В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Твори, выдумывай, пробуй

Новая программа, новый но­мер! С каким нетерпением ждут их многочисленные любители циркового искус­ства. Каждая премьера — результат огромного напряжения сил всего творческого коллектива.

И тем до­саднее, когда радость ожидания и волнение первой встречи сменяются разочарованием. В таких случаях ре­жиссер иногда удивляется, почему, мол, на него, как на бедного Макара, все шишки валятся. «Сценарий был рыхлым, артист не нашел интересной формы подачи номера, не отточил исполнения трюков — причем же здесь я?» — обижается он.

Признаюсь, мне непонятны такие обиды. Ведь когда говорят о плохом звучании оркестра, то в первую оче­редь адресуют упреки дирижеру. По­чему же в цирке надо винить за без­вкусицу, плохой репертуар или малопрофессиональное выступление толь­ко исполнителя — гимнаста, жонглера, акробата, клоуна? Ведь над ни­ми есть «высший судья» — режиссер. Происходит это, как мне думает­ся, потому, что режиссер в цирке не всегда является ведущим, правофлан­говым. Не собираюсь отрицать, что за последние годы роль режиссера в советском цирке заметно возросла. Режиссура стала несколько активнее вторгаться в творческую жизнь артистов. Будем справедливы: многие по-настоящему интересные номера, аттракционы, пантомимы, программы явились плодом коллективного творчества артиста, художника и ком­позитора, возглавляемых режиссе­ром. Несомненно, что такое содру­жество  дает  яркие  плоды  — новые по форме и интересные по содержа­нию произведения, отмеченные хо­рошим вкусом, подлинным артистизмом, исполнительским мастерством.

В то же время, как часто еще ши­роко разрекламированный номер вызывает у зрителей разочарование, а порой и откровенную скуку. Неред­ко справедливые нарекания вызыва­ет даже не отдельный номер, а по­строение всей программы — утомля­ют бесконечные эквилибристы с пер­шами, вызывают уныние убогость му­зыкальной эксцентрики, беспомощ­ность исполнителей из смежных ис­кусств, участвующих в представле­нии. Если, например, после исполне­ния «грандиозного» по своей аппара­туре и чисто внешнему оформлению номера раздаются жидкие хлопки, становится ясно: псевдоклассическая манерность, мнимое новаторство и эффектная аппаратура при отсутствии мастерства не могут спасти от про­вала. Значит, режиссер что-то про­глядел, недодумал. Зритель теперь хорошо разбирается в искусстве, его, что называется, на мякине не прове­дешь — ему подавай настоящее ма­стерство, основанное на упорном тру­де, на блестящем знании жанра, яр­кие образы, своеобразное решение каждого номера. И если этого нет, виноват прежде всего «правофлан­говый» — режиссер.

Каким я представляю себе ре­жиссера цирка? Прежде всего, это человек талантливый, отчаянный вы­думщик, изобретатель номеров и ат­тракционов и уж непременно — твор­ческий редактор и соавтор артиста. Кому, как не ему, надлежит перво­му почувствовать рациональное зерно в предложении артиста, загореть­ся идеей, обогатить задумку исполни­теля своей мыслью, опытом, полетом своей фантазии! Разумеется, чтобы указывать, советовать, режиссеру са­мому нужно обладать богатым за­пасом знаний. Он должен быть вы­сокообразованным человеком и обя­зательно досконально знать технологию того вида искусства, в котором работает. Как говорится, ему надо знать все в какой-то области цирка и хотя бы что-нибудь обо всех видах искусства. Я бы разделил режиссеров, рабо­тающих сейчас в цирке, на три категории. Первая — это люди, имею­щие вкус, знающие, как организо­вать действие, люди, окончившие те­атральный институт, но плохо знако­мые со спецификой цирка, с техно­логией жанров, не чувствующие рам­ки трюковых возможностей. Вторая категория — это те, кто великолепно на практике изучил требования мане­жа, но у них часто нет специального образования, не хватает культуры, а значит, нет подлинного вкуса.

Наконец, третья и наиболее мно­гочисленная и активная группа — это артисты, руководящие номерами и аттракционами. Сплошь да рядом бывает так, что, желая обновить свое выступление или создать новый но­мер, они берут на себя функции ре­жиссера. Я вовсе не хочу сказать, что у всех у них дело обстоит плохо. Отнюдь нет! Есть немало исполните­лей — замечательных постановщиков собственных номеров. Опытные Дрессировщики могут позавидовать тому, как акробат В. Запашный изучил принципы дрессуры, как он умело, с выдумкой построил свое выступле­ние. В. Дуров, Н. Логачева, И. Бугри­мова, В. Волжанский, Н. Ольховиков, О. Белоусов, М. Птицын, В. Довейко, М. Егоров... Список великолепных исполнителей, вдумчивых режиссеров можно было бы продолжить. Но моя задача сегодня иная: меня волнует негативная сторона дела. Артист, который готовит свой но­мер, нередко остро нуждается в указаниях умного, знающего настав­ника — опытного режиссера. А какой же будет прок, если наставник раз­бирается в жанре хуже ученика. Мне могут возразить, что кое-какой толк все-таки будет. Режиссер хотя бы заставит артиста больше трениро­ваться, подскажет, в каком костюме выйти на манеж, отрепетирует с ним ту или иную пластическую позу ком­плимента. Но ведь этого мало, край­не мало!

