В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Так создавался номер
   
Так создавался номерВ художественном отделе Союзгосцирка  мне  сказали:
Вас    интересует,    что    нового, примечательного создано за последнее   время   в   цирке?   Поезжайте   во Львов — там  дебютируют  воздушные гимнасты     Анатолий    Петров   и   Алла Забелина.   Чудесный   номер.    О    них стоит    написать.
И вот Львов. Здание цирка, как водится, в ярких, привлекающих внимание афишах. В глаза бросаются имена различных артистов — дрессировщиков, клоунов, акробатов, музыкантов-эксцентриков и... только Петрова и Забелиной в афишах нет. Лишь тщательное изучение рекламного щита дает нужные результаты — где-то внизу нахожу мелкую строчку с их фамилиями.
«Странно, — подумал я, — такой номер и никто не считает нужным привлечь внимание зрителей к нему».
Так создавался номер2Когда я поделился этой мыслью с режиссером цирка Г. Кадниковым, он неопределенно улыбнулся и сказал:
Сначала  посмотрите номер.
А. Петров и А. Забелина открывали второе отделение. Весь антракт на манеже хлопотали униформисты, устанавливая сложную металлическую конструкцию — мачту с укрепленной на ней под прямым углом стрелой, к которой было подвешено основное снаряжение воздушного гимнаста — штамберт с трапецией и кольцами. Наконец, аппарат установлен, и инспектор объявляет номер. Гимнасты взбираются на стрелу, и она тут же начинает медленно вращаться. В дальнейшем все их выступление проходит в движении по кругу. Замысел, несомненно, интересный, но вот номер закончился, а зрители награждают артистов довольно жидкими   аплодисментами.
В чем же дело, почему зрители остались равнодушными? Очевидно, что оригинальная «задумка» не получила должного воплощения. Номер выглядел «сырым», не отработанным ни композиционно, ни в отдельных деталях. В частности, впечатление от выступления артистов намного снизилось из-за отсутствия нужного темпа, медленного движения стрелы, хотя некоторые из показанных трюков заслуживали высокой оценки. Таковы, например, «шпагат» без рук, который делала в воздухе А. Забелина, оригинальный «обрыв» на пятки и другие трюки. В то же время отсутствовал так нужный каждому цирковому выступлению впечатляющий финальный    трюк.
Итак, интересный замысел, отдельные творческие удачи, а в целом что-то неопределенное, незавершенное. Конечно, нельзя требовать от дебютного выступления полной законченности, совершенной отделки всех деталей. Но ведь здесь речь идет не о некоторой шероховатости исполнения, недоработанности каких-то деталей. То, что было показано на премьере Львовского цирка, скорее походило на полуфабрикат номера, дискредитирующий   доброе   начало.
Как же так получилось? Меньше всего повинны в случившемся артисты, проявившие подлинную самоотверженность, сделавшие все возможное, чтобы довести задуманное дело до конца. Достаточно сказать, например, что А. Забелина, эквилибристка по специальности, в короткий срок сумела освоить новый для нее жанр воздушной   гимнастики.
Причина в другом — прежде всего в отсутствии четкой организации в подготовке новых номеров молодых артистов в Союзгосцирке. Случай с А. Петровым и А. Забелиной — лишь один из характерных примеров. А что это действительно так, достаточно убеждает рассказ А. Петрова об истории создания его номера. Она весьма поучительна.
Идея номера у меня зародилась еще в 1958 году, — вспоминает А. Петров. — Ведь до сих пор еще никто из гимнастов не пытался выступать в цирке на аппарате подобного рода. Я советовался со старшими товарищами, режиссером и оформил свой замысел в сценарий, который подал в художественный отдел. Вскоре меня туда вызвали, и на довольно многолюдном заседании зачитали мой сценарий. Надо сказать, что до этого никто из работников отдела не беседовал со мной, не поинтересовался моим предложением. На заседании никто из присутствовавших не выступил против предлагаемого мною номера. Я не услышал ни одного возражения, и однако его без всякого обсуждения отклонили. Такое решение показалось мне настолько несправедливым, что я написал протест в вышестоящую организацию. И только после этого отношение ко мне — по крайней мере внешне — изменилось. В октябре 1960 года были выделены необходимые средства на изготовление аппарата, и вместе с А. Забелиной мы поехали в Минск делать номер. Казалось, у артистов все трудности позади. Но фактически они только  начинались.
Брошенные на произвол судьбы А. Петров и А. Забелина вынуждены были собственными силами искать выход из создавшегося положения. Главная трудность — создание аппарата — целиком легла на плечи совершенно не подготовленных к этому артистов. А. Петрову невольно пришлось превратиться и в художника, и в чертежника, и в инженера-конструктора, и в слесаря-монтажника, и в довершение всего... агента по снабжению. Но ведь одновременно приходилось выкраивать время и для каждодневных, настойчивых репетиций, которые на заключительном этапе стали проходить под руководством режиссера  Г.   Перкуна.
Свет не без добрых людей. Нашлись они и в Минске. Совершенно посторонние цирку люди, в частности главный инженер завода «Кинодеталь» А. Абрамов, оказали помощь молодому артисту, и в конце концов, после девяти месяцев мытарств конструкция была готова. Надо ли, впрочем, удивляться, что получилась она далеко не совершенной, громоздкой, чрезмерно утяжеленной. В довершение всего на первом же испытании стрела под действием собственного веса прогнулась и вышла из строя. Тем не менее просмотр был устроен, и  номер признали   готовым...
А  теперь предоставим слово Г. Кадникову.
Когда я впервые увидел А. Петрова и А. Забелину, — говорит он,— то, честно говоря, был огорчен. Интересная конструкция, интересный замысел. Но все это не получило четкого, ясного воплощения. Были хорошие трюки, но наряду с этим и явные провалы. Номеру не хватало ритма, слаженности, он выглядел рыхлым (паузы между трюками порой достигали 45 секунд!), далеко не завершенным. Естественно, после первого же представления дирекция Львовского цирка вынуждена была снять его с программы, заняться, так сказать, доработкой. Работы здесь было много, а временем мы располагали небольшим, и ремонт скорее носил  «косметический»  характер.
По возвращении в Москву я повидался   с   режиссером   Перкуном.
Еду в Краснодар, — радостно сообщил он. — Буду ставить номер Петрова и Забелиной.
Итак, после того как номер готовили, выпустили, опять готовили и опять выпустили, в третий раз будут готовить... Что и говорить, печальная история. Надо надеяться, что работники художественного отдела Союзгосцирка сделают из нее надлежащие выводы.
Москва — Львов

А. ЧИСТОВ

Журнал ”Советский цирк” май 1962г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100