В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Советский цирк в Испании и Португалии

Советский цирк в Испании и ПортугалииИтак мы едем в Испанию! Мы едем еще и в Португалию.

Но Испания... Юность людей моего поколения овеяна романтикой национально-революционной борьбы испанского народа, дружбой с испанскими детьми, с которыми многим из нас довелось дома, на родине, сидеть за одной школьной партой, а потом — за студенческой скамьей и вместе с ними произносить по-русски такие привычные нам с детства слова: «дружба», «земля», «небо», «трава»...

И вот мы едем в Испанию. Но не праздными туристами, а на гастроли. И советский цирк впервые предстанет перед испанской публикой. Как нас примут? Любят ли там цирк и каков он? Мы едем первыми, и потому обо всем этом — самые скудные сведения.

Наскоро соорудив в Мадриде в большом Дворце спорта манеж, мы ночью, не имея времени ка репетиции, в присутствии представителей прессы устраиваем прогон. Прошел он из рук вон плохо — что ни номер, то завал. Импресарио за голову схватился: ведь завтра премьера!

Но ведь не случайно слава советского цирка разнеслась по всему свету. И в ней частица труда и мастерства моих товарищей, которые здесь, со мной, и которые не раз покоряли сердца зрителей в разных уголках земли. Но когда после объяснения с импресарио я вышел к своим, они молча сидели в автобусе, подавленные случившимся. Как мог, я приободрил их шуткой, и мы отправились отдыхать.

Назавтра премьера состоялась. И прошла она так, словно и не было накануне того злополучного прогона, а затем бессонной ночи. У каждого получалось все, и каждый получил столько аллодисментов, возгласов "браво", "бис", что от сомнений в дальнейшем успехе не осталось ни облачка даже у импресарио. А из зала, что нас особенно растрогало и дало заряд на все последующие гастроли, неслись возгласы: «Да здравствует Советский Союз!», «Мир — дружба!»

Пресса подхватила наш успех. Вот заголовок в газете «Инфемасьонес» на следующий же день: «Незабываемая ночь в Мадриде с советским цирком». А вот. что писал другой автор в статье Советский цирк во Дворце спорта: «Спектакль, показанный советским цирком, никого не оставил равнодушным или разочарованным. Слава, сопровождающая его повсюду, подтвердилась в Мадриде в течение двух с половиной часов триумфального выступления». Статья в иллюстрированном еженедельнике Актуалидад экс-панвола имела примечательное название: Советское культурное посольство в Испании. Начиналась она с того, что Владимир Ильич Ленин в 1919 году подписал известный декрет, по которому цирки в нашей стране стали государственными. И далее в ней рассказывалось о той помощи, которую государство оказывает развитию циркового искусства в нашей стране, о льготных пенсиях артистам, о почете, которым окружены наши мастера манежа. Словом, обо всем том. что для нас привычная повседневность и что за рубежом неизменно вызывает восхищение, а у нас, артистов, еще большую гордость за свою страну.

Надо сказать, что в Испании интерес к нашей стране огромный. Да и знают о ней довольно много. Те испанские дети, которые были у нас и у которых теперь уже у самих есть дети, вернувшись на родину, не забыли того, что сделала для них наша страна. Они вспоминают Советский Союз добрым словом. Со многими из них (несмотря на, как бы это поделикатнее выразиться, чрезмерно пристальное внимание к нам властей в мундирах и без оных) мы виделись, беседовали. Некоторые говорили, что своим сегодняшним куском хлеба обязаны образованию, полученному у нас.

Особенно трогательной была у меня встреча с двенадцатилетней девочкой. которая родилась в Москве. Впоследствии ее родители переехали в Мадрид. Девочка была ка нашем представлении. Она хорошо говорит по-русски, но продолжает тщательно изучать наш язык. Все. что связано с пребыванием в СССР, считается в этой семье самым лучшим, самым светлым: отец, мать и дочка мечтают вновь хотя бы раз побывать у нас. Девочка подарила мне свой рисунок, на котором контурно изображены СССР и Испания и два человека, соединенные в дружеском рукопожатии.

