В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Учиться наслаждаться искусством

Духовное богатство личности невозможно без знания и понимания искусства. Эстетическая обедненность некоторой части современной молодежи в какой-то степени — результат невосприимчивости к нему.

Когда искусство входит в жизнь зрелого человека, оно может, конечно, се обогатить, придать ей какие-то добавочные краски и интересы, но вряд ли способно совершить в ней кардинальные изменения. Есть жанры (например, серьезная музыка), понимание которых должно, по-видимому, закладываться о раннюю пору — детства и юности. И если в семье процесс приобщения к искусству нередко трудноконтролируем и трудноуправляем, то школа предоставляет блестящую возможность для организованного, планомерного, разумного «внедрения» культуры, искусства — того, что называют воспитанием эстетическим.

Работники Московской филармонии хорошо понимают это. Поэтому вся их деятельность для детей — просветительская в том высоком значении этого слова, о котором говорил В. И. Ленин и которое предполагает самое широкое распространение в народе образования культуры, искусства.

Уже долгое время филармония работает для ребят систематически, с размахом: полторы тысячи литературных концертов за прошлый год — цифра внушительная.

Во имя чего это делается? Во имя того, чтобы новое поколение было художественно образованным, способным, по мысли Маркса, наслаждаться искусством? Бесспорно. Однако художественное воспитание может достигнуть большего и задача его поэтому шире. Искусство, литература не замкнуты в самих себе, они всегда имеют выход «в жизнь» (в смысле се узнавания): несомненна их познавательная функция. Искусство, литература всегда имеют выход «в человека» (в смысле воздействия на него): несомненна их воспитательная функция.

Именно на обостренно восприимчивую юную аудиторию искусство влияет особенно сильно. И если оно правдиво
и честно, прогрессивно и гуманистично, воздействие благотворно: оно способствует выработке прекрасных качеств личности, утверждению лучших черт характера. Чтобы формула эгоизма «я для себя и все для меня» оказалась исключенной из жизни. Чтобы восторжествовало: «я для общества, я для Родины».

Патриотизм — тема обширнейшая, и она варьируется, разнообразно «инструментуется» о литературно несхожем материале — и там. где речь идет о вооруженной борьбе народа (скажем, «Разгром» А. Фадеева), и там, где возвеличивается его трудовой подвиг (например, «Донбасс» Б. Горбатова). Патриотизм не «втолковывается» как сухое абстрактное понятие, он раскрывается как нечто живое, в конкретных, художественно завершенных образах. И чем он зримей, понятней, ближе, тем убедительней. А что может быть ребятам ближе комсомола и его героя Павки Корчагина? Вот почему есть программы, посвященные комсомолу, есть — Николаю Островскому, личности такой житейски простой и такой легендарной, классическому герою-революционеру. пример которого воодушевлял уже не одно молодое поколение. Строки Островского у разных исполнителей звучат по-разному, в зависимости от замысла, от индивидуальности. П. Вишняков без подчеркнутости и выспренности выявляет глубочайшую веру подростка в торжество революции, Н. Соснину интересует в первую очередь героическое начало, мужество и стойкость человека, выполняющего свой гражданский долг.

Возможно, что «Робинзон Крузо» ребятами пятых-седьмых классов уже читан. А теперь об удивительных приключениях этого человека они услышат в исполнении А. Генесина со школьной эстрады. И еще острее, ярче ощутят, что книга Дефо — гимн разуму, мужеству, воле, умению в труднейших обстоятельствах сохранить человечность. А «Овод»? Книга, в которой с такой силой воспеты любовь к родине и бесстрашие революционера, звучащие в живом, непосредственном слове (артист Н. Доброхотов), ззволнует всех — ведь в жизни так много значит понятие справедливости. И разве может не зажечь романтикой ребячьи сердца пламенная тяга Александра Грина к странствиям, его неистребимая вера в мечту, благородство и красоту? (исполняет «Алые паруса» Б. Моргунов).

Но бывает, что поток мыслей, чувств, который идет со сцены, никого не захватывает, не увлекает и, подобно мелким брызгам, не долетев до цели, разлетается в пустоте, если... Если не встречает в зале соответствующий настрой...

...Ведущий объявил название литературной композиции — на этот раз она была посвящена известному деятелю русского революционного движения.— а потом имя исполнительницы. И вот на эстраде актриса в вечернем платье, подтянутая, собранная. А в зале старшеклассники — мальчики при галстуках, нарядные девочки в модных платьях, пришедшие на школьный вечер потанцевать и повеселиться. И вдруг вместо обещанных современных ритмов, вместо легкого кружения... Аудитория заранее настроилась на другую волну и переключить ее на что-то иное было трудно.

Но может быть совсем иначе.

