В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Три кита

Молодежный коллектив, о котором рассказывается в этой статье, недавно показал свое тысячное представление. Молодые артисты успешно выступали в Москве и многих других городах страны.

Неоднократно они представляли советское цирковое искусство за рубежом. Коллектив был участником VIII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Хельсинки. На Всесоюзном смотре новых произведений циркового искусства-он получил звание дипломанта.

В нынешнем году наш Моло­дежный коллектив отметит свой маленький юбилей — пятилетие. Это — уже не­который опыт, это — вступление в зрелость. Сегодня о коллективе можно говорить, как о сложив­шемся организме. Нам приятно сознавать, что у нас появились последователи — новые молодые коллективы. Нам полезно помнить о них: ведь это будоражит творче­скую мысль, рождает страстное желание всегда быть впереди в этом неминуемом, рожденном са­мой жизнью соревновании. Мы понимаем, что уже в названиях «Юность», «Латвийский молодеж­ный коллектив», «Веселая арена» таится вызов нам. И мы с радо­стью его принимаем. Сегодня, как никогда, активны все творческие силы нашего коллектива. И, всту­пая в зрелость, с радостью наблю­дая за успехами наших «соперни­ков», просто необходимо начать разговор о том, что мешает ныне коллективному творчеству в цирке.

Мешает многое. Но, отбросив все мелкие и средние заботы, оста­новимся на главном. Поговорим о трех китах, на которых, по наше­му мнению, должен стоять цирко­вой коллектив.

Кит первый

Коллектив сформирован, у него есть своя программа, свое имя. Значит ли это, что состав его ста­билен, а программа постоянна, что можно строить общие творческие планы, заглядывая далеко вперед? К сожалению, нет! Дело в том, что коллектив буквально рвут на ча­сти в течение всей его жизни. Причем, всегда этому находится оправдание: где-то срочно надо заткнуть брешь. У нас чаще дру­гих забирают номер Луиджи Бе-зано с дрессированными медведя­ми— номер аттракционного плана, в коллективе необходимый. Быва­ли вещи удивительные. Наших «родных» дрессированных медвевей отправляли в Индию, а в это же время на Кубу и в Мексику с нами ехали другие дрессирован­ные медведи, чужие. Но самое поразительное случи­лось в Омске. Был тот редкий идеальный случай, когда мы от­крывали новый зимний сезон в полном составе, своей программой, и даже Луиджи Безано был с на­ми. Работали с увлечением, с подъемом и с радостью читали каждый день над кассой: «Все би­леты проданы».

И вдруг в самый разгар гастро­лей получаем распоряжение из главка: «Отправить Безано в Ду­шанбе». Распоряжение категориче­ское, не допускающее возражений. Мы все-таки пытаемся возражать, но нам отвечают, что другого вы­хода нет. На нет, как говорится, суда нет: заказываем вагоны на Душанбе. Но через день получаем новое предписание: «Отправить Безано в Магнитогорск». Оказы­вается, в Душанбе выход все же нашли, но теперь надо спасать по­ложение в коллективе «Веселая арена», и для этой цели опять-та­ки пригоден только Безано. А у Безано в это время случает­ся несчастье: медведь сильно по­ранил служительницу, и номер шел только благодаря коллектив­ной помощи товарищей. Однако ни наши просьбы, ни возражения, ни акт о несчастном случае во внимание не принимаются. Люди недоумевают. Им непонятна уп­рямая настойчивость работников отдела формирования, непонятна беспомощность коллектива, который не в силах изменить ход со­бытий. Настроение прескверное. Создается унизительная ситуация: мы не вправе отстоять своего то­варища, сохранить свое представ­ление.

Допустим на минуту, что у ра­ботников главка действительно не было другого выхода. Почему же не обратиться к нам с такой при­мерно просьбой; «В художествен­ный совет Молодежного коллекти­ва. Необходимо срочно спасти критическое положение в новом молодом коллективе «Веселая арена». Нужна ваша помощь. Просим временно дать на подкрепление номер Безано»? Смысл тот же, но как все сразу меняется! Разумеется, мы никогда не отказали бы в помощи нашему младшему собрату. Но в такой просьбе мы почувствовали бы ува­жение к коллективу, к его худо­жественному совету, к его людям. А ведь доброе уважительное отно­шение к нашей работе, к нашему творчеству — это воздух, без кото­рого коллективы жить не могут.

Кит второй

В IV квартале каждого года я, по требованию художественного отдела главка, подаю план работы на будущий год. На этом, по су­ществу, заканчивается вся забота отдела о планомерном творческом развитии коллектива. План этот не обсуждается, не утверждается, материально не подкрепляется. А потому ни разу за четыре года при подаче нового плана у меня не потребовали сколько-нибудь серьезного отчета о выполнении старого. Да и как требовать?! Сред­ства на необходимые расходы ни­когда не определяются заранее, за сроки выполнения заказов ни­кто не отвечает. Все это порождает общую безответственность. Кому это выгодно? Только не коллекти­ву. Ведь есть у нас интересные перспективные планы, но их реа­лизация при существующем по­ложении зависит нередко от слу­чайных причин и обстоятельств, предусмотреть которые удается далеко не всегда.