Как-то группа молодых рабочих пригласила нас в свой клуб. Но власти запретили эту встречу. Тогда мы пригласили ребят к себе, за кулисы во Дворец спорта. Вновь последовало запрещение. Когда же мы сами вышли к ним на улицу и уже завязалась сердечная беседа, обмен сувенирами, то и тут власти не оставили нас своей «заботой» о порядке. А порядок таков: собираться более чем пятнадцати человекам на улице нельзя. Пришлось, разделившись по три-четыре человека, отправиться в близлежащие кафе. Между прочим, ребята эти рассказали, что ряд молодых рабочих этого клуба изучают русский язык — настолько велик интерес к нашей стране.

Много интересных встреч было у нас и с людьми искусства — актерами. художниками, писателями. Назову хотя бы некоторых: Сарра Монтьель, Антонио. Мария Монтес, Ками-ло Хосе Села и удивительная Люсера Тена, о встрече с которой хочу рассказать немного подробнее.

В один из наших выходных дней профсоюз или, как в Испании говорят, синдикат артистов, в который входят и щфковые, и театральные, и эстрадные актеры, устроил в нашу честь специальный вечер. И устроил его как-раз в «Корраль де ли Морериа»— в «Мавританской таверне », куда стремятся попасть тысячи людей, чтобы увидеть знаменитый фламенко с неповторимой Люсерой Теной и ее ансамблем. Фламенко испано-цыганский фольклорный танец, который исполняется с кастаньетами в сопровождении певца и солирующей гитары. Все эти три компонента—танец.

Певец, гитара — обязательны, составляя как бы единый сплав. Причем, вся прелесть и неотразимое впечатление от фламенко в том, что каждый раз—это импровизация: танец творится на глазах зрителей. Так вот королевой «фламенко» и является Люсера Тена, чье искусство увидеть, как я уже сказал, стремятся тысячи людей, особенно, разумеется, туристы, которых в Испании бывает до двадцати миллионов в год. Поэтому многое в культуре и экономике страны ориентировано на туризм. А посмотреть здесь есть что.

Даже нам. хотя мы гастролировали лишь в двух городах — в Мадриде и Барселоне — и очень напряженно работали и, естественно, были заняты, удалось увидеть много интересного. Мы были в музее Прадо в Мадриде и в музее Пикассо в Барселоне, посетили Толедо — древнюю столицу страны, аббатство Монсерат и деревню Пуэбло — этакую мини-Испанию, океанарий с удивительной дрессировкой дельфинов, Мадридский музей прикладного искусства, был)? на выставке Миро, видели шхуну Колумба и памятник Сервантесу. И конечно же. корриду и самого знаменитого сейчас тореадора Эль Кордобеса. А когда едешь по Толедо, прямо по обочине дороги стоят чуть ли не на целый километр керамические изделия — работа знаменитых толедских мастеров. Останавливаешь машину перед приглянувшейся вещью — и покупаешь любую. И на все это километровое богатство порой маячит где-то в середине лишь отец с сыном — это дело их рук...

Но я отвлекся. Вернемся к фламенко. Когда мы пришли и сели на места, на маленькую эстраду вышла Люсера Тена и сказала:

— Наша труппа гордится тем, что мы выступаем перед всемирно известным цирком, который уже завоевал сердца испанцев. Мы хотим, чтобы вы чувствовали себя здесь так же тепло, как и мы, когда были в вашей стране на гастролях в 1967 году.

