В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

Удачное

Якутские гастроли. Часть - 4.

"Удачное" – прочел я название, въезжая в небольшой поселок.
Здесь все было по-другому. Я не мог понять, почему, но все было не так. Первое, на что невольно обращалось внимание, – это отсутствие якутов, коренного населения. Территорию заселяли приезжие отовсюду с просторов "большой и необъятной Родины".
По инициативе директора, мы изменили маршрут, и поехали сразу не в клуб, а за пределы поселка.

– Выходите. Ознакомьтесь с местными достопримечательностями, - сказал наш сопровождающий, останавливая автобус на небольшом пригорке.

Я очень быстро пожалел, что с фотоаппаратом опять получилась накладочка: именно в тот момент, когда он нужен - в нем не оказывалось пленки, а то и вовсе забывал его взять с собой! А снимать действительно было что.
Перед нами, как на ладони, открывалось удивительное зрелище: мимо проезжали невероятной величины машины, трактора и экскаваторы, которые рыли землю; это напоминало какой-то фантастический фильм, и вмиг возникло ощущение, что мы попали на другую планету. Наш автобус и колёса этих машин были, практически, одной высоты. "Коматцу, Катарпилар", - читал я, как мог, надписи на этих гигантах.

- А покататься на них тоже можно? - с надеждой спросил я.
- Нет. Туда даже подходить нельзя, машины не имеют права останавливаться. Если на пути окажется человек, они проедут и по нему.
Мне стало жутковато. Я вопросительно приподнял брови.
- Алмазы, друг мой, - похлопал по плечу наш гид. - С ними никто не шутит. Это самое большое месторождение в Северном полушарии. И нашли его не так давно, сейчас начало разработок, а через несколько лет здесь будет громадная яма, такая, как в Мирном.
Ну, о Мирном мы уже много раз слышали, и знали, что там добывают алмазы, а тут какой-то неизвестный Удачный.
- Так это получается, что их тут "удачненько" нашли?
- Именно поэтому так и назвали. А в той стороне, - он указал рукой, - осуществили ядерный взрыв, и об этом накануне даже не предупредили жителей…

Я вспомнил, как у нас на Чукотке взрывали породу: это было удивительное зрелище, и о нём всегда предупреждали заранее. Обычно, часов в 12 дня ревела сирена, потом наступала тишина, и в небо взлетала сначала порода, затем облако дыма, а после – раздавался грохот и дребезжание стекол. Если стоишь на улице, то чувствуешь на себе легкий удар от взрывной волны.
Здесь же решили все сделать "тихо и незаметно", дабы не наводить лишней паники. Привезли, молча, закопали и так же, молча, рванули. Почти и незаметно, не считая того, что в радиусе нескольких километров все подпрыгнуло, как от икоты. Действительно, ради алмазов не жалели ничего и никого.
Вернувшись в дом культуры, мы, как всегда, отработали два представления. Работа уже стала входить в рутину, наш зеленый микроавтобус всё вёз и вёз нас по новым населённым пунктам. Клубы и дома культуры, где мы выступали, гостиницы, где мы как-бы жили, люди, с которыми встречались и прощались, – пролетали мимо, как сосны вдоль обочины. И, конечно, дороги - длинные, однотонные, - куда же без них?..
В Мирный въехали, как на остров цивилизации, – современно благоустроенный городок. Гостиница, правда, была похожа на деревянный барак, но очень теплый и с уютными номерами (насколько это можно назвать уютом). Мы жили некоторое время на одном месте и выезжали каждый день в соседние деревушки. Появилось ощущение оседлой жизни: уезжали и возвращались в тот самый номер, ничего не нужно было запаковывать и распаковывать. После представления сидели в комнате или гуляли по городу.
В один из таких вечеров открылась дверь, и вошел Ставничук.
- В ресторан пойдете?- спросил он нас с Валей. – Директор клуба приглашает. Просто так туда не попадешь, а с ним даже получим отдельный столик.

Мы сидели на кровати. Я читал, Валя вышивала костюм блестками. Она была моя одногодка, вместе занимались раньше в цирковой студии, поэтому с первых дней гастролей оставались хорошими друзьями. Не буду кривить душой и скажу, что было поползновение сменить наши отношения на "более, чем дружеские".
Однажды мы точно также вместе сидели в номере и смотрели в окно. Если находишься зимой за полярным кругом, то просто не возможно не увидеть северное сияние. Как бы мастерски его не изображали фотографы и художники, выглядит это, примерно, как песочная пирамидка в сравнении с величественным Египетским строением. Сложно передать зрелище, когда все небо от горизонта до горизонта, светится, переливаясь, зеленым неоновым светом! Крутишь головой до боли в шее и не можешь насмотреться на это чудо. Если бы не довольно прохладная температура на улице, можно стоять и очарованно любоваться всю ночь.
Все необычное, как правило, вдохновляет и придает налет романтичности. Вечер, полумрак, и отсутствие посторонних всегда действуют на молодых людей одинаково...