Приведу только один пример. В нашем коллективе была запла­нирована и даже утверждена на режиссерской коллегии Союзгос­цирка подготовка трех новых кон­ных номеров. Мы рассчитывали, что сумеем создать их, исполь­зуя опыт нашего жонглера на ло­шади, в прошлом первоклассного жокея, В. Теплова. Такая творчес­кая перспектива — большая честь для молодого артиста. Но так случилось, что В. Теплов оказался на месяц вне коллектива. У него появились новые планы, и он пре­небрег интересами коллектива, отказался от работы, которую недав­но отстаивал.

Художественный отдел не на­шел ничего лучшего, как вывести В. Теплова из коллектива и отпра­вить его в гастрольную поездку, даже не предупредив нас об этом, не спросив нашего совета, нашей рекомендации. Нас, как говорится, поставили перед фактом, и мы должны теперь думать над тем, как спасти и осуществить хотя бы часть задуманного. Нет, творчество и стихийность не могут жить рядом. Любой кол­лектив всегда должен знать, к че­му он идет, какие у него возмож­ности, какие творческие дела ждут его впереди. Мы мечтаем сегодня о романтическом представлении «Ровесникам века», о клоунском иллюзионном ревю «Мы работаем волшебниками», о детском спек­такле «Папа, я хочу быть клоу­ном». И мы должны быть уверены в реальности своих замыслов, в том, что никакие случайности не могут помешать их осуществле­нию. Это вера, без которой тоже нельзя жить.

И, наконец, кит третий

Веками складывалась психоло­гия циркового артиста. Она строи­лась на специфических особенно­стях его творчества. Мой номер! — это всегда было основой основ жизни артиста цирка. Вольно или невольно, но он внутренне стано­вился маленьким феодалом в своей вотчине. Эту феодальную психологию сегодня пытаются ломать коллек­тивы. Они несут в цирк новый дух — ощущение спектакля, где артист как бы выходит за рамки своего номера, где стирается поня­тие «мой номер» и рождается по­нятие «наше представление». Само слово «коллектив» исключает премьерство. Цирковой коллектив сегодня — это борьба за будущее нашего цирка.

Ну а как живут сами коллек­тивы? Странно, но они похожи не­редко на ту же феодальную вот­чину, только немного покрупнее. Люди заперты в маленький обо­собленный мирок. Пусть они во многом преодолели личное, «мое», пусть стали жить интересами кол­лектива, увлеклись ими, но разве этого достаточно, чтобы плодотвор­но работать, смело эксперименти­ровать, настойчиво искать и нахо­дить новое, оригинальное? По моему глубокому убеждению, нельзя жить полнокровной твор­ческой жизнью, не зная, что про­исходит в других коллективах, как развивается наше цирковое ис­кусство, по каким путям и доро­гам идет оно.

Три новых молодежных кол­лектива созданы за последнее время. Какие они? Что их роднит с нами? Общность в названиях или нечто большее? Что они стре­мятся утвердить своим существо­ванием? Идут ли они по старым, проторенным тропинкам или из­брали свой путь? А может быть, наше совместное существование — это уже творческий спор?!  Обо всем этом мы ровно ниче­го не знаем. Изолированность, уди­вительная для нашего времени, почти герметическая. Ведь даже меняя предыдущую программу в том или ином городе, мы ее не видим, а ее участники не видят нас. Им надо успеть к открытию в другой город, а мы должны при­ехать не раньше, чем дирекция сможет нас принять. Поэтому мы успеваем увидеть только погрузку.

И снова приходят на память невеселые примеры. В 1963 году состоялся Всесоюзный смотр до­стижений советского цирка. В ре­зультате выявились лучшие номе­ра и коллективы. Не знаю, что ви­дели другие товарищи из этого лучшего, но мы — почти ничего, за малым исключением. А это зна­чит, что мы до сих пор (прошло два года!) фактически не знаем результатов смотра, вернее,»знаем о них только по приказам минист­ра и управляющего, то есть по бумагам. Вот у нас, к примеру, есть очень хороший, на мой взгляд, но­мер «эквилибристы на шестах» под руководством Л. Костюка, по­лучившего звание дипломанта смотра. Но ведь в этом жанре были и лауреаты. Что сделали они для развития своего жанра, какими достижениями завоевали это вы­сокое звание. На глазах у нас тем­ная повязка.

Почему-то во мне сидит глубо­кая уверенность в том, что даже члены большой смотровой комис­сии (а ведь и я была в их числе) не видели в полном объеме все то лучшее, что выявил смотр. Так для чего же и для кого он устраи­вался? И можно ли идти к новому смотру, не зная, какие жанры у нас отстают, а в каких есть вы­дающиеся успехи. Как бы могла, кстати, помочь здесь обычная ки­нопленка, такая доступная и про­стая в наши дни. Не торжествен­ная кинолента, рассказывающая о достижениях советского цирка миллионам зрителей, а рабочая, будничная, для нас с вами. Короче говоря, необходима исчерпываю­щая информация о нашей твор­ческой жизни, между островками-коллективами нужны соедини­тельные мосты. В своей статье я, разумеется, коснулась далеко не всех проблем и трудностей, которые стоят сегод­ня перед цирковыми коллектива­ми. Но я глубоко убеждена, что на­чать этот разговор насущно не­обходимо. И мне хотелось бы, чтобы этот разговор был продол­жен на страницах нашего жур­нала. Как вы живете, цирковые коллективы, какие у вас заботы?
 

Мариэтта РУДИНА, художественный руководитель Молодежного коллектива

Журнал Советский цирк. Март 1966 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100