Описать танец этой превосходной артистки невозможно. В длинном платье со шлейфом, с кастаньетами она завораживает. И уже нельзя оторвать глаз от ее рук, стана, прекрасного одухотворенного лица. Просто непостижимо, с какой свободой она на этой маленькой сцене управляется с длинным шлейфом, который послушно повторяет малейшее ее движение. Вот неуловимый жест — и шлейф вдруг белой пеной прибоя вскипает перед нею... Танцы ее — это такое искусство, такой дар. которым природа редко кого-либо награждает.

Потом Тена пригласила на сцену наших молодых артисток — Мамлекат Ташкенбаеву и Светлану Микитюк — и стала учить их испанским танцам. Надо сказать, что у наших это получилось весьма недурно. А затем вдруг, поклонившись, она и меня пригласила. Что ж, пришлось идти...

Вечер завершился дружеским застольем. Радушные хозяева угощали нас национальными испанскими блюдами.

Корриду можно отнести к национальному виду искусства, а можно и к спорту. Но, пожалуй, ни то, ни другое неточно. Коррида —это коррида. И без нее нет полного представления об Испании. В Барселоне мы были на корриде, когда выступал упоминавшийся уже мною Эль Кордобес. Зрелище это своеобразно красивое, но лишь до концовки. Публичное убийство быка, или, как говорят испанцы, «момент истины», для нас совершенно неприемлемо. Нет, мы не ханжи, знаем, как попадает мясо на наш стол. И все-таки мы воспитаны в других традициях.

Когда мы приступили к работе в Барселоне, там шел фестиваль искусств. И выступление нашего цирка стало частью программы фестиваля. Мы приняли участие в кавалькаде. На специально оборудованной машине были установлены наши знамена. В торжественном строю шла по Барселоне машина, на которой развевались советские знамена!

А на нашем заключительном представлении в манеж вышел президент фестиваля и, сказав, что выступление советского цирка было самым значительным и самым популярным художественным событием фестиваля, вручил нам приз — серебряную лошадь в обруче.

Провожать нас а Португалию пришло много народу, в том числе два клоуна, с которыми у нас была встреча в «Клубе клоунов» и с которыми подружились не только наши коверные А. Векшин и К. Васильев, но все мы. Оба артиста держали плакат с русским текстом: «Счастливого пути! До новых встреч!» Мы почему-то были тоже уверены, что встречи еще состоятся. Может быть, потому, что в самом начале, на следующий день после премьеры, мэр Барселоны, устроив прием в нашу честь, подарил нам в знак особого расположения модель одного из фонтанов города. По преданию, испив воду из этого фонтана, человек непременно вернется в Барселону. Мы пили эту воду...

Если в Испании мы работали в спортивных залах, то в Лиссабоне нам предоставили цирк. Причем, необычный — театр-цирк, носящий гордое имя Колизей. Это красивое здание, своим многоярусным залом отдаленно напоминающее старый цирк Чинизелли в Ленинграде, но гораздо большего размера — в нем около четырех тысяч мест.

Хозяин цирка, импресарио Амери-го Ковбой, нервничал — запаздывал наш реквизит. И хотя мы его успокаивали, заверяя, что все будет в порядке, он крайне возбужденно нам говорил: «Это вам не Испания. У меня работали все знаменитости мира. У меня репутация. Да и публика наша знает толк в цирке».

Начали мы вовремя и тоже очень успешно. Вот что, например, было написано в рецензии газеты «Диари де Нотиспас», озаглавленной «Советский цирк —чудо с улыбкой на устах»: «Советский цирк — подлинное чудо... Человеческая ловкость, доведенная до совершенства, до границ магии, ум и терпение, вознесенные до предела человеческих возможностей.™ Тысячи людей, бывших на премьере советского цирка, пережили состояние детского экстаза, вылившееся з апофеоз и овацию, которых до этого не оказывали ни одной труппе, ибо советский цирк вернул нам мир сказки...»

