В МИРЕ ЦИРКА И ЭСТРАДЫ    
 







                  администрация сайта
                       +7(964) 645-70-54

                       info@ruscircus.ru

В чем современность

Фрагмент спектакля Прометей, созданного народным артистом СССР B. ВОЛЖАНСКИМ.  Когда писалась эта статья, только закончились зимние школьные каникулы. Две недели цирки были заполнены до предела. Билеты раскупили заранее родители, выстояв очередь, школы, учреждения и профсоюзные организации — по коллективным заявкам. Прошли каникулы, и ко многим руководителям цирков вернулись заботы, как привлечь зрите­лей.

В иных стационарах во время представлений в залах темнеют свободные места. Все чаще приходится слышать утверж­дение, что интерес к цирку падает, особенно y молодежи, что цирк становится зрелищем для детей.

На фото. Фрагмент спектакля Прометей, созданного народным артистом СССР B. ВОЛЖАНСКИМ.

Люди  преклонного возраста ведут в него внуков, чтобы доставить им удовольствие, a самим встретиться с тем, что их радовало в детстве. Но то, что можно было увидеть много лет назад, теперь не увидишь. Цирковое искусство, безусловно, развивается, меняется. И все же для некоторой тревоги есть основание. B чем-то цирк от­стает от запросов сегодняшнего зрителя.

Предпринимаются различные попытки осовременить цирк. Не всегда удачныe. Например, кто-то, исходя из того, что y молодежи популярны вокально-инструментальные ансамбли, включает в цирковое представление выступление ВИА. Ажиотаж вокруг дискотек — заменяют традиционного инспектора манежа диск-жокеем. Однако добавление к цирку того, что модно на эстрадe, не тот путь, которым можно осовременить цирк, внести новое a его развитие. Надо ли напоминать  у цирка свои специфические выразительные средства, и основное — трюк.

Замечу, совсем особое дело, когда создается синтети­ческое представление, в котором объединены классический балет и эстрада, академический хор и выступление спортсменов-гимнастов или фигуристов на коньках, a кроме всего и цирковые номера.

Это особый вид зрелища — зрелища, в одном случае более парадного, в другом — более развле­кательного, которое демонстрируют обычно не стадионе, во Дворце спорта. Здесь свои законы режиссуры, свои достиже­ния и нерешенные проблемы. Но то особая тема.

Сейчас речь идет o представлениях на тринадцатиметро­вом манеже. Теоретик цирка Евгений Кузнецов, рассуждая, по­чему прежде исполнители, выступавшие в балаганах, не дости­гали высот в искусстве, так характеризовал провинциального умельца: «Он ограничивался освоением непосредственных физических заданий, всецело трудился над трюками, которые составляют первичную материю цирка, но не над их шлифов­кой, не над их отделкой и композицией, не над их артисти­ческой н зрелищной формой. Можно сказать, что в основном  он скорее являлся тружеником, нежели артистом и худож­ником».

Исполнители в советском цирке иные, их не упрекнешь в том, что они не думают, как отшлифовать трюк, нередко они обрамляют его танцевальными движениями, разумеется, заботятся o композиционном построении выступлeния, подбирают специальную музыку, костюмы. Но ведь очень важно, насколько выразительны демонстрируемые трюки; несколько продуманно использованы различные виды искусства, — от этого зависит, будет ли убедителен и современен создавае­мый образ, найдет ли он живой отклик y сегодняшнего зрите­ля, y молодежи.

Действительно, как сделать выступление современным, что­бы оно привлекло и увлекло зрителей? Сейчас время больших скоростей. И вот предлагают не терять время на объявления номеров, или объявлять их по радио во время действия. Ха­рaктерны напряженные ритмы жизни — пусть эти ритмы зву­чат в музыкальном сопровождении, a исполнители между трюками не вальсируют плавно, a продeлывают резкие, стре­мительные движения. Верно: для нашего времени хaрактерны большие скорости, напряженный ритм. B каком-то спектакле, наверное, можно объявлять номера по радио или исполнять фрагменты современных танцев. Но, на мой взгляд, этого недостаточно, чтобы номера приобрели современное звучание. Для современного искусства характерно углубленное проник­новение в духовный мир человека, внимание к личности чело­века, к его мыслями чувствам.

Если в номере удается рaскрыть духовную жизнь челове­ка, он становится событием в цирковом искусстве. Чтобы подтвердить это, напомню o номере, поставленном Владимиром Волжанским. B присущей цирку обобщенной форме выступ­ление канатоходцев говорит о порыве человека все к новым и новым высотам. Канаты зигзагами уходят под купол. Купол превращается в звездное небо, музыка доносится будто из Космических далей. Артисты упорно поднимаются все выше к мерцающим звездам.

Это произведение o неустанном стремлении человечества в неизведанные дали, в то же время и o внутреннем мире человека сильной воли, дерзкой мысли, постоянного поиска. Не случайно Волжанский был удостоен Государственной пре­мии СССР. Номер ярко и убедительно отразил современность и отразил по-современному.

