В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Спектакль о героическом острове

«Революции нужно, конечно, оружие, но цветы революции тоже нужны!»

Так пишет о Кубе Евтушенко, побывавший недавно на этом легендарном острове. Этим цветам революции, ее солнечным, жизнеутверждающим мелодиям и посвящает свою новую крупную работу – двухактную пантомиму – Московский цирк (сценарий М. Местечкина, Ю. Никулина, Л. Кулиджанова).
Прибой спокойно дышит у берега: вдох-выдох, вдох-выдох. Через равномерные всплески волн пробивается другой звук – рокот приближающегося самолета. Самолет идет на посадку, трап подан, пассажиры сходят на кубинскую землю. Водоворот песен, музыки, танцев буквально обрушивается на них. Так принято встречать всех, кто прибывает с добрыми намерениями. Эта интермедия служит своеобразной увертюрой к спектаклю. Радостно встречаются и знакомятся его герои. И, пожалуй, также тепло и необычно встретит своих зрителей в этом сезоне Московский цирк. Не будет ни торжественного выхода униформы, ни традиционного пролога, ни комиков, заполняющих паузы между отдельными номерами. Шум «самолета» послужит сигналом к началу. Хотя, нет, оно состоится еще раньше – в фойе, там на выставке кубинских зарисовок, мы уже мысленно подготовимся к замечательному путешествию. Третий   звонок — оно началось!
На ковре возникает проекция географической карты, на которой очертание  героического острова. А затем на  полиэкране  появляется поэт Евгений Евтушенко. Он  читает свои стихи о  Кубе.  И  не случайно, что  героически-
-романтический     спектакль начинает именно поэт.
Название  спектакля еще   неизвестно,   да   и   не только, название: творческой  группе  предстоит  решить   немало   важнейших     вопросов,    касающихся   и   сценария,    и   постановочной работы. Но кое о чем можно рассказать уже   сейчас. Пожалуй, впервые   за   много   лет коллектив Московского цирка отважился взять в основу очередной пантомимы актуальную тему — тему кубинский  революции.    Хочется   верить в успех начатого, ибо специфическому языку цирка больше всего присущи героико-романтические интонации. Тема сама по себе дает очень благодарный материал, но в то же  время ко многому обязывает.
Куба... Как мы ее себе представляем? Впечатлений, сложившихся из увлекательных рассказов очевидцев, ярких кинокадров, газетных, столбцов,
встреч с представителями замечательного народа уже немало, недаром за жизнью острова следит весь мир. Куба недавно — это вспышки оружейных выстрелов по всей стране, смертоносные для врагов народной армии. А теперь Куба вспыхнула и загорелась    голубыми    огоньками ламп,   которые несут  по  всей  стране учителя-добровольцы.    Куба — это устремленные прямыми стрелами в небо заросли гигантских пальм и бесчисленные строительные краны; это плантации сахарного тростника и самые крепкие в мире деревья, прочные как сталь, «гуаякамы», посаженные рабочими в разных уголках острова в память о Ленине. Это стихи Николаса Гильена и танцы Алисии Алонсо.  А поют, между прочим, на  Кубе почти все.  Итак, гости попадают на карнавал. Веселое праздничное шествие выплескивается через рамки экрана и затопляет манеж. Звуки гитар, марака, темпераментные танцы, шуточные игры, процессии, фейерверки. Карнавал в разгаре. Соревнуются в ловкости юноши. Смельчаки участвуют в родео – укрощении необъезженных лошадей. Родео сменяют упражнения с лассо. Вдруг диктор произносит: «Видите молодого учителя Хуана. Которого знает и любит весь народ? Сейчас он весело танцует и не знает, что через две минуты будет убит. И действительно, выбрав момент, диверсанты вонзают нож в спину учителя. Одновременно с этим раздается взрыв на сахарной плантации. Праздник трагически обрывается.
Сцены розыска шпионов и погони чередуются с вставными комическими и лирическими эпизодами. Кульминация спектакля – взрыв скалы в лагере диверсантов. Хлынувшая из «расщелины» вода затопляет манеж до краев.
Заканчивается пантомима праздником на воде. Вот вкратце вся сюжетная   схема.

