Советский цирк в Турции - В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ
В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Советский цирк в Турции

Ясным осенним утром в одес­ский порт вошел теплоход «Латвия». Среди пассажиров, прибывших этим рейсом, была большая группа артистов советского цирка, впервые побы­вавшего на гастролях в Турции.

Их с дружеской сердечностью встретили работники Одесского цирка. Наш специальный корреспон­дент Ян Островский попросил участников гастролей поде­литься с читателями журнала «Советская эстрада и цирк» своими впечатлениями. Ниже публикуется это свое­образное коллективное ин­тервью. Его открывает руково­дитель поездки В. Пахомов:

— В Стамбуле, где начались гастроли, нам предоставили для вы­ступлений вполне современное, удоб­ное здание Дворца спорта. В течение трех дней мы подвесили аппаратуру, подготовили артистические и конюш­ни — одним словом, превратили спортивное помещение (оно, между про­чим, вмещает четыре тысячи шесть­сот человек) в настоящий цирк. Премьера состоялась при огромном стечении публики. На спектакле при­сутствовали видные представители общественности, культурных и дело­вых кругов. Среди них — глава стам­бульского муниципалитета Хашим Есан, губернатор Ниязи Аки, коман­дующий местным военным округом Селями Пекюн. Из Анкары приехали многие сотрудники нашего посольства и генерального консульства во главе с послом Н. С. Рыжовым.

Не боясь впасть в преувеличение, могу сказать, что премьера прошла блестяще, успех был сенсационный. Каждого участника программы — дрессировщиков А. Александрова-Федотова и И. Кудрявцева, туркмен­ских джигитов во главе с Д. Ходжабаевым, танцовщицу на проволоке Н. Логачеву, эквилибристов Н. и В. Беньяминовых, гимнасток с ренскими колесами Балакиных, жонглера на лошади Н. Ольховикова, воздуш­ных гимнастов И. и П. Щетининых, прыгунов, руководимых Ю. Быков­ским, исполнительницу пластического этюда Н. Голубцову, воздушную гимнастку Э. Козлову, дрессировщика собачек Н. Ермакова, жонглера Н. Ширай, коверных И. Девяткина и Е. Кружкова — зрители провожали с манежа восторженной овацией.

Первое представление как бы задало тон всей гастрольной поездке. Об этом можно судить хотя бы по таким данным: за двухмесячное пребывание советского цирка в Стам­буле было дано 78 представлении, которые посмотрели, по подсчетам турецкой стороны, примерно двести пятьдесят тысяч зрителей. Между прочим, на одном из спектаклей при­сутствовала большая группа высших чинов турецкой армии во главе с на­чальником генерального штаба Джевгетом Сунаем. От его имени совет­ским артистам были преподнесены три огромные корзины цветов.

Должен заметить, что Дворец спорта, где шли наши гастроли, был в тот период важнейшим центром культурной жизни Стамбула. Совет­ские артисты, все без исключения, трудились очень напряженно. Особен­но радостно работали мы по средам, в так называемые народные дни. В такие дни мы давали по два пред­ставления, билеты на которые про­давались по значительно сниженным ценам (кстати, для детей и студен­тов билеты всегда были удешевлен­ными). Очередь в народные дни вы­страивалась задолго до открытия кассы. Еще с ночи тысячи стамбульцев терпеливо дожидались возможно­сти приобрести заветные билеты. Спустя два месяца мы перекоче­вали в Измир. Там в то время про­исходила XXXIV Международная яр­марка (замечу, к слову, что советский павильон пользовался особым успехом — в нем побывало более двух миллионов человек). В Измире спектакли шли в неизменно перепол­ненном шапито на три тысячи шесть­сот мест. Здесь, несмотря на боль­шую жару, коллектив дал за 32 дня 59 представлений, то есть почти ежед­невно по два спектакля. Около двух­сот тысяч жителей и гостей Измира были нашими зрителями. Председа­тель муниципалитета господин Осман Кебар любезно пригласил советских артистов вновь приехать в Измир.

— Если согласны, — сказал он,— я закреплю за вами эту единственную в городе площадку, где можно уста­новить шапито.