За первой статьей там же последовала и вторая, написанная в таком же восторженном духе. Успех в самом деле был большой — публика буквально после каждого номера устраивала овацию, приветствуя нас стоя. С шести утра люди занимали очередь в кассу цирка, а открывалась она в час дня. И хотя мы дали за неделю тринадцать представлений, билетов для всех желающих попасть не хватало. И это при том, что продавали по несколько тысяч одних лишь входных.

Отношение зрителей к нам было исключительно теплым. Седьмого ноября из зала на манеж бросили пакет. Когда мы его развернули, в нем оказался значок Коммунистической партии Португалии. Мы получили множество писем, в которых авторы, скрываясь под псевдонимами, поздравляли нас с праздником Октября.

Наша годовщина Великого Октября почти совпадает с португальским национальным праздником «Мерседес». И я, с манежа поздравив публику, не преминул сказать, что и у нас нынче праздник — Великий Октябрь. Зал взорвался аплодисментами, раздались возгласы: «Да здравствует Советский Союз!»

А 9 ноября, в наш выходной день, местный синдикат артистов в загородном ресторане «Под крышами Парижа» устроил нам вечер отдыха. В концерте, который они дали, участвовали лучшие силы. Концерт этот перешел затем в дружескую встречу. Под конец наши ребята стали петь советские песни. К ним подсаживались, записывали на магнитофон. А на следующий день по всей стране транслировался этот вечер — в португальском эфиое звучали «Подмосковные вечера» и есенинский «Клен»...

Наверное, дома наши болельщики не простили бы нам, если бы мы, будучи в Португалии, не повидали знаменитого во всем мире футболиста Эйсебио. Так вот мы его видели, даже подружились с ним. И в цирке он у нас тоже был. А я. когда он пришел к нам, выехал с ним на своей медвежьей тройке в манеж. Что творилось в зале, говорить не приходится. Такую же триумфальную поездку совершила другая наша гостья — знаменитая португальская певица Амалия.

Несмотря на большую занятость, мы все-таки нашли время, чтобы дать в зоопарке бесплатное представление для детей Лисабона. Кстати, я подарил им четырех медвежат. На это представление мы пригласили и музыкантов, которые нам аккомпанировали в цирке. И хотя они вообще никогда не выступают бесплатно и это неожиданное предложение казалось им, профессионалам, имеющим работу. по крайней мере нелепым, они, беззлобно посмеиваясь друг над другом, все-таки поехали с нами. Но зато, когда музыканты увидели, какой их ожидал успех, они посчитали за честь, что выступили в этом концерте и горячо благодарили нас. Надо было видеть, с каким почтением после этого они с нами раскланивались.

Под конец наших гастролей произошло очень приятное для нас, но довольно забавное событие. Импресарио впервые за сорок лет своего директорства издал приказ. В приказе говорилось, что у него работали все лучшие цирки и отдельные цирковые номера мира, но такое высокое мастерство, актерскую дружбу, сплоченность и товарищество в коллективе он видит впервые.

А иначе у нас и быть не может. Успех каждого — это общий успех. Отработав свой номер, любой из нас шел ассистировать товарищу. В мире капитализма такое невозможно. Там каждый за себя, а частенько и против всех, чтобы быть как раз за себя...

В последний день ко мне, как художественному руководителю, импресарио обратился с просьбой разрешить проводить нас по-своему. Я согласился и как-то забыл об этом. И вот уже окончил я свое заключительное выступление, стою, отвечая на горячие приветствия публики, как вдруг свет погас, серебристые прожекторы взметнулись к куполу, из-под которого, словно крупные хлопья снега, посыпались живые лепестки роз. Их было тысячи и тысячи. Нежный аромат заполнил огромный зал...

Да, успешно прошли гастроли нашего коллектива. За восемьдесят дней мы дали сто десять представлений, на которых побывало около семисот тысяч зрителей. И для меня лично эти гастроли тоже были исключительно удачными. Но со мной особый случай. У меня ведь в Испании есть свой талисман. Знаете, что изображено на гербе Мадрида? Медведь у дерева...

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100