Даже из этого короткого рассказа видно, как много интересного обещает спектакль: красочный карнавал, водяная феерия, фейерверк огней и фонтанов, конные игры. Но очень важно для постановщиков, чтобы огонь фейерверков не заслонил главную тему спектакля — тему революции.
Из всей богатой событиями революции взят один эпизод. Но в этом единичном случае надо показать значительное, обобщенное, раскрыть типические черты и воссоздать облик величественных грандиозных событий. Надо сказать, что данная пантомима предлагает ряд сложных задач для режиссуры. До сих пор существует мнение, что цирковая пантомима — это разговорные кусочки, фрагменты номеров (именно фрагменты, так как от номеров фактически ничего не осталось), незатейливо сцепленные скудненьким сюжетом. Но ведь настоящая пантомима имеет право пользоваться только языком жестов, мимики! По силам ли цирку осуществить постановку подлинной пантомимы? Безусловно да. Успешные опыты, проводившиеся в этом направлении (в частности, режиссером М. Местечкиным), служат хорошим подтверждением. Небольшие пантомимические сценки «Черный Том» и «Маленький Пьер» и, наконец, одноактная постановка «Отважные» с успехом выдержали испытание на манеже. Нынешний спектакль — более серьезный экзамен. Это не десятиминутная сценка, вставленная в программу в порядке эксперимента, а полнометражный двухактный спектакль. Не противоречит ли природе цирка, которую мы не мыслим без живого острого клоунского слова, полное молчание участников программы? Некоторые сомнения в этом есть. Но надеемся, что интересные мизансцены и, важнее всего, выразительная актерская подача, на которую перенесется основной режиссерский акцент, восполнят этот «пробел».
 Лишь один голос услышат зрителиЛишь один голос услышат зрители: это голос диктора, кратко комментирующего происходящие события. Во многом определят характерный облик постановки и массовые сцены.
Возникает вопрос: в какой мере постановка станет цирковой? Каким образом можно органично связать специфические цирковые выступления с темой народной борьбы? Построенный на остром злободневном сюжете, не превратится ли цирковой спектакль в театральный? На печальном опыте предыдущих постановок мы с сожалением убеждалась, что основа основ цирка — номер, подчиненный логике развития сюжета, в большинстве случаев утрачивал свою художественную ценность. «Работающие» на сюжет, притянутые к нему «за уши номера» представали перед зрителями довольно в убогом виде. Сюжет нынешней пантомимы построен так, что он дает гораздо больше   возможностей     именно   для цирковых выступлений. Цирковые номера на этот раз совершенно органично вплетаются в сюжетную канву.
Какие же номера мы увидим? Разумеется, тема «просит» помимо обычных спортивно-акробатических выступлений и какие-то номера, которые мы называем экзотическими. И вот тут-то начинаются первые огорчения. Вопреки планам, номер дрессированных обезьян включать в программу нельзя, так как на Кубе обезьяны не водятся. Оригинальное выступление дрессировщика яков В. Тихонова, демонстрирующего фрагменты боя тореадора с быком, тоже отпадает, так как на острове коррида запрещена законом. В крайнем случае, его номер можно оставить, придав ему остро пародийную форму.
Истинно цирковое гротесковое решение получит ряд эпизодов. Вот сценка. Юноша пылко признается девушке в любви, но безуспешно. Красавица остается равнодушной. Тогда он танцует, стараясь привлечь ее внимание. Напрасно. Постепенно он начинает дымиться, а затем уже весь охвачен «настоящими» языками пламени. Голос комментатора поясняет: «Этот юноша сгорел от любви». В конце концов юноша буквально достает любимой с «неба»-купола звезду. Такое, пожалуй, обещали многие, а вот сдержать свое слово можно пока только в цирке! И лед растоплен...
А вот другой эпизод. Врагами распущены провокационные слухи и сплетни. С быстротой молнии проскальзывают они через обывательские уши. У обывателя, которому в последнюю очередь передали ворох болтовни, распухает голова, делаясь в два раза больше обычных размеров. Так цирк находит свою лаконичную и образную форму раскрытия темы. Стремительно будут чередоваться лирические, комические сценки, героические, праздничные. Особенно динамичны сцены погони, которые, кстати, в цирке всегда удачно поставлены. Вот, например, одна из них. Диверсант, полковник Роберте, которого настигает главный герой — Рамон, пытается скрыться от преследования на лодке. На воде начинается напряженный поединок. Воспользовавшись временным преимуществом, Роберте влезает в маленький спортивный самолет, спрятанный в «зарослях» тростника, и взлетает под купол. Но Рамон не отстает, ни на шаг. Борьба продолжается в воздухе и наконец, заканчивается поражением Робертса, падающего с высоты на дно циркового моря. Конечно, такие моменты обычно смотрятся с захватывающим интересом и дают неограниченные возможности для режиссерской фантазии и выдумки. Несколько слов о технической стороне спектакля. Очевидно, одним манежем в такой постановке не обойтись. Помимо просцениума с боковых     проходов     над     манежем поднимутся две выносные площадки.

Интересные творческие находки даст применение полиэкранов. Они станут как бы вторым манежем. Перенесение действия то на экран, то на манеж явится оригинальным преломлением принципа «Латерны магики». Мост, переброшенный через воду, тоже будет иметь необычную конструкцию,
Впрочем, мы, кажется, очень увлеклись рассказом. Хотя о многом еще не упомянули. Например, ни слова не сказано об азартных петушиных боях, которые вы увидите, ни о фигурном плавании. Еще не рассказано о работе режиссеров, художников, исполнителей главных ролей, о технических и трюковых новшествах. Но мы непременно вернемся  к этим вопросам, побываем на репетициях, предоставим слово самим создателям и участникам постановки, обещающей быть очень интересной.
На днях начались  репетиции  этой пантомимы.
Н.   МИХАЙЛОВА
Рисунок В.  ОРЛОВА
 
Журнал ”Советский цирк” август 1962г

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100