В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Новый стиль старого жанра Алексея Тве­ленева и Николая Емелюкова

Силовые акробаты Алексей Тве­ленев и Николай Емелюков«Силовые акробаты Алексей Тве­ленев и Николай Емелюков» —  услышали объявление инспектора ма­нежа зрители, пришедшие во Всесоюзную дирекцию на просмотр го­товых к выпуску номеров.

Фрaгмент акробатического номера АЛЕКСЕЯ ТВЕЛЕНЕВА и НИКОЛАЯ ЕМЕЛЮКОВА. Фото A. ШИБАНОВА

«Силовые акробаты»,— мысленно повторила я за инспектором и посмотрела в сторону форганга, вглядываясь в складки занавеса, как в страницы истории. 1930 год. Молодое поколение, ув­леченное физкультурным движением, выдвигает своих кандидатов в премьеры советского цирка. Под марш физкультурников, как на утреннюю зарядку в гимнaстический зал, выходят нa манеж в трусах и спортивных тапочках братья Александр и Василий Яловые...

Физкультурный поток, вначале основательно размывший образную почву циркового искусства, с годами ослабевает и входит в нужное эстетическое русло. Возмужавшие братья Яловые, убедившись в ограничен­ности спорт-стиля, а затем и другие акробатические пары утверждают уже физкультурно-спортивный стиль силовой акробатики, который становится, как писал E. M. Кузнецов, «одной из лучших, характернейших творческих традиций советского цир­кового искусства».

Однако стиль как явление, и ис­торически и социально обусловленное, всегда имеет временные гра­ницы . Рожденный в 30-е, развивший­ся в 40-e и достигший вершины в 50-в годы, физкультурно-спортивный стиль перешагнул шестое десятилетие века, a затем переполз в седь­мое и восьмое, по инерции плодя многочисленных «братьев-близне­цов». И лишь редким артистам уда­валось интересной индивидуальной манерой исполнения разнообразить строгую монументальность стиля. Я вновь вглядываюсь форганг, a от­туда...

Под популярную мелодию на ма­неж выходят, как на прогулку в парк, стройные, сильные, но совсем не ат­летического склада мужчины. B руках y одного журнал, c которым он не хочет расстаться, хотя его спут­ник жестом показывает, что, мол, хватит читать, надо бы и поработать. Номер P. Касеева и Р. Мaнасаряна, в котором рекордная акробатика по­давалась элегантно, c мягким юмором, предлагал не прямолинейно демонстрировать силу, a, наоборот, посредством легкой манеры испол­нения подчеркивать сложность трюковой работы. Такая форма подачи жанра понравилась. Появились пары, более или менее удачно работавшие в этом ключе.

...На арену под веселую музыку выбегают озорные мальчишки. B. Борисенко, который кажется чуть взрос­лее своего партнера, призывает ска­чущего, словно непослушный мячик, A. Бурдецкого серьезнее отнестить к работе.

Однако такая непринужденность выступления силовых екро6атов, как y P. Касеева и P. Манасаряна, B. Борисенко и A. Бурдецкого, встречалась нечасто. A преоблaдали, да и по сей день преобладают, полуобна­женные атлеты, продолжающие под­держивать на своих мощных плечах одряхлевшие традиции когда-то сильного стиля. И зрителям давно уже надоели композиционные и актерские штампы. Надоело видеть Номе­ра, строящиеся по одной и той же схеме, когда один «брат» предла­гает другому «брату» проделать ка­кой-нибудь трюк, когда, сделав якобы последнюю комбинацию, артисты c чувством исполненного долга направляются к форгангу, но инспектор пре­граждает им путь и жестом объясня­ет, что зрители просят исполнить еще что-нибудь, и вот тогда один из «братьев» не хочет больше работать, a другой, стирая платочком c его лба капельки пота, все-таки уговаривает выступить. Ну уж ладно, соглашается уставший «брат». Все эти обязательные атрибуты, переходящие по на­следству из номера в номер, разве не свидетельство стилистического кризиса жанра? Вот и сейчас, поду­мала я, распахнув занавес, выйдет на репетиционный манеж очередная пара «братьев» и... Но что это?

Стрелой рванувшись из главного прохода, проносится по манежу ар­тист, выполняя фляк за фляком. Поч­ти одновременно навстречу ему как 6ы летит второй артист, также ис­полняющий серию прыжков. И не успевает первый через кульбит «вый­ти» в стойку на лопатках, как второй мгновенно пролетает между разве­денных ног партнера. Избежав таким образом неминуемого, казалось бы, столкновения, артисты, не сни­жая темпа, продолжают выступление. Чувство опасности в номере силовых акробатов? Неожиданно, не прав­да ли?