На фото. На манеже - АЛЕКСАНДР ФРИШ  Фото А. ШИБАНОВАДругой пример. Немало одобрительных, a то и восторженных слов сказано o жонглере Александре Фрише. Специа­листы утверждают, что есть артисты, которые показывают c кубиками более сложныe трюки. Но успех номера закономе­рен — дело а том, что Фриш сумел показать, как человек осво­бождается от уныния, обретает веру в себя, a эта вepa множит его силы, бeзудеpжнo поднимает энтузиазм.

На фото. На манеже - АЛЕКСАНДР ФРИШ  Фото А. ШИБАНОВА

И еще об одном номере. Чем привлекательно выступление дрессировщика Федора Простецова. Видимо, тем, как охотно собаки выполняют различные действия, тем, что человек и животные — друзья, в их отношениях предельная гармония, Но самое, пожалуй, важное, что это произведение об увле­ченности, мы видим, что, если человек увлечен, он и других увлекает, даже собак, и все свeршает легко, вдохновенно. Средствами цирка здесь сказано o человеке, его чувствах.

Таких номеров разных жанров, в которых человек предста­ет е многообразии своих переживаний, помыслов, устремлений, в  наглядном проявлении характера, не так уж мала. Но, к сожалению, их далеко не большинство. Еще не каждому исполнителю дано то, o чем пишет Ю. Дмитриев в книге «Совет­ский цирк сегодня»: «Настоящий цирковой артист не только ловко умеет исполнять трюки, он действует в определенном характере, в определенном образе на протяжении всего пре­бывания перед публикой

Конечно, создание образа — задача большая и сложная. Вспоминается, как опытный режиссер говорил, что любого мож­но научить стоять на голове, а вот сделать артистом куда сложнее. Однако уровень нашего искусства, и e частности цирка, такое, что мы от каждого исполнителя ждем настоящей худо­жественности.  Акробат, гимнаст или зквилибрист, отдавая силы освоению сложных трюков, считая это главным, все же понимает, что выступление надо как-то выстроить, подобрать эффектные костюмы и музыку, что сейчас иначе нельзя. Но броские костюмы, танцевальные движeния, специальная фонограмма и прочее еще не гарантируют, что исполнитель будет «действовать в определенном характере», что его номер ста­нет созвучен времени.

Иной раз артист, оза6оченныiй тем, чтобы не отстать от моды, подбирает наиболее популярную музыку, раздобывает костюмы, изготовление которых еще не освоил Художествен­но-производственный комбинат Союзгосцирка. Но от этого номер не становится современным. Рецензенты резонно за­мечают, что исполнителю изменил вкус, что танцы выглядят чужеродным элементом. A дело в том, что тaнцы, характер музыки и костюмов не определены общим зaмыслом, да и ясного замыcла нет. Чисто механическое включение e выступ­ление элементов других видов искусства не может сделать цир­ковое представление более привлекательным не только для его верных почитателем, но и для той части людей, которые относятся к цирку безразлично или предвзято.

Конечно же, в представление на манеже могут включать­ся танцы, могут звучать песни. Важно, чтобы не оказывалось исполнение трюков само по себе, a исполнение, скажем, танцевальных па само по себе. Когда молодые исполнители «Воз­душного полета» демонстрировали трюки в воздухе под песню A. Пахмутовой на слова H. До6ронравова «Орлята учатся ле­тать», это усиливало мысль, которую нес номер. Вспоминается выступление Магомедовых на канате. Ларита Магомедова, вос­ходя по наклонному канату, пела. И это обогащало, одухотво­ряло создаваемый артисткой романтический образ. Если вести речь o танцах, то элементы хореографии в номерах конной дрес­сировки Ермолаевых «Русская березка» и «Штраусиана» пре­дельно органичны, без них просто не было бы этих произве­дений манежа. У дрессировщицы гепардов Марины Маяцкой танцевальные движения служат составной частью pаскрытия характера.

Разумеется, можно изменить и традиционный oблик ин­спектора манежа, такое, кстати, делается. Скажем, вместо шпрехшталмейстера во фраке выходит изящная женщина в нарядном платье, что вносит новые краски во весь цирковой спектакль. Начали использовать лазер, бегающий световой луч. Опять же, если это не дань моде, a логически, художест­венно оправдано, то такое вполне правомочно.

На надо ли доказывать, что все выразительные средства, и в первую очередь трюки, должны служить воплощению замысла, созданию образа, раскрытию общей идеи. B совер­шенстве владея трюками так, чтобы техника не сковывала, артист, исполняя трюки, выражает себя, утверждает определен­ные черты характера. Это мы видим в лучших номерах Совет­ского цирка.

Если таких номеров, отражающих духовный мир человека, станет больше, то аншлаги будут не только в дни школьных каникул. Зрители пойдут в цирк, уверенные, что непременно обогатят свое представление о сущности жизни, ее закономерностях, что на манеже будут артисты, которым есть, что ска­зать людям, которые способны раскрыть внутренний мир че­ловека.

 

К. ГАНЕШИН 

Журнал Советская эстрада и цирк. Апрель 1986 г.

оставить коментрарий

 

 


© Ruscircus.ru, 2004-2013. При перепечатки текстов и фотографий, либо цитировании материалов гиперссылка на сайт www.ruscircus.ru обязательна.      Яндекс цитирования Rambler's Top100