шу­точным рисункам. Вы можете изобразить на доске прямую линию, круг, замыслова­тую спираль, все, что угодно. Не снимая повязок, Соркар дополняет «каракули» двумя-тремя штрихами и на доске уже не­сется бесшабашный всадник, или хитро подмигивает бородатый представитель ин­дийской секты сигхов в традиционном тюрбане, или появляется индийская тан­цовщица. Мне рассказали, Соркар еже­дневно тренируется в искусстве шаржа.

Огромный опыт нескольких поколений унаследовал Соркар. Ему известны тысячи трюков, демонстрировавшихся еще две, три сотни лет назад, и в то же время пос­ледние новинки «электронной» иллюзии. Он словно перестал разделять сцену и пов­седневную действительность — сложнейшие трюки он демонстрирует для собственного удовольствия. Сотни рассказов ходят о неожиданных шутках Соркара над родными и знакомы­ми. Когда Великий Маг женился, на торже­ственном обеде его теща подала ему блю­до со сладостями. «Кто-то вас обманул, — сказал Соркар, открывая крышку. — И не положил сюда ничего». Изумленная жен­щина, сама отбиравшая сладости, увидела пустое блюдо.

В Париже Соркар, удивляя прохожих, ездил на велосипеде по оживленным ули­цам с завязанными глазами и головой, покрытой до самых плеч глухим черным мешком. В Лондоне в присутствии врачей «отрезал» у своего ассистента кончик язы­ка и тут же вновь «приживлял» его на место. Соркар не боится, что секреты его трю­ков узнают. Его копилка неистощима. Он уже выпустил около десятка книг с описа­нием фокусов и иллюзионных трюков. И продолжает изобретать дальше. Меня заинтересовал трюк с исчезающим автомо­билем. Во время представления на сцену въехал небольшой автомобиль, в него усе­лась ассистентка Соркара. А потом вдруг с хорошо освещенных подмостков автомо­биль исчез, словно растаял.

— Как это делается? — спросил я ил­люзиониста в антракте.
— Очень  просто. Специальная система подсвета делает машину то видимой, то невидимой.

Просто! Но я так и не смог до конца разобраться в секретах трюка. Да и лондонские врачи до сих пор недоумевают: настоящий кончик языка они держали в руках или это была искусная подделка?

Соркар сравнительно редко выступает в Индии. Большую часть времени он нахо-дктся в зарубежных поездках. С большой теплотой Соркар вспоминает свое турне в Советский Союз, хотя был у нас всего один раз.

— Необыкновенно дружелюбные люди в Москве и Ленинграде, — говорит он. — Необыкновенно сплоченный и гостеприим­ный народ. Вы знаете, советские специа­листы снабдили меня великолепной осве­тительной аппаратурой, и я вожу ее теперь повсюду. Гастроли в вашей стране навели меня на мысль создать номер «Спутник». Вы его видели, он пользуется большим успехом. Кстати, когда я показывал его в Америке, от меня потребовали изменить название. Американцы знают номер как «Ракета». Но для меня он всегда оставался «Спутником», памятью о Москве.

Соркар мечтает вновь побывать в Со­ветском Союзе. Он хочет привезти к нам представителя восьмого поколения знаме­нитого рода иллюзионистов, своего сына Соркара-младшего. Как и отец, Соркар-младший окончил Калькуттский универси­тет, получил звание бакалавра наук, но считает своим призванием сцену. Отец и сын приготовили и два новых волшебных акта: «Из пушки на Луну» и «Живой экран». Во время первого номера ассистенткой за­ряжают большую пушку и стреляют. Де­вушка оказывается на «Луне» — в большом закрытом шаре под потолком сцены. Во время второго номера Соркар с сыном по­являются сначала на киноэкране, а потом шагают с него на сцену, чтобы продолжить представление.

В. КУРАНОВ

Журнал Советский цирк. Июнь 1968 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100