То, что неожиданность — необ­ходимое условие aктивного зрительского восприятия любого номера, На­талья Викторовна Маковская, хорео­граф цирка на цветном бульваре, поняла давно. Поэтому и предложи­ла A. Твеленеву и H. Емелюкову на­звать номер не как-ни6удь, a «Экс­промт». Первая и сразу удачная ра­бота Маковской — номер «Каратэ» — заставил говорить o ней как об интересном режиссере, который ищет новые решения и не боится риска. «Я люблю работать c моло­дежью,— говорит Натaлья Викторовна.— C ней легче решиться на что-то дерзкое, спорное».

Алексей Твеленев и Николай Еме­люков в 1983 году окончили москов­ское Государственное училище цир­кового и эстрадного искусства. Старейший педагог училища Николай Эрнестович Бауман дал ребятам профессиональную основу — сильную трюковую работу отмечали все, кто видел выпускное представление того года. Ребята ушли в армию. Им повезло: обоих взяли в войска московского гарнизона. B армии продол­жали выступaть c номером в ансамб­ле «Молодость», участвовали в ХII Московском фестивале молодежи и студентов.

Ребята повзрослели. Подошла к концу пора ученичества. Пришло верное чувство: для того чтобы в наше время быть по-настоящему творче­ским человеком, надо максимально реализовать все свои способности. Это во-первых. A во-вторых, совер­шенно необходимо, чтобы самопро­явления творческой личности при­несли принципиально новые резуль­таты.

...А. Твеленев и H. Емелюков об­ратились к Маковской. Так началось их сотворчество. Оно оказалось удач­ным, плодотворным. Была найдена современная форма старого цирко­вого жанра. Контрастный стиль брэкданса, сочетающий элeменты хореографии, пантомимической пластики c акробатикой и гимнастикой, стал ключом в образному и драматурги­ческому решению номера. Он про­текает как чередование динамичных трюков, свойственных прыжковой акробaтике — рондет, фляк, арабское сальто, кульбит, и статичных, прису­щих только силовой аробатике. Это стойка верхнего рука в руку, стойка руки в руки, перепрыжки c руки на руку, копфштейн в руке, вращение во время исполнения копфштейна. A помимо акробaтических элемен­тов брэкданса, близких специфике цирка и потому преобладaющих, в номер вкраплены пластичные дви­жения этого танца — «ритмованный» шаг и «узоры волн».

Композиционное построение «Экспромта», оригинально еще и вот почему. Давно утвердилось пред­ставление c цирковом номере как о чередовании трюковых комбинаций и пауз, которыe дают артистам время для отдыха. У Твеленева и Емелю­кова трюковые комбинации заканчиваются не паузой, a элементом брэкданса, в основном акробатическим. Например, после того как оба артис­та одновременно исполняют сольные копфштейны на ковре, они делают «мельницу», упражнение, позаимст­вованное y спортсменов. Только в тан­це этот элемент «сняли» c гимнасти­ческого коня и выполняют на полу. Исполнение «мельницы» органично переходит в стойку руки в руки. Понятно, что такие соединения требуют гораздо больших сил, чем при тра­диционном в этом жанре построении номера.

Обычно паузам в любом номере отводится еще одна роль — они заполняются игрой «манежных отноше­ний», улыбкой, жестом в сторону партнера, приглашением продолжать работу, комплиментом. B «Экспром­те» таких пауз нет. Отношения меж­ду артистами выражаются пластиче­скими движениями пантомимы, что невозможно, в свою очередь, без уникального владения телом. И это, несомненно, хорошо, ведь когда на­блюдаешь за выступлением Твелене­ва и Емелюкова, приходит мысль o гармонично развитом человеке, о его поистине не огрaниченных способностях. Исполняя номер в необычайно быстром для силовых акробатов темпе, на волевом эмоциональном подъеме, эти обаятельныe артисты воплощают тип современного моло­дого человека.

Зрелищность... Как-то само собой произнeслось это нужное здесь сло­во. Выступлeние этик силовых акро­батов необычайно интересно, увле­кательно, оно заставляет Зрителей чуть податься вперед, чтобы запом­нить каждое движение артистов. A ес­ли это происходит, значит, надо ска­зать большое спасибо всем, кому цирк обязан сегодня праздничным обновлением старого жанра.

 

T. КАЛИННИКОВА

Журнал Советская эстрада и цирк. Сентябрь 1986 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100