Хочу с признательностью отметить, что пресса страны в общем-то хорошо отнеслась к нам, подробно и добро­желательно освещала гастроли. Са­мые широкие круги турецкой общест­венности всячески выражали нам свои симпатии. Особенно дорого было нам единодушное одобрение многих дея­телей искусства, с которыми доводи­лось встречаться. Помню, в Стамбуле пришел на наше представление семи­десятитрехлетний Мухсин Эртургул — создатель современного турецкого театра. В 20-х годах он работал в Москве. Мухсин Эртургул с гордостью вспоминает, что стажировался тогда у самого Константина Сергеевича Станиславского, чьим горячим пок­лонником и последователем он счи­тает себя. После спектакля гость за­шел за кулисы и на русском языке, которым он хорошо владеет, взволно­ванно поблагодарил исполнителей. Впрочем, об этом пусть лучше рас­скажет эквилибрист В. Беньяминов:

— Еще в Москве я тщательно готовился не только к выступлениям пе­ред турецкими зрителями, но и к пополнению  своей   фильмотеки новыми кадрами. И теперь могу, как говорит­ся, подвести некоторые итоги. В Турции я снял около  двухсот метров пленки:  улицы Стамбула, Измира и древнего Эфеса, музеи, памятные ме­ста, связанные с жизнью великого сына Турции Ататюрка, уличные сцен­ки и т.  п. Но особенно дороги мне кадры, запечатлевшие встречу с Мухсином Эртургулом и его супругой.
— Мы с женой, — сказал он нам тогда, — получили огромнейшее удовольствие от вашего спектакля. У ме­ня не хватает слов, чтобы высказать наше восхищение. Это необыкновенно!

Потом с несколькими словами к моей жене обратилась супруга госпо­дина Эртургула.

— Жена говорит, что у вас такая опасная работа, там, под куполом... Вы постоянно рискуете  собой. При­мите от нее на память этот   сувенир, — перевел Мухсин Эртургул.

И госпожа Эртургул, сняв с себя маленький медальон в виде лиры, на­дела его на шею моей жене со сло­вами:

— Пусть этот медальон бережет вас от несчастного случая...
— Да, памятных встреч и эпизодов было очень много, — сказал нашему корреспонденту дрессировщик тигров А. Александров-Федотов. — Меня, к примеру, люди узнавали на улице, очевидно, по синему берету, который я постоянно ношу. Многие подходили ко мне, пожимали руку, хлопали по плечу. И, чтобы я окончательно убедился, что меня ни с кем не путают, говорили:
— Каплан!  Каплан! (по-турецки каплан — тигр.).

Очень внимательно относились к нам турецкие рабочие в цирке и уни­формисты. Помню, как были обеспо­коены эти славные люди, когда тигр Акбар, выйдя однажды из пови­новения, пытался броситься на меня. И как они были искренне рады, что все обошлось благополучно. Это мне навсегда запомнилось...

— А мне особенно врезался в па­мять эпизод с сеном, — вступает в разговор дрессировщик собачек Н.  Ермаков. — Это было  в день нашего прибытия в Стамбул, когда мы начали  разгружаться. Возле Дворца спорта  толпились сотни людей, раз­глядывая наших четвероногих питомцев: тигров, лошадей, собачек... В это время подошла машина, доставившая с теплохода очередную партию наше­го груза — сено для лошадей джиги­тов Давлета Ходжабаева. И тут прои­зошло неожиданное: шесть или семь человек весьма преклонного возраста буквально ринулись к  грузовику. Схватив по клочку сена, они стали бережно укладывать их в платочки.
— Русское сено!.. Его дух за вер­сту слыхать, — сказала нам со слеза­ми на глазах одна из пожилых жен­щин на чистом русском языке.

Как оказалось, эти люди — бывшие русские белогвардейцы, которых революция выплеснула за борт родной страны. Теперь они доживают свои дни, снедаемые едва ли не самой страшной из болезней — ностальгией, тоской по родине...

— А мне запомнилась буря, разы­гравшаяся в Измире за три дня до конца наших гастролей, — говорит клоун И. Девяткин.
— С  утра   ветер был  слабый, но к вечеру он словно рассвирепел. И вот во время представ­ления в набитом до отказа  шапито вдруг повалило одну из опорных мачт.

Мы с партнером Е. Кружковым как раз исполняли в этот момент сценку «Насос». И вдруг такое несчастье: ог­ромная мачта чуть не  свалилась на головы зрителей. Но они не растеря­лись: несколько человек тотчас  же подхватили ее, что-то громко выкри­кивая нам. Переводчик крикнул нам:

— Они говорят: «Продолжайте, все в порядке!»

И наметившаяся было пауза была немедленно заполнена...

— Наше   коллективное   интервью будет неполным, — снова берет слово В. Пахомов, — если мы не скажем добрых слов о сотрудниках Одесского цирка во главе с директором П. Ткаченко. Коллектив этого цирка с боль­шой ответственностью, с любовью отнесся к подготовке наших гастролей.

Мы  отправились в Турцию,  велико­лепно оснащенные всем необходи­мым. И там мы не раз с чувством признательности   вспоминали эту за­боту и товарищескую помощь.


Журнал Советский цирк. Декабрь 1965 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100