«Тише, идет концерт» — табличка >та, привычная для фойе консерватории, на сей раз висит на дверях актового зала одной из московских школ. Она звучит, как призыв: пусть ничего не нарушит праздника, который совершается за этой дверью. Потому что сегодня здесь действительно праздник — одновременно радостный и серьезный, приобщение к прекрасному.

Систематическая работа с детьми ставит перед Московской филармонией первостепенную задачу — создание репертуара. Продуманного. Отвечающего разнообразным потребностям. Удовлетворяющего многим пожеланиям.

Прежде всего, естественно, произведения должны быть истинно художественными. Но этого недостаточно. Какой репертуар брать? Единства мнений ни в филармонии, ни в школе нет. Одни считают: надо исполнять произведения. которые включены в учебную программу; таким образом, знания будут закреплены. Другие с неменьшим основанием утверждают: надо воспользоваться концертом для того, чтоб выйти за рамки программы и обогатить литературный багаж ребят. Некоторые уверены: ребятам надо больше поэзии. Потому что ее любят, но знают псе же мало, и потому, что она эмоциональнее прозы, с которой дети встречаются на каждом шагу — и в кино, и о театре, и по телевизору. Другие убеждены в обратном: стихи ребята действительно любят и будут читать их сами, следовательно, надо чаще включать в репертуар прозу. И все эти точки зрения разумны, все логичны; истина, вероятно, о умении их сочетать.

Школа предъявляет ряд требований. Одно из них — необходимость учитывать возрастные особенности аудитории. На обычной «взрослой» концертной афише никто не пишет: только для тридцатилетних или только для пяти-десятилетних. В зависимости от разного жизненного опыта люди воспримут литературу по-разному, но они ее воспримут. Однако колоссальна разница между устойчивой, сформировавшейся психикой взрослого и бурно формирующейся психикой ребенка. Школьный литературный концерт немыслим без очень четкого адресата: это только для младших, а вот это — лишь для средних или старших. Ибо даже очень небольшая — в два-три года — разница в возрасте ведет к существенным изменениям в восприятии ребенком мира. Этап, им уже пройденный, тут же перестает быть ему интересным.

Да, необходимо, чтоб было интересно. Но «интересно» — это та яркая, привлекающая обложка, в которую завернуто нечто, ради чего и выходят на школьные сцены серьезные «тети и дяди».

Для маленьких — это прежде всего, конечно, сказки. Их много, в них характер народа, его быт и обычаи, только ему присущие мудрость, наблюдательность, юмор. Когда артист А. Петросян читает «Сказки старого Рашида», персонажи обретают национальное своеобразие. От чего бы это ни шло — от распевности ли его речи, от тактично ли примененного акцента, от умелой ли окраски звука,— но он создает колорит Востока.

В репертуаре филармонии сказок — изобилие. Каждая — как раковинка, что не плавает на поверхности. Чтобы ее раздобыть, малыш должен сделать активное усилие — «нырнуть», раздвинуть половинки сказки-раковинки, и тогда внутри обнаружится ценная жемчужинка— мысль. Воспитательная функция сказки, которая всегда иносказание, бесспорна. Она в самой четкости ситуаций и ясности характеров, в недвусмысленности выводов, на которые наталкивает в осуждении другого, в безапелляционности утверждения добрых чувств.

Впрочем, более или менее «запрятанная» поучительность присуща детскому репертуару вообще. Открытая — делай так, не делай этак — исключается. Главная мысль в сознании ребенка должна остаться четко зафиксированной, но не потому, что на нее направлен указующий перст чтеца, а потому, что она — во всем строе произведения. в системе его образов, во внутренней его тенденции. А идет ли речь о героях сказочных, исторических или сегодняшних — это уже не важно. Важно добиться, чтобы ребенок пришел к правильному заключению сам.

Так поступает артистка И. Шутова, когда по книжке А. Раскина рассказывает о «Папе, когда он был мальчиком»: как он делил два пирожных на шестнадцать частей, как хотел сразу быть и сцепщиком вагонов, и мороженщиком, и ночным сторожем. Она просто рассказывает, а уж тот, кто слушает, самостоятельно делает выводы — что нельзя быть жадным, и не так-то важно, кем быть, лишь бы хорошим человеком, приносить людям пользу.

Несмотря на кажущуюся легкость этого репертуара, доступен он не всем чтецам. Если взрослые слушатели могут следить за внешне бесстрастным чтением, то для детей внеэмоциональное исполнение абсолютно исключено. Им надо образно, им надо воодушевленно. А когда к этому приплюсовывается еще и доброта, простодушное лукавство, вызывающий доверие «серьез» — это подкупает ребячью аудиторию...