…От поцелуя мы отрезвели одновременно и буквально через пару секунд.
– Что это? – недоумевая, спросил я, вдруг ощущая во рту странный привкус.
– Ты что, никогда не целовался? – ласково спросила Валя, подумав, что я обалдел от поцелуя.
Я облизал губы:
– У меня весь рот горит ужасной горечью! - понятие "сладкий поцелуй" в данный момент не лепилось, ну, никак.
– Ой, забыла… – замялась Валя, – я лицо намазала специальной маской. Кстати, очень хорошо для кожи…
Обычно, в кино я видел женские лица, намазанные сметаной, с огурцами на глазах, но тут была какая-то смесь касторки с канифолью. Горечь усиливалась с каждой секундой. Я побежал искать воду…
Жжение прошло, и всего через три дня вернулась способность ощущать вкус. Я опять был готов к поцелуям. Но на них почему-то уже больше не тянуло; впрочем, как и на ту, которая к поцелуям звала. Дружба возобновилась, и все стало, как прежде.

– Так вы идете или нет? – переспросил Володя, переминаясь с ноги на ногу в своей приталенной дублёнке и шапочке полярника.
Деньги есть, время есть, почему бы не пойти? Я согласился. Валя осталась дошивать костюм.
- Правильно, – шепнул Ставничук на выходе, – с со своими дровами в лес не ходят.
О, какое это неповторимое ощущение, когда тебя проводят мимо очереди, и сажают за специально заказанный столик! Бросалось в глаза то, что все официанты весело, быстро и элегантно обслуживали присутствующих. Бутылки с лимонадом и пивом носили ловко между пальцами, по 5-6 штук за раз, и тут же лихо открывали их ножами или вилками, которые лежали на столах посетителей. Особый шарм состоял в том, что время от времени крышечки подлетали вверх и отправлялись на другие столы. Клиенты заведения были к этому привычны, поэтому спокойно вытаскивали их из тарелочек и стаканчиков, продолжая веселиться и радоваться происходящему.
Мне от души нравилось всё вокруг: это же было мое первое самостоятельное посещение ресторана, да еще и с шампанским! Напротив нас сидела компания, которая с любопытством поглядывала в нашу сторону, не понимая, кто мы такие. Они пришли уже после того, как музыканты, по просьбе нашего приглашающего, сообщили всем, что "у нас в гостях артисты цирка". При этом директор клуба сам встал и поклонился хлопающему залу.
Я пригласил на танец из-за соседнего столика девочку с пепельными волосами. Мне нужно было долго объяснять, кто же они такие, цирковые артисты. За один танец сделать этого не удалось, поэтому приглашал только ее весь вечер, и объяснял, объяснял, объяснял…
Наверное, речь моя была достаточно красочна и убедительна, поскольку на предложение проводить ее домой, девушка кивнула одобрительно головой. Не имея ясного плана - "а что потом?"- не строя никаких иллюзий, я просто наивно провожал её, как школьники провожают своих одноклассниц. Света, как звали мою спутницу, была хозяйкой квартиры, в которую скромно позвала меня на чашечку чая. Так как я всегда был любителем "гонять чаи" в 2 часа ночи, то легко согласился. Мы сидели на кухне, и я, не переставая, рассказывал интересные истории из цирковой жизни, она мило улыбалась, иногда зевала. Как оказалось, в доме мы были не одни: кто-то приходил, уходил, изредка в кухню заглядывали ее подружки и о чем-то шушукались со Светой. До меня стали долетать отрывки фраз "...какой-то несмелый", "он что, грузить разговорами будет до утра?", "…сегодня тебе не повезло".
Не понимая, о чем они говорят, я был очарован Светой – девушкой с пепельными волосами. Пока они шушукались, я глоточками горячего чая разбавлял шампанское в своём желудке, и от этого становилось тепло и приятно. В голове все пошло по кругу, я встал и попросился домой.
– О, уже шесть утра! – сказала моя знакомая и чуть толкнула меня на выход.
…Выйдя на улицу, я еще долго смотрел на название улицы и номер дома. Записывать нужды не было, так как запомнил их надолго. Это была моя сама романтичная ночь с незнакомой девушкой, во всяком случае, тогда мне так казалось.
Последующие дни, я ходил и повторял про себя адрес девушки, вспоминая счастливые часы, проведённые с ней: шампанское "от нашего стола вашему", шоколадка, которую я купил из-под полы у официанта, вкусный чай и такие добрые подруги моей пепельноволосой незнакомки… Через неделю я стал писать письма. Зная, что Света - стюардесса местных авиалиний, я надеялся встретиться с ней неожиданно в небе. Со временем мечта о встрече переросла в иллюзию хотя бы получить ответ на свои письма. А через год и она растворилась в небе, где парила стюардесса из города Мирный…

Олег Жовнир

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100