Язык цирка своеобразен. Если сценический образ драматического актера создает и текст его роли и весь антураж театра, то мастер ма­нежа может утвердить себя, свой об­раз при помощи трюков. Трюк пока­жет зрителю, кто находится сейчас перед ним на арене — неудачник или увалень, весельчак или герой. Допу­стим, гимнаст в полете продемонст­рировал безукоризненное двойное сальто-мортале  (а еще  лучше  тройное), и вот уже зритель всецело по­корен им: кому не хочется стать та­ким же ловким, смелым? Технология выполнения трюка для артиста цирка то же, что бельканто для певца, и режиссер обязан в со­вершенстве знать эту технологию. Но охватить одному человеку все многообразие цирковых жанров не­возможно. Значит, он должен знать в совершенстве один-два жанра. Изу­чил, скажем, режиссер технологию дрессуры — ставь номера с живот­ными, знаком ему конный цирк — готовь аттракцион с лошадьми. Если же талантливый режиссер освоил не один, а два-три жанра, тем лучше. Это даст ему возможность комбини­ровать их в номере и представлении, соединять трюки (например, ак­робатики, жонглирования), перебра­сывать между ними мостики, созда­вать блистательные комбинации, а может быть, даже заложить основы нового жанра.

Но и этого еще недостаточно. Ре­жиссеру нужно знать все, что было сделано в жанре раньше, знать его историю, его лучших исполнителей. Таким знатоком в области дрессуры является А. Александров-Федотов — обладатель уникальной цирковой библиотеки, собравший богатейший литературный и иконографический материал по дрессуре. Знание исто­рии помогает не повторяться, под­сказывает, как, отталкиваясь от су­ществовавшего когда-то, искать но­вое. Только досконально изучив все особенности жанра воздушной гим­настики, С. Морозов смог так ус­пешно поставить номер В. Сурковой и номера под руководством Е. Бубно­вой и А. Хазовой. Великолепный при­мер вдумчивой режиссуры показыва­ет ветеран цирка А. Арнольд. Благо­даря скрупулезному знанию дела, умелому подбору тренеров, его «Цирк на льду» смотрится, как пред­ставление «звезд», хотя на самом де­ле труппа состоит из «зеленого» мо­лодняка. С большой выдумкой и ма­стерством поставлен режиссером М. Местечкиным номер музыкаль­ных эксцентриков Е. Амвросьевой и Г. Шахнина.

Печально, когда режиссер берет­ся за постановку номера или аттрак­циона в любом жанре, считая, что служба есть служба. Это никогда не давало добрых результатов. Чем дру­гим, как только непониманием всей сложности задачи, можно, например, объяснить, что способный режиссер Л. Лукьянов взялся сам, не имея до­статочной подготовки, ставить номер «па-де-труа» в программе латышско­го цирка, не привлек к этому знатока конного жанра. Еще один подобный случай. Глав­ный режиссер Тульского цирка А. Вольный решил поставить номер музыкальным эксцентрикам Майоро­вым, хотя и не является специали­стом в этом жанре. В результате, за­тратив на репетиции шесть месяцев, он так и не справился с поставленной перед ним задачей.

Совершенно по-иному обстояло дело с подготовкой Конного цирка. Его успешное создание объясняется прежде всего тем, что работу возгла­вил отличный знаток конного жанра М. Туганов. Перед режиссурой сейчас стоят серьезные и ответственные задачи. Значительно расширяется сеть цир­ков, повсеместно развертывается подготовка к празднованию пятиде­сятилетия Советской власти. Не за горами мировой конкурс по номе­рам и аттракционам, который со­стоится в 1968 году в Москве. Все это требует значительного увеличе­ния количества новых номеров, ат­тракционов и сюжетных представле­ний. Качество этих номеров, мастер­ство исполнителей должны отвечать возросшим вкусам зрителей, способ­ствовать дальнейшему развитию на­шего циркового искусства.

Для этого режиссер должен не только готовить номера, аттракционы, программы, но и заботиться о воспи­тании профессионально-режиссер­ских навыков у артистов — руководи­телей номеров. Его задача — поднять их культуру, развить у них хороший вкус. Одной из форм воспитания должно стать обсуждение новых ра­бот на художественных советах цир­ков и цирковых коллективов. Постоянно пополнять репертуар­ный портфель новыми сценариями, будить творческую мысль мастеров манежа, вовремя подмечать и под­держивать новое, чутко корректиро­вать предложения артистов — вот те основные задачи, которые стоят ны­не перед нашими режиссерами. Их успешное решение по плечу лишь тем, кто профессионально знает цирк, внимательно следит за смежны­ми видами искусств, бывает на спор­тивных соревнованиях, на представле­ниях пантомимистов и т. п. Лишь при этих условиях режиссер сможет твор­чески расти, постоянно расширять свой кругозор, знать все современ­ные веяния в искусстве, достижения в спорте и т. д.

Мне кажется, что давно приспело время организовать учебу молодых режиссеров. Почему в ГИТИСе имеется факультет балетмейстеров, а факультета цирковой режиссуры не существует? Он должен быть. Надо уже сегодня, не откладывая этого де­ла в долгий ящик, позаботиться о подготовке высокопрофессиональных режиссерских кадров для цирка. Ши­роко и всесторонне образованный, вдумчивый, хорошо знающий специ­фику цирка, режиссер способен сде­лать очень многое для развития на­шего своеобразного и яркого искус­ства. Хочется обратиться к товари­щам режиссерам со словами Влади­мира Маяковского: «Твори, выдумывай, пробуй!»


Н. БАРЗИЛОВИЧ, главный режиссер художест­венного отдела Союзгосцирка, заслуженный деятель искусств Литовской ССР

Журнал Советский цирк. Декабрь 1965 г.

оставить комментарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100