На эстраду выходит старейший чтец Н. Эфрос (стаж работы с детьми — лет сорок, количество школьных концертов приближается к десяти тысячам) с программой «Бриф-браф-бруф». От энергичных ли стихов Дж. Радари («Хотим мы по всей прокатиться планете, разведать, что делают дети на свете»); от «Бриф-браф-бруфа» ли — выдуманного ребячьего языка, который неспособны понять сварливые и скучные, а сохранившие молодость души переводят, как избыток сил и восхищение жизнью, а вернее — от всего этого вместе создается общий радостный тон программы. Эфрос легко, не расплескивая внимания слушателей, идет на установление прямого общения с ними — задает вопросы, вызывая на ответы. И статичная форма концерта — актер рассказывает, дети слушают — неожиданно ломается. Сейчас это — совместная игра. В ней с одинаковой увлеченностью участвуют: седой человек — на эстраде и вихрастые — в зале.

Это малышам. Ну а старшим школьникам — «взрослый» репертуар. Из необозримого моря классического наследия выбирается то, что способно взволновать юного слушателя, из советской литературы — то, что наиболее полно и глубоко отражает проблемы современной жизни.

Известно: артиста театра на роль назначают. И если она ему не нравится, то это — источник мучений, а в итоге — чаще всего неудача. В противоположность этому чтец филармонии выбирает репертуар самостоятельно. Следовательно, он имеет полную возможность взять только то, что его «греет». Он вынашивает собственный замысел и выстраивает зачастую собственную композицию. Сфера его творчества, таким образом, постоянно расширяется. Инициатива чтецов является основным источником обогащения репертуара.

Например, творческому беспокойству Е. Кузнецовой — новой для филармонии артистки — обязана своим рождением одна из своеобразных программ последнего времени — литературная композиция повести польского писателя Сат-Ока (перевод Ю. Стадниченко) «Земля соленых скал».

...Гордое индейское племя. И белые захватчики, пытающиеся загнать его в резервацию. И бесповоротный его отказ... И борьба — неравная, героическая... Экзотика? Безусловно. Но не ради нее самой — ради благородной идеи любви к свободе и родной земле. Актриса говорит о том, как племя предпочло неволе голод и смерть. Воздействие на ребячьи сердца рассказа о несгибаемом духе народа, о его мужестве может быть только благотворным.

У Московской филармонии — высокая марка. На протяжении десятилетий она считается как бы академией чтецкого искусства — со многими достоинствами, но и какими-то недостатками. С одной стороны, высокий профессионализм, завершенное мастерство, строгий вкус, а с другой — некоторая закостенелость методов, слабая мобильность. Правда, сейчас наметились известные сдвиги. Они — в притоке новых молодых имен. Они — в духе исканий. Исканий и в сфере репертуара и в сфере формы.

Чтец на эстраде один, и средство, которым он обладает, тоже одно — слово. Оно всесильно и могуче, ибо способно передать и самую сложную мысль и самое тонкое чувство. Но это не означает, что все другое, кроме «чистого слова», заведомо исключается. Ведь применение иных, кроме слова, средств выразительности вовсе не обязательно — дорога к развлекательности. Они правомерны, если словом подсказаны, и для него органичны, если могут ему помочь, подкрепить, развить и обогатить. Это тот случай, когда гармония не в равновесии частей, а в их соподчинении.

Еще совсем недавно считалось, что филармонический чтец имеет право выходить на эстраду лишь с одним оружием — словом. Что ему необязательна музыка, излишни аксессуары. (Хотя один из основоположников этого жанра, В. Яхонтов, как известно, их активно применял.) И вот теперь, рассказывая что-то малышам, некоторые актеры стали показывать картинки, или уже нарисованные, или тут же рисуемые. Ведь ребенок не любит читать книжку без иллюстраций. Так и здесь. К слуховому восприятию прибавляется зрительное: о смешном медвежонке и немыслимой кляксе ребята теперь не только слышат — они их видят.

Если не мешает рисунок, то, может быть, не помешает и пение? Действительно, когда Кузнецова в упоминавшейся программе поет индейские песни, аккомпанируя себе на бубне, это получается весьма уместно. Если так, то, может быть, не лишним будет и костюм? Действительно, когда Петросян в программе восточных сказок выходит в халате и тюбетейке, то это легко «прикладывается» к его своеобразной речи, и зримее становится образ мудрого старика рассказчика.

Художественное чтение вошло о жизнь школы. Чем прочнее закрепится оно здесь, тем культура подрастающего поколения станет выше.

Очень важно, чтобы юные слушатели полюбили искусство художественного слова, которое способно и воспитывать, и обнаруживать пленительность родного языка, и приобщать к красоте.

В. ЛЕВИТИНА, кандидат искусствоведения

оставить комментарий


 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100

купить истории рук pokerstars best choose for online players